Русская линия
РадонежИеромонах Макарий (Маркиш)03.05.2006 

«Не было бы счастья, да несчастье помогло»
(уроки церковной истории)

Эта мудрая русская пословица с глубоким православным подтекстом весьма точно описывает формирование моих взглядов на Церковь вообще и на Русскую Церковь в особенности. Я приехал из России в Бостон и стал прихожанином Богоявленской церкви в то самое время, когда бывший архимандрит Пантелеймон (Метропулос) покинул Русскую Зарубежную Церковь и увел за собой группу своих приверженцев. Сегодня, 20 лет спустя, мало кто помнит о «Бостонском расколе»; но передо мной прошли живые люди, греки, американцы и русские, с исковерканной душой и судьбой, и я их не забуду.

«Не судите, да не судимы будете», — повторяем мы евангельские строки. Но возможно ли называть черное белым? Согласно Авве Дорофею, бывает нужно, даже не называя человека вором, сказать: «Он украл». Так и я скажу про бывшего архим. Пантелеймона: он украл у своих последователей Христа, украл истину, украл спасение. Украл жен у мужей, родителей у детей. Украл разум и благодать священства у служителей алтаря (кое-кто из них, даже принеся однажды покаяние, продолжает безумствовать и сегодня). Украл Церковь, подменив ее сектой.

И вот в этой секте, среди ее лидеров и адептов, я обнаружил неведомую мне прежде ненависть к Московской Патриархии — ненависть, которую можно было бы назвать дикой и звериной, если бы у диких зверей было что-то похожее. «Контакты с Москвой» выдвигали они в качестве тягчайшего обвинения в адрес Зарубежной Церкви: одного этого обвинения было довольно, чтобы без тени сомнений объявить Зарубежную Церковь «еретической» и «утратившей благодать», что на их взгляд оправдывало любые действия против нее.

В то же самое время я обнаружил и другие, весьма уважаемые источники и авторитеты в Зарубежной Церкви, говорившие о её прошлом и будущем совсем в ином тоне. Я начал знакомиться со свт. Иоанном (Максимовичем); тогда он еще не был прославлен, но рядом со мной были те, кто любил его при жизни и был уверен в его святости. Поэтому, когда я стал его читать, его слова значили для меня куда больше, чем «церковная политика», как-то пытались представить мне кое-кто прихожан: «Наша Русская Зарубежная Церковь — свободная часть Русской Церкви… Русская Зарубежная Церковь не связана административно с такой властью [Московской Патриархии], но мы объединены духовно со Святой Русской Церковью, ибо мы часть Русской Церкви».

Познакомился я и с о. Серафимом (Роузом), тоже через близко знавших его людей, и тоже почувствовал на себе силу его слов, начиная от юношеских набросков грандиозной книги о Царстве Божием и царстве человеческом, и до проповедей последних дней его жизни. Я стал переводить его на русский, и благодаря этому его живая речь особенно глубоко отпечаталась в моем сознании. Сколь же важно было для меня обнаружить эволюцию взглядов о. Серафима на единство Русской Церкви с возрастом и опытом, как раз по мере нарастания его собственно конфликта с о. Пантелеймоном и всей «бостонской группой», о чем ясно говорит его недавно опубликованная переписка.

Если о. Пантелеймон — как точно подметил один историк — за всё время своего пребывания в Русской Церкви на упустил ни одной возможности причинить ей вред, и если при этом ненависть к Московской Патриархии составляла основу его учения, то я обязан был сделать из этого логический вывод. Конечно, только что вырвавшись из-за «железного занавеса», в те годя я был не прочь щегольнуть своей собственной «анти-московской позицией» на всех направлениях, в том числе и на церковном — но Господь дал мне несколько строгих уроков… А вскоре коммунизм в России стал разваливаться, и правота свт. Иоанна, о. Серафима и их последователей проявилась со всей ясностью.

Характерно, что свт. Иоанн продолжает и сегодня руководить нашими взглядами на единство Русской Церкви по той же логике: «Не было бы счастья…» Каждый желающий легко найдет в Интернете «истинно-православные» материалы («Всероссийский Вестник Истинных Православных Христиан» N 2 (16), 1999. «Прославлен ли у Бога архиепископ Иоанн (Максимович)? Материалы к деканонизации»), где из одного и того же помойного ведра поливают Владыку Иоанна и Московскую Патриархию: «Трудно определить, смешался ли в каком-нибудь колене его род с жидами… Его торжественное „прославление“ превратилось в настоящий экуменический шабаш… Он не считает МП еретической, отпавшей от Церкви… Поэтому размежевание РПЦЗ с МП видится ему только административное, отчего он считает и ту и другую двумя частями единой Русской Церкви».

Что ж; «Ты рекл-еси», — ответим мы очередному глашатаю «истинного Православия»: он дает нам еще один урок практической екклезиологии. Даже те, кого мало интересуют церковно-исторические и богословские вопросы, не усомнятся в простом выводе: «Где Владыка Иоанн, там и мы». Спасибо за напоминание.

Иеромонах Макарий, гор. Иваново

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1696


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru