Русская линия
Русская линия Андрей Иванов02.07.2007 

Судьбы лидеров русского национализма после февраля 1917 г.

1917 год стал годом окончательного распада Всероссийского национального союза (ВНС). Представленный накануне Февральской революцией уже тремя фракциями в Государственной думе (фракцией националистов и умеренно-правых под председательством П.Н.Балашева, фракцией прогрессивных националистов под руководством графа В.А.Бобринского и группой центра П.Н.Крупенского) ВНС уже не имел никакого реального веса для того, чтобы воспротивиться надвигавшейся катастрофе. Более того, некоторые его члены — убежденные русские националисты — примкнув в 1915 г. к либеральной оппозиции (Прогрессивному блоку) немало этой катастрофе способствовали…

Двуглавый орелНе имея возможности в рамках небольшой статьи подробно рассказать о судьбах всех лидеров и активистов ВНС, отметим хотя бы наиболее ярких и известных из них — прежде всего бывших членов Главного совета Всероссийского национального союза и наиболее ярких депутатов-националистов Государственной думы. Не будем мы останавливаться и на судьбах переживших трагический 1917 год бессменного лидера ВНС П.Н.Балашева и одного из ведущих идеологов союза — профессора П.И.Ковалевского — они довольно подробно излагались нами в предшествующих публикациях. Стоит лишь внести одно существенное уточнение относительно Балашева. Как сообщила автору этих строк дочь соратника лидера ВНС Ф.Н.Безака — Ксения Федоровна, П.Н.Балашев пережил Вторую мировую войну и в 1950 году еще проживал в Марокко.

Немало на сегодняшний день написано и о таком идеологе ВНС как М.О.Меньшиков, ставшего одной из первых жертв красного террора. Отметим лишь, что буквально с первых дней «великой бескровной» Меньшиков разочаровался в Царской Династии. В марте 1917 г. он опубликовал в «Новом времени» ряд статей («Жалеть ли прошлого?», «Кто кому изменил?» и др.), в которых всю вину за разразившуюся революцию возложил на Государя. Называвший себя ранее монархистом Меньшиков неожиданно для многих запел совершенно другие песни: «…Подавляющее большинство из монархов были слишком невыдающиеся, слишком заурядные люди. И вот в руки этих-то слабых и НЕУМНЫХ людей, очутившихся в вихре лести и измены, попала историческая судьба великого народа…»; «Боже, до чего прав я был, чувствуя задолго до войны глубокое возмущенное и презрительное чувство к Николаю II! Он погубил Россию, как губит огромный корабль невежественный или пьяный капитан…»; «При жизни Николая II, — писал Меньшиков в дневнике уже после расстрела Царской Семьи, — я не чувствовал к нему никакого уважения и нередко ощущал жгучую ненависть за его непостижимо глупые, вытекавшие из упрямства и мелкого самодурства решения <…> Ничтожный был человек в смысле хозяина…» [10; С. 314−316]. «Да будут благословлены дни, когда свободная речь стала возможной!», — восклицал Меньшиков со страниц «Нового времени» [8; 11(24) марта]. Однако восторг перед «февралем» быстро стал угасать. Вскоре Меньшикова отстранили от работы в газете, и он был вынужден перебраться с семьей на дачу на Валдае, практически полностью лишившись средств к существованию (в поисках заработка ему пришлось устроиться на работу конторщиком). А 14 сентября 1918 г. он был арестован новгородской ЧК и обвинен в участии в «монархическом заговоре», главой которого он якобы являлся. 20 сентября того же года как «черносотенный публицист» Меньшиков был расстрелян на берегу Валдайского озера на глазах у жены и шестерых малолетних детей (похоронен на кладбище возле храма св. апостолов Петра и Павла г. Валдая, посмертно реабилитирован прокуратурой в 1993 г.).

Выждав две недели с начала революции, круто повернул влево и член Главного совета ВНС, редактор считавшейся рупором русского национализма газеты «Новое время» М.А.Суворин. «…Петроград встал как один человек и совершилось великое событие <…>, когда в несколько часов одна шестая часть света руками петроградцев скинула с себя оковы <…> и стало всем ясно, кто наш самый страшный враг, приносящий в жертву честолюбию, наживе, разврату и выдающий с головой врагу нашу великую Родину. <…> Если Москва выбирала самодержавных царей, то пусть Петроград в лице Учредительного Собрания выберет ту новую свободную форму правления, которую продиктует ему воля народа. Петроград прорубил окно в Европу, пусть же он проложит и первый путь к свободной жизни великого народа», — писал он в редакторской статье [14]. После Октябрьской революции Суворин некоторое время проживал на Юге России (Гагра, Ростов-на-Дону), в январе 1920 г. эмигрировал в Болгарию, а затем перебрался в Королевство сербов, хорватов и словенцев в Белград, где возобновил издание «Нового времени» (1921−1930). В эмиграции Суворин уже не любил вспоминать своей реакции на февральскую катастрофу, называя ее уже не иначе как «мятежом 17-го года». Скончался М.А.Суворин 17 августа 1936 г. в Белграде.

Непосредственное участие в февральских событиях принял один из лидеров ВНС В.В.Шульгин. Как известно, вместе с октябристом А.И.Гучковым он принимал отречение Императора Николая II, а затем и Великого князя Михаила Александровича от престола; был комиссаром Временного комитета Гос. Думы и Временного правительства над Петроградским телеграфным агентством, принимал участие в составлении списка министров Временного правительства, а также целей его программы. Хотя позже Шульгин так напишет о февральской катастрофе: «Пулеметов — вот чего мне хотелось»; «Не скажу, чтобы вся Дума целиком желала революции; это было бы неправдой… Но даже не желая этого, мы революцию творили… Нам от этой революции не отречься, мы с ней связались, мы с ней спаялись и несем за это моральную ответственность» [9; С. 364]. В дальнейшем Шульгин вновь стал сдвигаться вправо. Выступая в августе 1917 г. на Государственном совещании в Москве он требовал «неограниченной власти», сохранения смертной казни, запрещения выборных комитетов в армии, недопущения автономии Украины и вскоре даже подвергся в Киеве кратковременному аресту Комитетом охраны революции. В октябре 1917 г. Шульгин переехал в Киев, где возглавил Русский национальный союз. Большевизм Шульгин воспринял как национальную катастрофу, в ноябре — декабре 1917 г., побывав в Новочеркасске, Шульгин принял активное участие в формировании Добровольческой армии. С марта 1918 по январь 1920 гг. он возглавлял нелегальную секретную организацию «Азбука», целями которой провозглашались выяснение политических настроений всех слоев общества, борьба с большевизмом, верность союзникам и приверженность монархии. В годы Гражданской войны Шульгин стал одним из идеологов Белого движения, сотрудничал с деникинским Осведомительным агентством (ОсвАгом). В 1920 г. Шульгин вместе с отступавшими врангелевскими частями покинул Россию, находился в эмиграции (Турция, Болгария, Югославия, Польша, Франция). В середине 1920-х он стал объектом искусной провокации советской разведки (операция «Трест»), в 1925—1926 гг. совершил «секретную», как он думал, поездку в СССР, посетив Киев, Москву и Ленинград, написал книгу «Три столицы», в которой восхвалял силу подпольных монархических групп СССР. После раскрытия этой операции ОГПУ, получившей широкую огласку за рубежом, доверие к Шульгину среди эмигрантов было подорвало, и с 1938 г. он отошел от всякой политической деятельности. Перед Второй мировой войной Шульгин проживал в Сремских Карловцах (Югославия), посвящая себя литературной деятельности. 2 января 1945 г. он был арестован «Смершем» и препровожден в Москву, был судим за тридцатилетнюю (1907−1937) антикоммунистическую деятельность и приговорен к тюремному заключению сроком на 25 лет (отбывал заключение во Владимирской тюрьме). В 1956 г. Шульгин был досрочно освобожден, жил во Владимире, где и скончался на девяносто девятом году жизни 15 февраля 1976 г.

Коллега Шульгина по ВНС и по фракции «прогрессивных националистов» граф В.А.Бобринский после февральского переворота принял участие в работе Священного Собора Православной Российской Церкви (1917 — 1918) в качестве делегата о мирян. После большевистского переворота граф уехал в Киев, где вошел в состав Совета государственного объединения России. С 1918 г. Бобринский возглавлял монархический союз «Наша родина» и стал одним из лидеров Монархического блока в Киеве. По воспоминаниям генерала А.И.Деникина, Бобринский занимался вербовкой офицеров и солдат в т.н. «Южную армию», во главе которой планировалось поставить генерала Н.И.Иванова (фактическим начальником являлся граф Ф.А.Келлер) и провозгласить монархические лозунги, в противовес «непредрешенчеству» Добровольческой армии. В 1919 г. Бобринский покинул Россию и обосновался в Югославии, став председателем правления Русского национально-монархического союза в г. Нови-Сад, несколько позже преобразованного в Новосадский отдел Союза монархистов-легитимистов. С момента признания Бобринским великого князя Кирилла Владимировича главой династии, граф становится уполномоченным представителем «блюстителя государева престола», а в 1924 г., переехав в г. Кобург (Германия), где располагалась резиденция великого князя Кирилла, стал сотрудником его канцелярии. Под конец жизни, согласно воспоминаниям генерала Н.А.Епанчина, Бобринский отошел от легитимного движения, разочаровавшись в нем. В феврале 1927 г. граф переехал в Париж, где и скончался 11 ноября того же года от приступа астмы, немногим не дожив до своего 60-летия [6].

Руководитель думской группы центра — в прошлом один из ярких лидеров ВНС и организатор Всероссийского национального клуба (ВНК) П.Н.Крупенский, после Февральской революции был разоблачен «как платный агент Департамента полиции», т.к. получал секретные суммы от правительства, в свою очередь, осведомляя власти о думских делах. Будучи не в силах опровергнуть выдвинутое обвинение, он в марте 1917 г. отказался от депутатского звания. После октябрьского переворота Крупенский эмигрировал во Францию. В эмиграции он возглавил «Общество единения русских в Ницце», в качестве делегата в мае-июне 1921 г. принимал участие Рейхенгалльском съезде (Съезд Хозяйственного восстановления России в г. Рейхенгалль (Бавария). В 1920-х проживал в Париже, по политическим убеждениям являясь правым легитимистом (сторонником великого князя Кирилла Владимировича, объявившего себя «императором Кириллом I»). Крупенский входил в состав «Государева совещания», созданного при Кирилле Владимировиче, некоторое время состоял во главе «Информационного бюро», созданного окружением «императора Кирилла I» для освещения иностранной прессы и событий в СССР и русской эмиграции; выполнял функции посредника в переговорах между руководством Высшего монархического совета (во главе которого стоял его старший брат Александр, в прошлом тоже член ВНК), ориентировавшегося на великого князя Николая Николаевича и легитимистами — сторонниками великого князя Кирилла Владимировича. Крупенский активно занимался культурной и общественно-политической деятельностью. В октябре 1920 г. он выступил в роли организатора Свободной академии художеств (Париж); в 1934 г. совместно с Н.Е.Марковым и другими деятелями монархического движения принимал участие в торжественном заседании, посвященном «Дню Императорской России», проходившем в Союзе Галлиполийцев; участвовал в работе Общества содействия русским национальным организациям молодого поколения (1936). К сожалению, дата кончины П.Н.Крупенского до сих пор неизвестна, последние сведения о его жизни, которыми мы располагаем, обрываются апрелем 1936 г. [6, 11].

Первый председатель ВНС С.В.Рухлов после февральского переворота был арестован, но вскоре выпущен на свободу. Весной 1917 г. он уехал из Петрограда на Кавказ, но уже в октябре 1918 г. был арестован большевиками как заложник и расстрелян под Пятигорском «за принадлежность к контрреволюционной организации». Заслуженный профессор Н.О.Куплеваский, стоявший у истоков создания ВНС и бывший идеологом и секретарем Совета союза первого состава, не принял ни Февральскую, ни Октябрьскую революции. В августе 1917 г. он был вынужден срочно покинуть Херсон (где находился по делам), поскольку местный Совета солдатских и рабочих депутатов предъявил ему обвинение в «реакционной деятельности». Куплеваский был выслан за пределы губернии и вернулся в Петроград. В сентябре 1917 г. он так оценивал сложившуюся ситуацию: «Со всех углов один крик — нет ни права, ни закона или справедливости! Один грабеж, дикое варварство, совесть с лица земли исчезла». Осенью того же года профессор покинул революционный Петроград и поселился в поселке Южном под Харьковом. Последние сведения о Куплеваском относятся к началу 1918 г. Будучи 70-летним стариком он полностью отошел от всякой политики, прозябая в нужде и забвении [5].

Один из лидеров правого крыла ВНС, единомышленник П.Н.Балашева — член Главного совета союза, депутат III и IV Государственных дум, член Государственного совета Ф.Н.Безак, узнав накануне февральского переворота 1917 г. о планах по отстранению Государя от престола, просил у Императора аудиенции, собираясь сообщить ему об этом и предложить решительные меры, для предотвращения заговора. Однако аудиенция не состоялась. Когда «великая бескровная» докатилась до Киева, как губернский предводитель дворянства Безак отвечая на вопрос общественности «что теперь делать?», заявил о необходимости оставаться верными данной Государю присяге и телеграфировать в ставку с требованием прислать в город казаков для наведения порядка [1; С. 51]. В июне 1917 г. он был участником правого съезда в Киеве, на котором его избрали главой монархического блока. В годы Гражданской войны Безак входил в бюро Совещания членов законодательных палат в Киеве (1918), был участником монархического Особого политического бюро на Украине. Безак также был членом южной группы монархической организации Н.Е.Маркова «Союз верных» (1919); возглавлял созданный в Киеве Совет обороны при генерале графе Ф.А.Келлере. После падения правительства гетмана П.П.Скоропадского и взятия Киева отрядами С. Петлюры, Ф.Н.Безак, переждавший с семьей несколько дней у знакомых немецких офицеров, добровольно явился в петлюровскую чрезвычайку, был арестован как «враг Украйны» и заключен в Лукьяновскую тюрьму. Впрочем, вскоре стараниями жены ему удалось вырваться из заточения и на одном из последних поездов, эвакуировавших германских солдат и офицеров с Украины, отбыть в Германию. В Берлине Безак возглавил Русский комитет, был приглашен делегатом на съезд русских монархистов в Рейхенгалле (1921), однако от участия в работе съезда отказался, разочаровавшись по собственным словам, в возможностях русской правой эмиграции. Как свидетельствуют документы, Безак находился в тесном контакте с немецкими правыми кругами, а по некоторым данным был даже участником капповского монархического путча в Германии (1920). В апреле — мае 1925 г. он числился заместителем председателя областного отдела Общества Галлиполийцев в Болгарии, однако, по свидетельству ныне здравствующей и проживающей в США дочери Ф.Н.Безака — Ксении Федоровны (р. 1915), ее отец никогда в Болгарии не был, что дает основания предположить, что это избрание произошло заочно. Некоторое время Безак жил с семьей в Дании неподалеку от Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, затем переехал во Францию, в Ниццу. В Ницце он окончил с отличием коммерческие курсы, но устроиться на работу не смог. По свидетельству дочери, Безак был прихожанином православного храма Московской Патриархии, который освящал митрополит Вениамин (Федченков), и с пониманием отнеслись к печально известной Декларации митрополита Сергия (Страгородского). Скончался Ф.Н.Безак 14 декабря 1940 года и был похоронен на кладбище Коккад (Ницца) близ часовни.

Вместе с Безаком активное участие в монархической работе в стане белых принимал и член Главного совета ВНС А.С.Гижицкий, также входивший в состав южной группы «Союза верных». Когда власть на Украине перешла в руки петлюровцев, он эмигрировал в Прагу, а затем в Париж. В эмиграции Гижицкий состоял старостой Союза русского сокольства за границей (с 1933 г. почетный член общества) и скончался в Париже 24 апреля 1938 г.

Другой лидер ВНС В.Г.Ветчинин, покинул Россию в 1920 г. с отступавшими частями генерала П.Н.Врангеля. Перебравшись через Турцию в Сербию, Ветчинин вскоре стал председателем Совета Союза восстановления Родины, товарищем председателя Совета Объединения бывших членов Гос. Думы и Гос. Совета в Королевстве СХС, членом правления Русского общества взаимопомощи. Скончался он, как сообщалось в некрологе, «после тяжкой болезни» 28 февраля 1925 г. и был похоронен в Белграде на Новом кладбище [7]. Эмигрировал из России и член Главного совета ВНС Н.К. фон Гюббенет. После Октябрьской революции он был арестован большевиками и заключен в Петропавловскую крепость, откуда бежал. Скончался фон Гюббенет в Риге 9 марта 1931 г., похоронен на Покровском кладбище.

Что касается видного думского националиста Г. М.Дерюгина, то с лета 1917 г. он совместно с другим правым националистом и членом IV Думы А.П.Горсткиным (чтобы не останавливаться далее на фигуре Горсткина, сразу же отметим, что ему удалось эмигрировать, однако сведения о нем после 1919 г. теряются) состоял в тайной монархической организации Н.Е.Маркова, созданной для спасения Царской Семьи. После Октябрьской революции Дерюгин принял участие в Гражданской войне на стороне белых, продолжая и дальше свое сотрудничество с организацией Маркова. В 1918 г. совместно с Горсткиным он принимал участие в переговорах с киевскими монархистами по вопросу созыва монархического съезда в Пскове, входил в Совет обороны Северо-Западной области, созданный при генерале графе Ф.А.Келлере, планировавшего наступать на Петроград из Прибалтики. Успехи Красной армии заставили Дерюгина покинуть Россию и перебраться в Стокгольм. Оттуда он переехал в Данию, а затем в Берлин. Здесь Дерюгин продолжил борьбу с революцией. С июля 1919 г. он состоял членом Берлинского Военно-политического совета, ориентировавшего на генерала В.В.Бискупского как на лицо, которое должно было возглавить Северо-Западный фронт. Дерюгин также принимал участие в издании первой монархической эмигрантской газеты «Призыв», а в мае-июне 1921 г. являлся участником проходившего в Рейхенгалле (Бавария) съезда русских монархистов (Съезд хозяйственного восстановления России). Скончался Дерюгин в Берлине 23 октября 1933 г. [2].

Вышедший в отставку в связи с Февральской революцией, член Главного совета ВНС — сенатор, тайный советник, бывший депутат III Гос. Думы Н.Н.Лавриновский с лета 1917 г. также состоял в тайной монархической организации Н.Е.Маркова. В 1918 г. совместно с националистом Горсткиным Лавриновский участвовал в переговорах с киевскими монархистами по вопросу созыва монархического съезда в Пскове, входил в Совет обороны Северо-Западной области, созданный при генерале графе Ф.А.Келлере. В 1922 г. он эмигрировал в Ригу и принял латвийское подданство. Вынужденный содержать семью, бывший сенатор служил в кинематографической конторе, в центральной Рижской конторе акционерного трамвайного общества, состоял контролером в Аугсбургском пароходстве. Скончался Лавриновский в возрасте 55-ти лет 24 мая 1930 г., похоронен на Покровском кладбище г. Риги [4; С. 360 — 362].

Принял участие в Гражданской войне и член думской фракции националистов Н.Н.Ладомирский, ставший в 1919 г. членом Главного совета Всероссийской народно-государственной партии, основанной В.М.Пуришкевичем на юге России (членом Главного совета этой партии был и член Главного совета ВНС, бывший член Гос. Совета и председатель Петербургского отдела ВНС Я.Н.Офросимов). Однако уже в том же году Ладомирский скончался в Киеве от тифа. К сожалению, совсем немного известно о товарище председателя ВНС правом националисте А.А.Потоцком. В 1918 г. он находился на Украине и командовал одним из конных отрядов Державной Варты. По свидетельству Ф.Н.Безака, ему удалось пробиться со своим отрядом сквозь петлюровцев и большевиков и уйти в Румынию [1; С. 79]. Пал в одном из первых боев с красными в ноябре 1918 г. бывший депутат-националист — офицер казачьей части Д.Н.Чихачев, принимавший участие в организации Добровольческой армии. А его брат, бывший председатель Киевского клуба русских националистов, член Думы и киевский вице-губернатор Н.Н.Чихачев, примкнувший в 1915 г. к Прогрессивному блоку, по свидетельству Безака, весной 1917 г. даже оказался в… Совете солдатских и рабочих депутатов [1; C. 53].

Другой «прогрессивный» националист А.И.Савенко, бывший одним из лидеров фракции националистов IV Гос. Думы, а также инициатором создания и председателем Киевского клуба русских националистов (ККРН), который в сентябре 1917 г. он переименовал в Клуб прогрессивных русских националистов, был арестован местным «Комитетом по охране революции». В начале 1918 г. Савенко присоединился к Добровольческой армии, был одним из главных сотрудников Осведомительного агентства Добровольческой армии (ОсвАг), вместе с отступавшими частями белых эвакуировался в Турцию. Однако, как сообщил киевский исследователь судеб русских националистов Т.В.Кальченко, вскоре Савенко тайно возвратился в Советскую Россию и осел в Керчи под вымышленным именем, где предположительно и скончался осенью 1922 г. А его единомышленник — тоже один из лидеров ККРН и депутатов-националистов IV Гос. Думы В.Я.Демченко в 1917 г. исполнял обязанности уездного комиссара Временного правительства. В конце 1919 г. он эмигрировал и скончался 20 сентября 1933 г. в Логастрелло (Италия).

Член Главного совета ВНС и думский депутат Л.В.Половцов как и многие его однопартийцы после Октябрьской революции принял участие в Белом движении. В ноябре 1917 г. вместе с В.В.Шульгиным принял участие в совещании общественных деятелей об образовании Общества возрождения русской армии, созданном при Алексеевской организации (будущей Добровольческой армии). Половцов внес крупное пожертвование на создание Добровольческой армии, активно участвовал в ее организации (позже — начальник ее хозяйственной части). После поражения Белого дела он эмигрировал в Сербию, состоял в управлении Русского Славянского банка (1921). Со временем перебрался в Уругвай. Из-за тяжелой болезни, в результате которой лишился речи, на 70-м году жизни 30 августа 1936 г. Половцов покончил жизнь самоубийством. Удалось эмигрировать и члену Главного совета ВНС С.Ф.Еленеву — он скончался 17 марта 1943 г. в Берлине и был похоронен на кладбище Тегель. На чужбине оказался видный депутат-националист А.А.Ознобишин, скончавшийся в 1929 г. Не ранее 1921 г. оборвалась жизнь члена Главного совета ВНС А.Д.Зарина, эмигрировавшего и принявшего участие в монархическом съезде в Рейхенгалле. А его коллега по партии, тоже член Главного совета тайный советник А.П.Никольский, видимо остался в России. Известно лишь, что после Февральской революции он проживал в г. Кашире Тульской губернии и скончался на рубеже 1920−1922 гг. Остались в России и старший товарищ председателя ВНС А.А.Мотовилов, скончавшийся в 1920 г. в Симбирске [13]; в том же году при не выясненных обстоятельствах ушел из жизни и другой заметный русский националист профессор С.М.Богданов.

В Киеве, в холодной квартире на руках сыновей через три дня после захвата города большевиками — 21 февраля 1919 г., скончался заслуженный профессор, член-корреспондент Петербургской Академии наук, член Совета ККРН историк Ю.А.Кулаковский (его брат — член Главного совета ВНС П.А.Кулаковский умер еще до революции 18 декабря 1913 г.). Кулаковский не дожил до развязанного весной — летом террора, когда чекистами было расстреляно 68 членов ККРН, преимущественно членов Совета Клуба (среди них член-учредитель и почетный член клуба, выдающийся филолог-славист профессор Т.Д.Флоринский, товарищ председателя Клуба В.В.Страхов, секретарь Клуба ученый-лесовод А.Ф.Никифоров и др.).

Иначе сложилась судьба первого председателя ВНК князя Б.А.Васильчикова. В 1918 г. он был арестован и заключен в Трубецком бастионе Петропавловской крепости. Оттуда князь обратился лично к В.И.Ленину с письмом о помиловании, напоминая как в свое время, являясь Псковским губернатором, дал ему разрешение на выезд за границу. Хотя ответа от Ленина он и не получил, но вскоре был освобожден. Не став искушать судьбу, Васильчиков эмигрировал в Англию, затем (в 1920) во Францию. Скончался он в Русском доме в г. Метоне, похоронен на кладбище Сент-Женьев-де-Буа под Парижем.

Единственный архиерей, входивший в состав Главного Совета ВНС архиепископ Евлогий (Георгиевский) подвергся после революции травле за свои «старорежимные взгляды», однако удалить его с кафедры не удалось. Он принимал участие в работе Собора Православной Российской Церкви, в ноябре 1917 г. отпевал в Успенском соборе Кремля погибших в ходе большевистского переворота юнкеров, а в декабре того же года был избран членом Св. Синода. Во время Гражданской войны владыка проживал в Киеве, где в декабре 1918 г. был арестован петлюровцами, вывезен в Польшу, затем в Австрию и Румынию и заключен в монастыре Бучач (некоторое время владыка был некоторое время в заключении в Кракове). После 9-месячного заключения по требованию стран Антанты он был освобожден и в 1919 г. вошел в состав Временного Высшего Церковного Управления Юга России в Новочеркасске. После краха Белого движения владыка эмигрировал в Сербию. В дальнейшем он открывал Рейхенгалльский съезд монархистов (1921), в том же году указом Святейшего Патриарха Тихона (Беллавина) был назначен управляющим приходами в Западной Европе, и 30 января 1922 г. возведен в сан митрополита. Некоторое время жил в Берлине, затем поселился в Париже, где организовал Богословский институт. За непринятие декларации митрополита Сергия (Старгородского) в мае 1930 г. митрополит Евлогий был запрещен в священнослужении, однако указу владыка не подчинился и в феврале 1931 г. перешел со своими приходами в юрисдикцию Константинопольского патриарха, организовав самостоятельный Парижский Экзархат. Позже, в 1945 г. за свою патриотическую позицию в годы Великой Отечественной войны, владыка одним из первых получил советский паспорт. В том же году он воссоединился с РПЦ и был восстановлен в сане митрополита, экзарха Западной Европы. Скончался он в Париже 8 августа 1946 г. [12; С. 250].

Три русских националиста были впоследствии причислены РПЦ к лику святых. К лику святых мучеников был причислен член Совета старшин ВНК, руководитель группы правого центра в Гос. Совете шурин П.А.Столыпина А.Б.Нейдгарт [3; С. 227−235]. 1 мая 1917 г. в связи с упразднением должности члена Гос. Совета по назначению он был выведен за штат, а 25 октября окончательно уволен большевиками. После увольнения Нейдгарт вернулся в свое имение Нижегородской губернии и 7 июня 1918 г. вместе с викарием Нижегородской епархии сщмч. Лаврентием (Князевым) и сщмч. о. Алексеем Порфирьевым, настоятелем Нижегородского кафедрального собора подписал воззвание к пастве от имени съезда духовенства, призывающее протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества. Вскоре он был арестован советскими властями, обвинен в призыве к контрреволюционной деятельност и расстрелян вместе с дочерью и сыном в Н.Новгороде. В 1991 г. А.Б.Нейдгарт был реабилитирован, а в 2000 г. прославлен в лике святых Архиерейским Собором РПЦ.

Канонизированными Церковью были двое депутатов-националистов IV Гос. Думы — В.П.Шеин (с 1920 г. — архимандрит Сергий) и священник А.И.Будрин. Член думской фракции националистов В.П.Шеин после революции состоял членом Предсоборного совета и Поместного Собора Православной Российской Церкви, являлся секретарем Собора и членом Соборного совета. В 1920 г. он принял монашеский постриг, с именем Сергия; вскоре был рукоположен во иерея и возведен в сан архимандрита. С 1921 г. он был настоятелем Патриаршего Троицкого подворья на р. Фонтанке, исполнял обязанности товарища председателя правления Общества объединенных православных приходов г. Петрограда. В июне 1922 г. архимандрита Сергия арестовали по делу об изъятии церковных ценностей и вскоре расстрелян вместе с митрополитом Петроградским сщмч. Вениамином (Казанским). В октябре 1990 г. он был реабилитирован, а в апреле 1992 г. Архиерейским Собором РПЦ канонизирован. Священник о. Алексий Будрин был расстрелян в конце лета — начала осени в 1918 г. при подступе к Красноуфимску Белой армии. Он был канонизирован на Юбилейным Архиерейским Соборе РПЦ в 2000 г.

Расстреляны были и члены Главного совета ВНС заслуженный профессор П.Я.Армашевский и А.Л.Гарязин. П.Я.Армашевский, бывший также и товарищем председателя ККРН, после революции совершенно удалился от общественной деятельности, «желая оставаться сторонним наблюдателем того сумбура, который принесли так называемые „свободы“». По свидетельству князя Н.Д.Жевахова он «обрабатывал курс любимой кристаллографии, перечитывал классиков естествознания, углублялся в Святое Евангелие…» [12; С. 58]. В ночь на 29 апреля 1919 г. (ст.ст.) его арестовали и в первых числах мая «после утонченных мучений и издевательств» расстреляли за «контрреволюцию». Еще ранее — 2 сентября (по др. данным в середине июля) жертвой ЧК стол один из организаторов ВНС и Всероссийского национального клуба предприниматель и издатель «Дыма Отечества» А.Л.Гарязин. После революции он занялся предпринимательством, был директором-распорядителем технико-промышленного транспортного общества «Протран». Однако уже 3 июня 1918 г. в ходе расследования т.н. дела «Каморры народной расправы» Гарязин был арестован чекистами на даче под Петроградом и вскоре расстрелян [12; 176 — 177].

Данная публикация является дополненным вариантом статьи: Иванов А.А. Судьбы лидеров русского национализма после февраля 1917 г. // Русское самосознание. Философско-исторический журнал. 2007. № 13. С. 47 — 58.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Безак Ф.Н. Воспоминания о Киеве и о Гетманском перевороте (авторизованная машинописная рукопись, предоставленная автору К.Ф. Безак);
2. Варшавская Т.Г. Воспоминания об отце (Род Дерюгиных на Псковщине) // Псков. Научно-практический и историко-краеведческий журнал. 2001. N 15 // http://journal.pskov.ru/docs/number 15/11.htm;
3. Воинство святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века / сост. и ред. А.Д.Степанов, А.А.Иванов. СПб., 2006;
4. Воронежские губернаторы и вице-губернаторы. 1710 — 1917: Историко-биографические очерки / Ред. — сост. А.Н.Акиньшин. Воронеж, 2000.
5. Воротынцева Е.А. Творческая интеллигенция из окружения пианистки В.У.Сипягиной-Лилиенфельд // http://www.booksite.ru/fulltext/5us/tyu/zhna/5.htm;
6. Граф Г. К. На службе Императорскому Дому России. 1917−1941: Воспоминания. СПб, 2004;
7. Локоть Т. Памяти В.Г.Ветчинина // Новое время (Белград) 1925. 1, 4 марта;
8. Новое время. 1917;
9. Политические деятели России. 1917. Биографический словарь / гл. ред. П.В.Волобуев. М., 1993;
10. Репников А.В. Консервативные представления о переустройстве России (конец XIX — начало XX веков). М., 2006;
11. Русское зарубежье. Хроника научной, культурной и общественной жизни. 1920−1940. Франция. Т. 1−3. М., 1995−1996;
12. Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О.А.Платонов, сост. А.Д.Степанов. М., 2003;
13. Смирнова И.В., Романова Г. В. Мотовиловы // Ульяновская-Симбирская энциклопедия. Ульяновск, 2000. Т.1. (сообщил А.Б.Николаев);
14. Суворин М. Москва или Петроград // Новое время. 1917. 15 (28) марта.

Примечание: Даты кончины русских националистов не отмеченные пронумерованными сносками, как правило, брались из следующих изданий: Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917−1997: В 6 т. / Сост. В.Н.Чуваков; под ред. Е.В.Макаревич. М., 1999 — 2004. Т. 1 — 5; Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996; Руководители и активные участники русского монархического движения (1901 — 1922) // Воинство святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века / сост. и ред. А.Д.Степанов, А.А.Иванов. СПб., 2006. С. 717 — 777.

http://rusk.ru/st.php?idar=172151

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  А.Рындовский    22.08.2008 14:32
Всем, кому это может быть важно. Для меня это точно важно. И.А.Рындовский – мой прадед. Я собираю информацию об истории семьи и фамилии. Очень заинтересован в любой форме общения и обмена материалами.
4154899@mail.ru
Андрей Эрикович Рындовский
  А.Рындовский    22.08.2008 14:28
Я прямой наследник И.А.Рындовского. Это мой прадед по линии отца. Тоже собираю информацию. Готов к любому общению и обмену собранными материалами.
4154899@mail.ru
  А.Рындовский    22.08.2008 14:25
Случайно (через поиск) увидел Вашу информацию. Мне это очень важно. Можем ли мы как то связаться с Вами? Я прямой наследник в этой семье, был в Емельяновке, собираю историю.
  И.Е.Алексеев    27.07.2008 10:10
Большое спасибо за информацию.
  А.С.Ураков    27.07.2008 01:32
На этой неделе в ходе работ по восстановлению здания церкви в селе Емельяново рядом со зданием церкви в земле были человеческие останки похороненые в беспорядке. Это были останки минимум трех взрослых людей, детские останки, нагрудные крестики и медальоны ручной работы.
Возможно они принадлежат комуто из семьи Рындовских.
  Андрей Иванов    15.06.2008 11:49
Уважаемый Andrew!
Очень Вам признателен за уточнение по А.Д.Зарину! Не могли бы Вы сообщить источник этой информации? Я продолжаю собирать информацию о членах ВНС, регулярно публикую биографические статьи о них в различных изданиях (сайт "Русская линия", журналы "Русское самосознание" и "Имперское возрождение"). В скором времени планирую взяться за очерк о Г.М.Дерюгине. С удовольствием взялся бы и за реконструкцию биографии А.Д.Зарина, но пока материалов совсем немного и касаются они дореволюционного периода. Буду рад Вашим подсказкам. Мой e-mail: aiv@rusk.ru
C уважением А.А.Иванов.
  Andrew    15.06.2008 00:12
Из псковских дворян в Эстонии жили также Назимовы, Гроздовы, Госс (они были точно репрессированы в 1940 году), Елагины. Анатолий Дерюгин приехал в Эстонию в 1936 году, чтобы окончательно оформить на себя имение. И также попал под репресии 40 года. Получил 8 лет лагерей и умер в 43 в Карагандинском лагере.
Был бы рад получить любую иформацию о жизни вышеназванный семей после 1917 года в Эстонии и до 1940.
А также о А.Д.Зарине. Он "пропал" после приезда Дерюгина в Эстонию. Видимо свою миссию по сбору земли имения Дерюгиных он выполнил. Может остался жить в Печорах, может эмигрировал.
  Andrew    14.06.2008 23:48
Не ранее 1921 г. оборвалась жизнь члена Главного совета ВНС А.Д.Зарина, эмигрировавшего и принявшего участие в монархическом съезде в Рейхенгалле.

его жизнь оборвалась не ранее 1936 года. А жил он в Изборске, так как до 40года это была Эстония. И собирал по крупицам назад имение братьев Дерюгиных, которые трое Георгий, владимир, Анатолий были в Берлине и Париже, а Константин в Ленинграде. А Елена и Софья не очень понятно где. И сын Александра Дмитриеча Сергей в 20 годы из Парижа приехал к отцу и жил в Имении Дерюгиных в Колосовке.
  М.В. Назаров    30.05.2008 08:40
Полезная статья, но есть некоторые неточности. Например, о митрополите Евлогии – он-то как раз дал подписку о лояльности сов. власти в 1927 г. по требованию митр. Сергия Страгородского (в этом была одна из причин его разногласий с РПЦЗ). Причиной же его отделения от митр. Сергия в 1930 г. была не "декларация", а совершенный Евлогием молебен о страждущей Русской Церкви в СССР – за это его м. Сергий запретил в служении, но Евлогий не подчинился и перешел в Константинопольский патриархат (в кот. политика определялась архиереями-масонами). Следовало бы вообще добавить, что в эмиграции ранее очень правый архиерей Евлогий сильно полевел, стал либералом и экуменистом, сошелся с масонами (допускал их к причастию!), которые обезпечили ему финансирование его Парижского института – почему он и откололся от РПЦЗ в 1926 г., заявив при этом о сохранении верности московской церковной власти. Подробнее см. в его воспоминаниях или в моей книге "Миссия русской эмиграции", т.I, гл. 7-8.
  А.С. Наумов    28.02.2008 17:18
Исправляю свою ошибку в предыдущем сообщении: П.М. Андрианов командовал в 1916 г. 53 пехотным Волынским полком (а не гвардейским).

Страницы: | 1 | 2 | 3 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru