Русская линия
Российская газета Виктор Чемодуров05.05.2006 

Чудотворная в розыске
На поиски «покровительницы и заступницы Курского края» брошены все силы

Православное население Курской области замерло в напряженном ожидании: скоро ли правоохранительные органы найдут злоумышленника и похищенную им из кафедрального собора Знаменского монастыря икону Божьей матери (см. «РГ» от 3 мая с.г.)? И найдут ли вообще?..

Предпосылок к тому, что все же найдут, достаточно много. Во-первых, начальник УВД области генерал-майор милиции Виктор Булушев с курского телеэкрана выражает надежду на успех розыска, который ведется не как-нибудь, а, мол, «с Божьей помощью». Да и облпрокуратура, тоже ныне не ведающая страха перед исключением из КПСС «за веру», утверждает в своих официальных сообщениях, что, дескать, «эта чудотворная икона является покровительницей и заступницей Курского края». Во-вторых, и это главное, усердные молитвы курских генералов не заменяют собой усердной профессиональной работы.

Хищение произошло глухой ночью в самом начале суток 1 мая, и в тот же день в первом следственном отделе УВД города Курска по этому факту было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 158 и ч.1 ст. 164 УК РФ. Расследование поручено следственной группе СЧ СУ при УВД Курской области.

Никакой другой информации, кроме как про получение следствием «Божьей помощи», УВД не дает. «Мы пока не комментируем», — таков стандартный ответ милицейской пресс-службы. Но кое-какие подробности приоткрывает облпрокуратура. По ее сведениям, с места происшествия изъяты отпечатки пальцев, фрагменты следов ладони, следы обуви, микроволокна и микрочастицы, а также орудия взлома. По этим «вещдокам» назначено 16 дактилоскопических, трассологических, биологических экспертиз. Подозреваемый в совершении преступных действий 51-летний рабочий монастыря (по найму) объявлен в федеральный розыск. Ну и, разумеется, «ход следствия взят прокуратурой области на особый контроль».

Таким образом, розыск ведется целенаправленно, и, главное, он персонифицирован. Из других (близких к епархиальному управлению) источников просачиваются более конкретные сведения про «51-летнего рабочего монастыря». Появился в Знаменском монастыре дней за десять до кражи, имел обличье «бомжа» — в лохмотьях, заросший, голосом голодного человека хлеба просил и рассказывал, что по специальности он строитель, а скитается по пути из Питера. В общем, «легенда» оказалась достаточной, чтоб «строителю» монастырские люди предложили поработать здесь и заработать свой хлеб насущный. Только, говорят, в день перед самым хищением «бомж из Питера» всех поразил тем, что чисто побрился, приоделся и выглядел уже первостатейным интеллигентом. Поразил, впрочем, всех, кроме монастырской охраны. Охрана имеет достаточно навыков, чтобы, например, выталкивать взашей за ограду журналистов (это было совсем недавно, при подъеме нового купола на возвращенный монастырю Воскресенский храм), но, как выясняется, совершенно не способна выполнять функции службы безопасности. Не учтено даже то, что примерно по такому же «сценарию» года четыре назад в Курске был ограблен кафедральный Сергиево-Казанский собор: явился и втерся в доверие некий странник, потом украл иконы семнадцатого — восемнадцатого веков и скрылся. Ни «странник» этот, ни иконы до сих пор не найдены…

По прошествии дней яснее становится, что именно украдено в Знаменском соборе. Украден список с подлинной, сейчас находящейся в США Курско-Коренной иконы «Знамение» — иконы, являющейся главной святыней («одигитрией», то есть путеводительницей) русского зарубежья. Так сложилось, что связанные с этой иконой легенды и ее историческая судьба с удивительной пронзительностью и смысловой глубиной отразили в себе судьбы русского народа в предшествующие века и особенно в варварском двадцатом столетии. Образ Богоматери, по легенде, явился курянину (жителю Рыльска) в корнях дерева в 1295 году для ободрения национального духа — Курск и вся окрестная земля в то время пребывали в руинах и разоре, а люди, как потерянные, бродили по лесам в поисках пропитания. Однажды эту икону кривой саблей разрубил пополам крымский татарин, но когда вернувшийся из плена священник нашел и сложил две половинки, они, дескать, срослись без следа разруба. До сих пор, однако, никак не срастется русская душа, разорванная двадцатым столетием. Всего у нас, русских, по два: две Коренных пустыни (одна под Курском, а другая, «новая», под Нью-Йорком), два Знаменских собора (в Курске и Нью-Йорке), две иконы — подлинная там и список здесь…

Все это говорится к тому, что к произошедшему в ночь на 1 мая неприложимы появившиеся рассуждения о том, что, мол, похищенный список не представляет собой ни «музейной», ни «рыночной» ценности. Мол, изготовлен он монахами Знаменского монастыря в 1902 году, а это слишком позднее время для старинных икон… А облачение Божьей матери украшено не очень ценным речным жемчугом… Правда, похищены еще и цепочки, перстни и другие украшения, которыми икона была увешана как подношениями прихожан, которых она, дескать, исцелила или облагодетельствовала иной чудотворной помощью…

Не знаю, сколько там было золота, сколько жемчуга и серебра. Украден список, который в свою судьбу вобрал сумасшедшее двадцатое столетие. Многие годы после богоборческого разгона монастырей вообще и курского Знаменского в частности икона сохранялась в доме сельских жителей Белгородской области. В 1993 году женщина из этой семьи принесла ее и передала владыке Ювеналию — после того как узнала, что использовавшиеся под кинотеатр «Октябрь» и заводские нужды монастырские строения возвращаются Курско-Белгородской (на тот момент) епархии. Таков был наказ ее дедушки и бабушки, и она его исполнила.

Одна только история этого тихого и в то же время протестного крестьянского хранения русской святыни (пусть даже «всего лишь» копии, освященной на подлинной иконе) наполняет ее ценностью, не поддающейся рублево-долларовому исчислению…

И ясно другое. Какая-то мразь, которую сами или по наитию, будем надеяться, поймают-таки курские сыскари, совершила то, что будет считаться курской кражей ХХI века. Не по сумме похищенного, а по степени кощунства и святотатства. Об этой краже область будет помнить долго, о ней будут писать, вспоминать. Как вспоминают по сей день об аналогичных событиях прошлых веков. В 1898 году икону «Знамение» пытались взорвать молодые революционеры — чугунная сень развалилась, а икона уцелела. В 1918 году святыню вновь осквернили: чудотворную икону и список с нее украли, потом, ограбив, выбросили… Монахи «грешили на чекистов, чекисты — на монахов, а расследование вела белая гвардия. Да так, по понятным историческим причинам, его и не закончила, унеся с собой курский образ Богоматери за пределы России…

Приближается, однако, время очередного крестного хода из Курска в Коренную пустынь (он свершается ежегодно в девятую пятницу после Пасхи). С некоторых пор именно с иконой, ныне украденной, ходили люди. С чем же, тревожатся сегодня некоторые куряне, идти на сей раз?!

Надо сказать, уже к утру 1 мая, как только обнаружилась пропажа, в Знаменском соборе на месте исчезнувшей иконы разместился другой освященный список. В самой Коренной пустыни есть список, освященный на подлинной иконе и переданный в 1989 году из США — к началу возрождения традиции знаменитых курских крестных ходов. Проблема не в списках. Проблема — в том, чтобы на дерзкий, кощунственный вызов общественной нравственности был дан быстрый и адекватный ответ.

http://www.rg.ru/2006/05/05/ikona.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru