Русская линия
Русская линия Андрей Иванов14.03.2007 

Дума и революция
Отклик на книгу А.Б.Николаева «Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля — 3 марта 1917 года»

Обложка книги А.Б.Николаева "Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля – 3 марта 1917 годаМонография петербургского историка Государственной думы и Февральской революции доктора исторических наук Андрея Борисовича Николаева — «Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля — 3 марта 1917 года» (СПб., 2005) — стала настоящим прорывом в изучении темы. Несмотря на то, что эта фундаментальная (почти 44 печатных листа!) работа вышла уже как полтора года назад (каюсь перед глубоко уважаемым мной автором, любезно подарившим мне эту замечательную во всех отношениях книгу, что не сумел откликнуться на ее выход сразу), она не только ничуть не устарела, но, пожалуй, только стала постепенно осмысляться историками.

Книга, которая легла в основу успешно защищенной А.Б.Николаевым докторской диссертации, вышла в своем роде образцовой — количество выявленных и обработанных историком разнообразных источников, а также проработка существующей по теме литературы не могут не впечатлять. Конечно, вряд ли ей станут зачитываться любители исторической беллетристики, но для исследователей февральских событий, 90-летие которых мы отмечаем в этом году, это настоящий кладезь, вобравший в себя результаты многолетнего кропотливого труда известного историка. Судите сами — 5 дней революции в мельчайших потребностях, с мощной доказательной базой излагаются А.Б.Николаевым почти на 700 страницах убористого шрифта. При этом книга состоит из двух равнозначимых частей — основного текста, повествующего об участии Думы в революции и блока комментариев со справочным аппаратом, составляющего едва ли не треть всей работы. Признаюсь честно, осилить книгу «от» и «до» непросто, но трудолюбивый читатель будет, вне всякого сомнения, щедро вознагражден — книга эта бесспорно войдет в число классических трудов по истории Февральской революции.

Поставив за цель своей работы определить место и роль Государственной думы в Февральской революции и создание наиболее полной картины думского участия в революционных событиях, автор блестяще с ней справился. Оставив за рамками исследования довольно неплохо освещенные вопросы (образование Временного правительства, ликвидацию призванной навести в Петрограде порядок экспедиции генерала Н.И.Иванова, отречение Императора Николая II от престола и отказ воспринять его Великого князя Михаила Александровича и некоторые другие), А.Б.Николаев сконцентрировал все свое внимание на решающих днях переворота (27 февраля -3 марта), в ходе которых IV Дума показала себя в полной мере как центр революции и штаб восстания. Последнее хочется подчеркнуть особо. В отличие от до сих пор «гуляющих» в исторической литературе представлениях не то о «контрреволюционности», не то о «нерешительности» Думы, А.Б.Николаев с фактами в руках доказывает прямо противоположное — последняя Государственная дума вполне сознательно стала центром революции, взяв на себя с 27 февраля руководящую роль в процессе захвата власти.

По словам историка, Государственная дума стала втягиваться в революцию утром — днем 27 февраля 1917 г. (уже постановления Совета старейшин, на котором не присутствовали только крайне-правые, создавало впечатление перехода Думы на сторону бунта). Отказавшись подчиниться царскому указу о роспуске на каникулы и приняв решение о создании Временного комитета Государственной думы, «парламентское» большинство ясно дало понять, что оно готово встать во главе революционного движения, возложить на себя функции правительственной власти (именно так и были восприняты в Петрограде действия нижней палаты парламента). Причем действовали думцы отнюдь не либерально, а в полном смысле слова революционно (создание института комиссаров, аресты, всплеск революционного насилия и т. д.). Именно действия Думы, отмечает А.Б.Николаев, повинны в революционизации всей страны. Существенному пересмотру подвергся в работе и взгляд на взаимоотношения между Думой и Петроградским Советом солдатских и рабочих депутатов, которые, как выясняется, не только противостояли друг другу, но и тесно сотрудничали, являя собой в эти дни совместную думско-советскую власть. При этом, подчеркивает ученый, внося весьма важную коррективу в представление о так называемом «двоевластии», думский элемент в решающие дни февральского переворота преобладал над советским.

«Левые депутаты Государственной думы сыграли решающую роль в создании Петроградского Совета рабочих депутатов. Каких-либо попыток препятствовать организации Совета со стороны Государственной думы, ее Временного комитета не выявлено — отмечает Николаев. — Создание Петроградского Совета в стенах Таврического дворца, а также, то, что ряд левых депутатов Думы занял руководящее положение в Исполкоме Петроградского Совета, говорило о следующем: во-первых, Государственная дума в лице Временного комитета была готова поделиться частью своего влияния и авторитета с Петроградским Советом; во-вторых, было положено начало взаимовыгодному думско-советскому сотрудничеству, инициатором которого выступила Государственная дума» (С. 159).

Любопытен и взгляд А.Б.Николаева на специфику российского либерализма. «Особенность российского либерализма, — отмечает он, — заключается в том, что при определенных условиях — стихийно начавшейся революции и возможности взятия буржуазией власти в свои руки — российский либерализм становится на позиции буржуазного революционаризма» (С. 8).

Как убедительно доказал А.Б.Николаев, именно благодаря депутатам Государственной думы (прежде всего — «штабу Керенского») в Петрограде были сформированы первые революционные отряды, имевшие своей задачей захват правительственных учреждений и стратегически важных пунктов. При этом Совет рабочих депутатов был 27 февраля далек от того, чтобы взять на себя руководство восстанием. Временному же комитету Государственной думы напротив довольно оперативно удалось решить в городе военный вопрос в свою пользу. Именно думские органы сумели организовать и провести переход запасных воинских частей Петрограда на сторону революции и наладить ее охрану. Как удалось установить историку, «еще до принятия решения о взятии власти в свои руки, Временный комитет в лице его видных членов (Родзянко, Некрасова и Керенского) предпринял шаги к свержению царского правительства» (С. 507).

В работе проведен серьезный анализ логики развития революция в Петрограде — события расписаны едва ли не по минутам; дан самый подробный в современной исследовательской литературе состав думских комиссаров, с указанием их полномочий и действий; расписано поведение депутатов Думы, так или иначе принимавших участие в революции; детально освещены сферы думско-советского сотрудничества в различных вопросах (военном, продовольственном и др.); рассказывается об истории создания думских следственных органов, об организации первых арестов деятелей «старого режима».

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает раздел книги посвященный революционному насилию — он в корне опровергает все еще блуждающий в литературе взгляд на февральскую революцию как «бескровную». Очень показательно, что в первые же дни революции на улицах столицы оказалось выпущенными на свободу около 20 тысяч (!) заключенных, из которых 4 тысячи были уголовниками. И естественно, что перед новой властью тут же остро встал вопрос об охране общественного порядка, ей же нарушенного…

Подводя итог, А.Б.Николаев констатирует: «Государственная дума играла руководящую роль в Февральской революции, начиная с 27 февраля 1917 г., пройдя путь от попытки реализовать идею о создании ответственного министерства (правительства) до проведения мероприятий, направленных на захват власти, создания Временного правительства и свержения самодержавия. Весь комплекс мероприятий, проведенный Государственной думой и ее органами, характеризует превращение думских либералов из оппозиционеров в буржуазных революционеров» (С. 592).

Отдельную благодарность хотелось бы выразить автору за многочисленные приложения и алфавитный указатель, представленный в конце книги, без которого обращаться к этому монументальному труду было бы затруднительно. Недостаток же у этой работы, на мой взгляд, один — несоответствующее содержанию качество исполнения издания и мизерный тираж (500 экз.). Впрочем, упреки эти, никакого отношения не имеющие к автору книги, увы, являются общими недостатками серьезной научной литературы издаваемый в современных «рыночных» условиях.

http://rusk.ru/st.php?idar=170885

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Дмитрий Стогов, к.и.н.    22.03.2007 18:05
В данный связи отмечу ещё одно важное обстоятельство. Дело в том, что уже с 1915 года Дума постепенно вела ярко выраженную антиправительственную политику и, фактически, политику, направленную на борьбу с монархией. Уже начиная с осени 1915 года доклады председателя Думы М. В. Родзянко императору становились всё более и более жёсткими и агрессивными по тону. Он не упускал ни одного случая, чтобы напомнить царю о требовании «общественности» создать так называемое «правительство доверия», и, как справедливо отмечал покойный В. И. Старцев, Родзянко, «как расчётливый торговец, всегда говорил с «запросом»—сразу об «отвсетственном министерстве»» (См.: Старцев В. И. Тщетные усилия Родзянко / Нестор № 3. Между двух революций 1905—1917. СПб., 2005. С. 194). Активное думское большинство во главе с её председателем постепенно готовили почву для свержения монархии и фактического захвата власти в стране.
  Андрей Иванов    14.03.2007 15:14
Уважаемый Григорий Борисович!
Единственная тема, которая практически осталась за "кадром" книги – это масонская тематика. Полагаю, что автор сознательно избегал прикосновения к ней, чтобы с твердой фактологии не соскользнуть в область конспирологии. К тому же учтите, что это, по сути, докторская диссертация, а защищать диссертации по масонской теме не так то просто :)
Не скрою, жаль, конечно, что Андрей Борисович, эту сторону революции не осветил; но с другой стороны не думаю, что исследование от этого сильно пострадало.
  Г. Кремнев    14.03.2007 13:05
Спасибо за содержательную рецензию!
Дорогой Андрей Александрович!
А как в этой книге глубокоуважаемый Автор трактует многосложную "масонскую тему": она ведь далеко не столь однозначна, как представляется и нашим паториотам (напр., О.А. Платонову) и нашим ПЛЮ-ралистам (см. поразит. по безстыдности ст. "в тему" обозревателя с небезызвестного Портала-Кредо.ВРУ – Мих.Ситникова).
Я имею в виду то, что ниточки от Маклакова(В.А.) и Керенского – тянулись в совсем РАЗНЫЕ концы! Да и сама роль АФК в эти решающие февр.-март.дни заставляет неск. по-иному трактовать его последующую как бы(!!!) бездарную деятельность на посту главно-уговаривающего… А м.б. кукловоды перед ним И ставили совсем ИНЫЕ задачи нежели удержание с таким огр.напряжением завоеванной в феврале-марте – власти?…
Оставляю это утверждение на своей совести "полу-дилетанта"…
И всё же, и всё же.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru