Русская линия
Патриархия.Ru Анатолий Карпов10.05.2006 

«Мы все живем на одной территории. Живем столетиями. И жить нам и дальше, надеюсь, вместе долго-долго»

Накануне Дня Победы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своей резиденции в Чистом переулке принял делегацию Международной ассоциации фондов мира во главе с её президентом, одним из великих шахматистов нашего времени А.Е. Карповым.

Святейшему Патриарху были вручены 10 экземпляров Сводного тома «Памяти павших. Великая Отечественная война 1941−1945», которые впоследствии будут переданы в церковные библиотеки и духовные академии.

После этой встречи Пресс-служба Московской Патриархии попросила Анатолия Карпова ответить на несколько вопросов.

— Анатолий Евгеньевич, вы родились после войны. Но отдаете работе по увековечению памяти героев Великой Отечественной войны всю свою душу…

— Издание книг памяти павших в Великой Отечественной войне, которой занимается Международная ассоциация фондов мира, — мемориальный долгосрочный проект. Книги общим тиражом 20 миллионов экземпляров изданы в странах СНГ при участии различных общественных организаций, а также всех традиционных конфессий России.

Идея эта не моя, о чем я сказал и во время встречи с Его Святейшеством. В этой встрече приняли участие члены Объединенной редколлегии Книг памяти павших в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг., сотрудники Международной ассоциации фондов мира, в том числе председатель Объединенной редколлегии адмирал А.И. Сорокин, профессор В.П. Маслин, генерал В.Н. Лобов.

Это была мечта легендарного писателя-фронтовика, автора «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого, моего предшественника на посту руководителя нашей миротворческой организации.

В 1981 году Бориса Николаевича не стало. После него меня избрали председателем правления Советского фонда мира, правопреемником которого является Международная ассоциация фондов мира. Одно из главных дел, чем занимаемся и продолжаем заниматься, — это увековечение памяти героев Великой Отечественной войны.

В 1988 году было принято решение бюро правления Советского фонда мира: к празднованию 50-летия Победы создать электронный банк данных на погибших в годы Великой Отечественной. Тогда еще компьютеры были в диковинку. Мы закупили 200 компьютеров, приняли на работу 600 операторов, и в три смены они обрабатывали архивы — министерства обороны, КГБ, погранвойск и другие. К 1995 году издали сводный том Книги Памяти.

Сейчас по странам бывшего СССР издано 1565 томов с именами погибших воинов. Весь электронный банк хранится у нас.

В 1989 году были попытки включить в банк данных оуновцев, фашистских легионеров, бойцов батальонов в Прибалтике… С боями мы выработали одно отношение: под какими бы благородными лозунгами кто бы не воевал на стороне фашизма, он воевал на стороне фашизма. А в Книгу Памяти включены только те, кто погиб, борясь с коричневой чумой. Эта формулировка была принята. Так и формировался и продолжает формироваться банк данных. Так и выпускаются Книги Памяти.

— Очень много было без вести пропавших, удается ли устанавливать их имена?

— Удается, хоть это очень трудно. До сих пор группы следопытов открывают их имена. Они находят останки воинов в болотах, лесах, в горной местности… Если повезет, то и их документы. Если нет, то потом делают запросы в архивы. Одним словом, банк данных постоянно пополняется.

— Расскажите, пожалуйста, о новом Сводном томе, который вы вручили Его Святейшеству.

— В нем, помимо обширных, представляющих широкий общественный интерес мемориальных сведений, содержится современная, хорошо аргументированная трактовка всех важнейших событий истории Великой Отечественной и Второй мировой войны.

Впервые в этом сводном томе приводятся данные по погибшим генералам и офицерам. Этой статистики никто не подводил. На встрече генерал армии Лобов говорил, что у нас погибло 426 генералов, погибло около 4 тысяч полковников, 600 с лишним тысяч майоров, капитанов и лейтенантов.

Сводный том получил высокую оценку общественности, ученых, ветеранских и миротворческих организаций России, стран СНГ и дальнего зарубежья.

— Книги памяти — это не только дань памяти павшим героям, но они могут помочь нашим ученым-историкам в объективном отражении отечественной истории, не так ли?

— Несомненно! Это — грандиозный труд, неоценимый. Сейчас ученые могут проводить исследования в любом направлении. Любая операция, можно сказать, на ладони: сколько погибших рядового состава, офицеров, генералов… Одно дело — посмотреть на результат военных действий. Другое — а какой ценой эта победа была добыта.

— Анатолий Евгеньевич, принимал ли участие в Великой Отечественной кто-то из ваших близких, может, кто-то из них погиб?

— С помощью банка данных нашли место захоронения одного из дедов моей жены. Оба ее деда погибли. Я сам родился на Южном Урале. Из ближайших родственников у меня никто не погиб. Все работали военными специалистами на оборонных заводах.

Горжусь, что уральский танковый корпус был изготовлен на средства жителей Челябинской области на Челябинском тракторном, а снаряды делались в Златоусте, моем родном городе. И личный состав корпуса тоже был набран из южноуральцев. В Челябинской области практически в каждой семье кто-то погиб. Боевое крещение танковый корпус получил на Курской дуге под Прохоровкой — это была первая танковая битва, в которой практически необученные уральцы мужественно бились с фашистскими «тиграми». Многие из них потом дошли до Праги.

— Во время встречи вы подарили Его Святейшеству символический подарок — шахматы, главное дело всей Вашей жизни…

— Шахматы имеют отношения и к нашим программам, которые благословил Святейший Патриарх Алексий. Они должны занимать важное место в работе с молодежью и детьми на приходах, поскольку эта игра не только увлекательна, но и доступна для людей любого возраста.

Другая программа — «Обучение игре в шахматы детей-инвалидов», что очень важно, особенно для детей-глухонемых, поскольку шахматы позволяют компенсировать задержки умственного развития.

Эта программа реализуется через Международный фонд свт. Николая Чудотворца (я здесь — председатель совета благотворительных программ), который тесно связан с Международной ассоциацией фондов мира. Программа — всероссийская. Она достигла уже восточных границ нашей страны — Камчатки.

В прошлом году мы вели обучение в 30 школах-интернатах, а в этом году, думаю, охватим до 100 интернатов. А вообще в России 1600 интернатов для детей с ограниченными физическими возможностями. Так что работы у нас много. И нам надо побыстрее реализовать программу, чтобы детишки имели возможность развивать умственные способности.

— Есть ли у Международной ассоциации фондов мира совместные программы с Русской Православной Церковью?

— И Фонд мира, и меня лично многое связывает с Православием, с нашей Церковью. Никогда у нас не было никаких ограничений по совместным программам. Кстати, у истоков Фонда мира в начале 1960-х годов стоял будущий Святейший Патриарх Алексий II. Поэтому Его Святейшество прекрасно знает о наших добрых связях, сотрудничестве в миротворческих программах.

Вот и нынешняя наша встреча с Его Святейшеством — яркий пример соработничества: ведь в реализацию проекта «Память народная» и создание электронного банка данных потерь народов Советского Союза Церковь внесла немалый финансовый вклад. Её вклад — около 30 миллионов советских рублей, которые стояли тогда дороже доллара, то есть если сейчас измерять в тех ценах — это больше 30 миллионов долларов.

В свою очередь, когда в конце 1980-х годов Церкви стали возвращать храмы, Фонд мира принял участие в их восстановлении. Мы немало средств перечисляли Валааму. На наши средства восстанавливалась Оптина пустынь, проводился юбилей Донского монастыря в Москве…

Фонд мира участвовал в праздновании 1000-летия Крещения Руси. По-моему, я был тогда, в Большом театре, когда мы праздновали этот величайший духовный праздник России, одним из немногих светских.

А что касается меня лично, то на шахматные чемпионаты мира я получал благословение у Святейшего Патриарха Пимена и Святейшего Патриарха Алексия II.

— А когда вы приняли Крещение?

— В детстве, в малом возрасте. Я сильно болел. И своей жизнью обязан Таинству Крещения. Как известно, крестить ребенка в те времена было сложно. Тем более, что мой отец был членом партии и одним из руководителей на заводе. Но мама и бабушки приняли свое семейное решение: тайком отнесли меня все-таки в храм и, приняв Крещение, я получил чудесное исцеление.

— Помимо своей профессиональной шахматной деятельности, многолетней миротворческой работы, бессменного президентства (с 1989 года) в Международной ассоциации «Чернобыль-помощь» и участия в руководстве Российского экологического фонда недавно вы стали членом Общественной палаты, заместителем председателя комиссии по экологической безопасности и охране окружающей среды…

— И здесь масса дел, которые мы можем осуществлять вместе с Церковью, которая всегда очень бережно относится к вопросам экологии, среде обитания человека.

В решении этих проблем у нас абсолютное понимание. Я не выпячиваю заслуг Общественной палаты, нашей комиссии, но горжусь, что всем нам вместе — и мирянам, и Церкви — удалось серьезным образом повлиять на решение вопроса по Байкалу. И только ради этого уже имело смысл создавать Общественную палату и нашу комиссию.

— Анатолий Евгеньевич, в мире сейчас неспокойно: вспыхивают новые войны, усиливается разгул терроризма. Как вы думаете, что нужно, чтобы мир побеждал войну, добро — зло, что необходимо, чтобы возрождалась наша Россия?

— Вопрос философский, сложный. Он задавался в прошлом. Часто ставится в наше время. Будет, наверное, ставиться и в обозримом будущем. Исчерпывающих ответов, увы, человечество пока не нашло.

Как получается по истории, абсолютно избежать всплесков насилия, терроризма не удается. К сожалению, человек так устроен, что он быстрее учится на своих ошибках. Не все признают, что ошибаются. Возникают ссоры. А за ссорами иногда и крупные конфликты. Если бы дети старались не повторять ошибки отцов, а их дети — их ошибки, наверное, ситуация в мире была бы лучше.

Я окончил экономический факультет. Еще в студенческие годы много размышлял о том, что мы, в первую очередь, должны заботиться о благосостоянии нашего народа и о развитии своей экономики, а не лезть в Африку, в страны третьего мира, добиваться мирового влияния. Советский Союз был самодостаточен. Нам не нужен был весь мир. Надо было по-настоящему, а не декларативно крепить дружбу народов внутри страны. Задним числом все умны. Сейчас понимаем, что так и надо было делать.

Обжегшись на истории СССР, нужно не допустить подобного в нынешней России. Мы все живем на одной территории. Живем столетиями. И жить нам и дальше, надеюсь, вместе долго-долго. Поэтому главная задача — понимание, терпение, сосуществование культур… Не просто достичь паритета, равенства. Но к этому надо стремиться.

Так должно быть, в первую очередь, внутри России. Так должно быть и с ближайшими соседями. Тем более, что с ними у нас и общая история, и общие победы, как в Великой Отечественной. Дай Бог, чтобы и дальше так было.

Беседу вел Николай Головкин

http://www.patriarchia.ru/db/text/110 811.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru