Русская линия
Православный Санкт-ПетербургПротоиерей Сергий Филимонов11.05.2006 

«Шествуй по заповеданному тебе»

В феврале 1999 года по инициативе отдела благотворительности епархии и сестричеств милосердия — Покровского и св.мц. Татианы было организовано научно-просветительское Общество Православных врачей СПб. Небесным покровителем Общества был единодушно выбран врачами исповедник и врач, архиепископ свт. Лука (Войно-Ясенецкий). Возглавил Общество настоятель больничного прихода «Св.вмч. и целителя Пантелеимона-на-Ручье», доктор медицинских наук, протоиерей Сергий ФИЛИМОНОВ. Сегодня о. Сергий у нас в гостях.

— Батюшка, почему появилась необходимость создать Общество православных врачей?

— Причин несколько: во-первых, разобщенность православных врачей, их разбросанность по различным лечебным учреждениям, что затрудняло вести какую-либо совместную деятельность; во-вторых, отсутствие профессиональной врачебной организации в противовес засилью магии и оккультизма в городе, которые давно приобрели организованный характер в виде институтов, академий колдовства и магии, университетов экстрасенсорики, биоэнергетики и прочих. А наше Общество ставит своей целью — содействие развитию медицинской деятельности на основе православного вероисповедания и христианской нравственности и интеграцию православных врачей различных специальностей в этом направлении.

— По моему глубокому убеждению, обязанности любого врача должны носить христианский характер. «Шествуй по заповеданному тебе», — наставлял св. Феодор Студит. А что врач-христианин может взять на вооружение из клятвы язычника Гиппократа?

— В нашем Обществе клятва Гиппократа взята на вооружение практически полностью. Но! у Гиппократа в первых строчках говорится: «Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигией и Панацеей…» и так далее. Эти слова были заменены еще в первых веках христианства в Греции, и начало клятвы зазвучало так: «Да будет благословенно Имя Отца и Сына, и Святого Духа, Троицы Единосущной и Нераздельной…» Поэтому мы в нашем Обществе даем не «Клятву Гиппократа», а «Клятву христианского врача», которая на 90% заимствовала текст из клятвы Гиппократа, кроме исповедания веры языческих богов. Остальные положения остались: я никому не вручу даже просимого смертельного зелья и не укажу пути к этому, я не дам абортивного средства, я не войду со злым умыслом в дом больного человека, я не буду искать корысти и выгоды; что бы при лечении я ни увидел или ни услышал, того я не разглашу, считая это священной тайной… Эти постулаты несут в себе глубокий нравственный смысл и имеют общечеловеческий характер. Сколько веков прошло, а клятва до сих пор актуальна. Гиппократ, будучи язычником, оставил нам в наследство клятву, основанную на христианских принципах, ибо Закон Божий — как должно поступать — записан на скрижалях сердца человеческого.

Но надобно сказать, что нынешние врачи не соблюдают эту клятву. Для современных неоязычников, которых выпускают медицинские вузы и которые верят в богов, имена коим — деньги, успех и карьера, клятва Гиппократа является помехой. Потому раньше медики принимали Присягу советского врача, а сейчас так называемую Женевскую присягу, где нет, например, слов о недопустимости абортов. Эти слова аккуратно убраны.

— Как должно относиться к хроническим заболеваниям? Жить вроде бы можно, но человека не оставляет тягостное чувство, что он не может считать себя здоровым.

— Это лишь свидетельствует о малодушии человека, о его невоцерковленности. Тягостное чувство — сигнал, что человек впадает в грех уныния. Мы должны научиться благодушествовать в болезни и благодарить Бога за Его милость — ниспослание креста хронической болезни. Ибо крест в виде хронического заболевания спасителен для человека, поскольку заставляет задуматься, покаяться и вести христианский образ жизни. В наше время, когда редкий человек способен на высокий подвиг во имя веры, спастись можно кротостью, смирением и терпением невзгод, в том числе болезней.

— А если болезнь зашла уже столь далеко, что необходимо лечь в больницу или делать операцию, с чего надо начать сборы в больницу? Ну, кроме тапочек, ложек-кружек и т. д.

— Начать надо, конечно, с Божьего: взять с собой Святое Евангелие, молитвослов для чтения утренних и вечерних молитв, акафист ко св.вмч. и целителю Пантелеимону, какую-либо из святоотеческих книг, которая больше всего на данный момент отвечает потребностям души. Из икон лучше всего взять складенек с изображением Спасителя, Божией Матери, икону своего Ангела Хранителя и тезоименитого святого. Если есть какой-то избранный святой, покровительствующий вашей семье, роду или конкретному человеку, — то взять и его икону, чтобы просить его святых молитв. В небольших пузырьках надо взять святой елей и святую воду. А потом уж позаботиться о кружке, ложке, тарелке, тапочках, халате… Одно другому не мешает.

— Операция — испытание не из легких. Как преодолеть всепоглощающий страх перед ней, перед возможной смертью на операционном столе, когда ты под наркозом и совершенно безпомощен, даже молиться не можешь?

— Душа любого человека перед операцией томится и страждет, животный страх перед операцией — естественная реакция человека, реакция самосохранения. Чтобы уменьшить страх, надо помнить, что без воли Божией даже волос с головы человека не может упасть, и потому все из руки Божией принимать с покорностью и благодарением. Что делать конкретно? Сперва надо помолиться Господу, чтобы Он благословил операцию, если Ему это угодно; если не угодно, то чтобы отвел ее или перенес на другое, благое, время, когда операция пройдет без осложнений и послужит во исцеление, а не в погубление.

Накануне операции следует помолиться за всех медиков, которые примут в ней участие, анестезиологов и сестер, чтобы Господь содеял их Своими руками, врачующими ваше тело. И до самого момента операции, пока в сознании, нужно молиться непрестанными короткими молитвами: «Господи, помилуй! Господи, благослови! Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго!» Главное — «уйти в наркоз» с Иисусовой молитвой и с молитвенным ходатайством к своему Ангелу Хранителю. Ведь известны случаи, когда люди (даже священнического сана), «уснувшие» без молитв, в наркозном сне подвергались нападению нечистой силы.

— Если при операции употребляется местное обезболивание, что делать верующему до операции, во время и после ее завершения?

— Когда вас привезут в операционную, не надо стесняться наложить на себя крестное знамение и перекрестить операционный стол. А далее молиться и положиться на волю Божию. По завершении операции, это касается и операции под общим наркозом, как только пришел в себя, человек должен вознести хвалу Богу и благодарить Его за сохранение жизни и удачно прошедшую операцию: «Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!» Хорошо, если родственники прооперированного придут в церковь, помолятся и зажгут свечи благодарения.

— Когда мне делали биопсию почки, врач потребовал снять крестик. Я ответила, что почки у меня не на шее находятся, и крест снять отказалась. Тогда профессор рявкнул: «Снять!» Сняла, но зажала его в кулаке. Правильно ли я сделала или смалодушничала?

— Конечно, надо постараться убедить хирурга, чтобы он не заставлял вас как человека православной веры снимать крестик. Но если он начинает раздражаться, если разгорается спор, в этом случае лучше снять крестик, перевесить его на кисть руки или на палец, вплести в волосы или попросить анестезиолога (врача, обезпечивающего наркоз) положить крестик рядом с вами во время операции. Ведь почему врачи требуют снять крестик? Первая причина, когда врач — человек неверующий. Вторая — по чисто медицинским соображениям: в случае непредвиденной ситуации, например, необходимости реанимации, крестик на крепкой цепочке не оборвешь, ножницами не перережешь, а каждая секунда промедления может стать роковой. Третья — если крестик и цепочка из драгоценного металла, что может ввести в соблазн людей непорядочных, а отвечать за пропажу придется лечащему врачу. Поэтому на операцию следует идти с простым крестиком на шнурочке или тесемочке.

— Афонский старец Паисий предупреждал: «Если мы не молимся за больного, то болезнь развивается». Эти слова верны даже в том случае, если человек выписан из больницы в удовлетворительном состоянии и имеет видимость здорового?

— Я должен сказать, что и когда мы молимся, болезнь тоже может развиваться… Думаю, что старец Паисий вкладывал в свои слова несколько иной смысл. Что когда мы молимся за больного, мы можем своей молитвой умилостивить Бога пресечь дальнейшее развитие болезни. Ну вот как к св.прав.Иоанну Кронштадтскому обращались за молитвенной помощью — он получил от Бога дар молиться за больных — и он молился дерзновенно, просил об исцелении больного, и Господь давал исцеление страждущему по молитве святого, и люди оставались живы. А вот если мы не будем молиться, исход может быть огорчительный. Вот так нужно понимать слова старца, что когда болезнь развивается, нужно молиться за больных, прося у Господа исцеления или приостановления дальнейшего развития болезни. А помолившись и положившись на волю Божию, далее все следует воспринимать безропотно, ибо нет молитвы, Господом не услышанной.

Адрес: 194 291, СПб, пр. Луначарского, 49. Тел.557−78−98

Ирина РУБЦОВА

http://www.piter.orthodoxy.ru/pspb/n173/ta007.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru