Русская линия
Интерфакс-РелигияПротоиерей Николай Балашов12.05.2006 

Мы вплотную приблизились к тому моменту, когда между двумя частями Русской церкви будет окончательно восстановлено полное каноническое единство

Делегаты IV Всезарубежного собора Русской православной церкви за границей подавляющим большинством голосов приняли резолюцию, в которой выразили «решимость уврачевать раны разделения внутри Русской церкви между ее частями в Отечестве и за рубежом». Это событие в интервью порталу «Интерфакс-Религия» прокомментировал секретарь комиссии Московского патриархата по диалогу с РПЦЗ протоиерей Николай Балашов.

— Каково значение резолюции, принятой на IV Всезарубежном соборе?

— На наших глазах свершается историческое событие, символический смысл которого в окончательном преодолении трагических последствий политической и духовной катастрофы, пережитой Россией в ХХ столетии. Разделение с нашими братьями, сохраняющими ту же православную веру, ту же духовную традицию, всегда болезненно переживалось нами. Теперь, верю, близок тот час, когда будет окончательно восстановлено полное каноническое единство и евхаристическое общение. Это означает, что, как сказано в резолюции собора, мы будем вместе служить, вместе причащаться.

Мы приветствуем решение делегатов собора, открывающее путь к скорому исцелению длительного, продолжавшегося более восьми десятилетий разделения между Русской церковью в Отечестве и ее зарубежной частью. Это известие несет с собой действительно пасхальную радость. Восстановление единства имеет огромное духовное значение для Русской православной церкви. Оно очень дорого для всего нашего народа, в чем убеждает и то пристальное внимание, с каким за событиями в Сан-Франциско и за предшествующими переговорами следили СМИ, откликаясь на глубокую заинтересованность российского общества. Будет едина Церковь — крепче будет Россия, где бы ни жили ее дети. Церковное единство нужно для нашего национального возрождения, для укоренения на Родине тех духовных ценностей, носителями которых осознавали себя вынужденные эмигранты времен гражданской войны. Несомненно, что решение о восстановлении единства является и исполнением исторической правды: ведь надеждой на это жили поколения русских изгнанников и их потомков.

Теперь мы вплотную приблизились к той цели, которую наш патриарх назвал в качестве одной из важнейших еще в самом начале своего предстоятельского служения. По правде говоря, тогда многим из нас было трудно надеяться на скорое достижение единства с Зарубежной церковью. Десятилетиями мы жили в атмосфере полемики и взаимных обвинений. В начале 1990-х годов, когда Церковь в нашей стране получила свободу, когда ее жизнь, раньше закованная в тесные, душные рамки, стала всесторонне возрождаться, многие ждали, что теперь и с церковным зарубежьем мы скоро воссоединимся.

Но открытие приходов РПЦЗ в России, появление этой странной «внутренней заграницы», к сожалению, для многих стало не только болезненным ударом, которого не ждали, но и развеяло надежды на единство. Я рад, что в некоторых выступлениях на Всезарубежном соборе это явление получило, наконец, правильную каноническую оценку. Но патриарх Алексий продолжал, несмотря ни на что, надеяться на воссоединение, молиться о нем, обращаться к нашим собратьям за рубежом. И вот в конце 2003 года процесс диалога сдвинулся, наконец, с мертвой точки. Работа комиссий на протяжении двух с лишним лет была непростой, бывали даже драматические моменты, когда некоторым из нас казалось, что цель единства отодвигается на неопределенную перспективу. Но мы учились понимать друг друга, узнавать друг друга. При всех трудностях, было волнующее чувство, что-то, чем мы занимаемся, происходит не благодаря нашей большей или меньшей сообразительности, а по воле Божией. И это, конечно, для нас было источником несказанной радости, что Господь сподобил нас быть участниками Божьего дела. Все это время патриарх проявлял очень большое, постоянное внимание к процессу диалога. Каждый шаг в нем выверялся по тем указаниям, которые мы получали от предстоятеля нашей Церкви.

Несомненно, что восстановление целостности в единой Русской церкви является большим, радостным событием и для всей мировой семьи поместных Православных церквей. Об этом уже ясно сказали в своих приветственных обращениях патриархи Грузинский, Сербский и Болгарский, об этом свидетельствует и послание Всезарубежному собору от афонских монахов, находящихся под юрисдикцией патриарха Константинопольского. Мы верим, что это событие будет способствовать преодолению тех расколов, которые ранее имели место в других поместных Церквах — например, в Элладской, Румынской.

— Когда будет вынесено окончательное решение о воссоединении Зарубежной церкви с Церковью в Отечестве?

— Канонические решения, как указано и делегатами Всезарубежного собора, будут приниматься на Архиерейском соборе РПЦЗ, который пройдет на следующей неделе. Сегодня невозможно с точностью указать сроки, когда состоится акт воссоединения. За два года совместной работы комиссий была проделана большая работа по устранению препятствий к единству. Все принципиальные решения приняты и в предварительном порядке были одобрены иерархами как Московского патриархата, так и Зарубежной церкви. Но есть еще практические и церковно-канонические вопросы, которые предстоит решить. Это относится, например, к приходам РПЦЗ на территории самого Московского патриархата — главным образом в России и на Украине. Есть также вопросы, связанные с положением отдельных священнослужителей. Но все они могут быть разрешены в скором времени, потому что принципиальные подходы к их решению уже намечены.

— Каким будет статус Зарубежной церкви после воссоединения?

— Как указано в резолюции Всезарубежного собора, канонический статус РПЦЗ внутри единой Русской церкви сохранит за ней то самоуправление, которым она и ныне пользуется. Однако будет восстановлено подобающее по канонам отношение этой части церкви к Московскому патриархату и его предстоятелю.

— В резолюции отмечается, что участие Московского патриархата в деятельности Всемирного совета церквей «вызывает смущение» среди клира и паствы РПЦЗ. Как бы Вы могли это прокомментировать?

— Что касается отношений Московского патриархата и Всемирного совета церквей, то и в России, как известно, существуют весьма различные точки зрения по этому вопросу. Священноначалие нашей Церкви неоднократно свидетельствовало, что мы не считаем эту тему закрытой, а вопрос — раз и навсегда решенным. Полагаю, что при дальнейшем обсуждении голос русского зарубежья, несомненно, будет приниматься во внимание. Этот вопрос, как и другие вопросы нашей церковной жизни, мы теперь будем решать вместе. Ведь после восстановления канонического общения все архиереи РПЦЗ станут членами Архиерейских соборов Московского патриархата, будут участвовать в принятии всех общецерковных решений.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=82


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru