Русская линия
Нескучный сад Ольга Беляева02.05.2006 

Ремонт покинутых

Cправка

Центр «Сельская церковь» — межрегиональная общественная благотворительная организация, оказывающая содействие спасению церквей — памятников архитектуры в сельских районах России. Председатель Правления — Виктор Михайлович Толмачёв, имеющий двадцатилетний опыт работы в руководстве Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК). Председатель Реставрационного совета — известный реставратор инженер-конструктор Николай Иванович Смирнов. Центр начал работу в 1988 году.

Причешите храм!

Заброшенные сельские храмы разрушаются с каждым днем. Их уже не взрывают, как в советские времена. Но чтобы обвалилась кровля и разрушились стены, взрывы и не нужны, достаточно просто оставить все как есть.

Таких забытых храмов в России тысячи. К счастью, церкви строились с большим запасом прочности, иначе сейчас было бы уже нечего спасать.

«В тех селах, где есть приход, у храма еще есть надежда. К сожалению, это редкий случай. Чаще после проведения антиаварийных мероприятий приходится заколачивать окна и двери, — рассказывает Светлана Александровна Мельникова, директор центра «Сельская церковь», которая много лет проработала в системе охраны памятников архитектуры- «Что хорошо — за 18 лет работы центра ни в одном из законсервированных храмов ни разу не разбили окна хулиганы, не сняли черепицу домовитые селяне. Хотя тот же храм, но полуразрушенный разбирали на кирпичи для хозяйственных построек. Когда храм убран, «причесан», его не трогают».

В центре собрались специалисты — инженеры, архитекторы, искусствоведы, — для которых сохранение старинных сельских церквей стало делом жизни.

«К нам обращается множество людей. Больше тысячи в год. Когда мы поняли, сколько в России уникальных церквей, которые продолжают разрушаться, тогда и появилась идея храмы не доводить до состояния полной готовности, а хотя бы поддержать «на плаву», чтобы они все-таки смогли дождаться восстановления прихода для своей новой жизни. Мы не беремся за храмы, которые нужно возводить заново. Если есть, что спасти, мы спасаем и укрываем от разрушительного воздействия влаги. Работаем преимущественно в селах — там храмы не видят богатые люди, местные жители обычно в добровольцы не рвутся. Хотя часто с просьбой помочь восстановлению храма к нам обращаются сельские учителя, бабушки, которые когда-то ходили в этот храм на службу, но их единицы, своими силами спасти храм они не могут», — говорит Светлана Александровна.

В работе одновременно находится от 2 до 5 церквей. Центр рассматривает все просьбы о помощи, но работы ведутся только в храмах, для которых нашлись благотворители. О каком-то отборе по «степени разрушения» говорить не приходится: все разрушающиеся церкви находятся приблизительно в равном положении. Сперва сотрудники Центра приезжают смотреть здание, затем опытные инженеры выполняют проектный план, потом руководят работой. Официально реставрационный период длится с 1 мая по 15 сентября. Но кровельные работы проводятся и зимой. Наемные бригады строителей добровольцев не приветствуют — помощь принимают только в уборке территории. Дело в том, что храмы часто находятся в аварийном состоянии и присутствие посторонних на строительной площадке может закончиться трагедией.

Каждый случай индивидуальный. В одном храме нужно укрепить купол, в другом — фундамент, своды, переложить карниз. Работы можно считать оконченными, когда в храме есть окна и двери, полностью покрыта крыша и застелены полы, хотя бы в алтаре.

Сложнее всего, когда от храма осталось только несколько стен с изумительными фресками, и их необходимо срочно спасать. Уцелевшие стены порой еле держатся, ошибка рабочего может привести к обрушению здания.

Трещина!

Если в вашем храме стена дала трещину, не стоит медлить с приглашением специалистов. Быть может, проблема решается легко и трещину достаточно замазать. Но может быть и так, что трещина «пошла» из-за того, что ослаблен фундамент. В таком случае, если своевременно не поставить диагноз и не принять меры по укреплению основы, может рухнуть все здание. Можно выяснить, продолжает ли увеличиваться трещина, плотно приклеив поперек нее полоску бумаги.

В работе Центра бывали случаи, когда из-за прекращения финансирования приходилось крыть крышу, оставляя трещину в стене, как есть. Но такое решение сопряжено с большим риском и принимается профессионалами только в самом крайнем случае. «Крышу покрыли, вода в храм не затекает — „задача минимум“ выполнена. Правда, когда работы полностью завершены, мы все равно поддерживаем связь с храмом: не выбили ли окна, не растащили ли иконостас? Бывает, приходишь в полностью разрушенный храм, а все иконы на месте. Ремонтируем, запираем двери. Приезжаем через какое-то время — замки взломаны, иконостас пустой. Приходится теперь найденные иконы сдавать в епархию, а в храме вешать бумажные» — рассказывает Светлана Александровна.

Не стоит на свой страх и риск карабкаться на полусгнивший карниз, чтобы выкорчевать выросшую на крыше березку. Лучше попытаться найти способ подновить карниз — самостоятельно, или при помощи рабочих.

Деньги от Шаляпина

Начать спасение храма можно и без специалистов. Сотрудники центра «Сельская церковь» утверждают, что существует работа, которую необходимо выполнить в любом разрушающемся храме и которую сможет осилить любой человек: уборка храма и примыкающей территории. После этого внешний вид храма меняется кардинально. И результаты таких изменений видны сразу. Вместо хулиганов к стенам церкви собираются добровольцы.

В августе 2004 года по приглашению «Сельской церкви» в село Садуново Кимрского района Тверской области приезжали студенты из Ирландии и Польши. Добровольцы расчистили территорию вокруг местной Никольской церкви от груд земли и битого кирпича, вырубили кусты и деревья, росшие вплотную к стенам. Сама церковь стала как будто выше. В Центре вспоминают, что храм в Садуново уцелел благодаря чуду. Представьте себе крышу, которая висит в воздухе, хотя должна бы упасть и окончательно разрушить то, что осталось от храма. Местные жители растаскивая кирпичи, разобрали несущую стену. По всем законам архитектуры купол непременно должен был упасть, но уцелел. «Когда мы увидели это чудо, мы решили, что храм нужно спасти. Вообще, с храмом, который было бы невозможно восстановить, мы пока не сталкивались. Разве что, если он снесен до основания. Часто за словами „церковь не подлежит реставрации“ скрывается банальное нежелание работать. Какой-то минимум, как для Никольской церкви, можно сделать всегда», — говорит Светлана Александровна. Противоаварийные работы в Никольской церкви продолжались более 12 лет (большую часть времени занимали поиски благотворителей). Сейчас храм выведен из аварийного состояния, восстановлены разобранные стены.

Еще тот, кто хочет сделать что-то для спасения заброшенного сельского храма, может вставить окна и двери, чтобы уберечь от дождя и снега. Это, пожалуй, самое важное в консервации. Влага опаснее времени: ржавеют и ветшают металлические опоры, разрушается каменная кладка, сами камни плесневеют и осыпаются. Уникальные фрески под воздействием влаги темнеют и стираются. Если же перекрыть доступ в храм влаге и хулиганам, церковь может простоять еще очень долго. За это время вы можете найти тех, кто поможет в дальнейшем восстановлении.

Кроме того, постарайтесь узнать историю храма. Так например, исследовательская работа помогла храму Казанской Божией Матери в селе Гагино, недалеко от Сергиева Посада. Деньги на его восстановление искали два года. Но затем выяснилось, что 27 августа 1898 года здесь венчался великий русский певец Фёдор Шаляпин с Иолой Торнаги, итальянской балериной, солисткой Оперы Мамонтова. Артисты Большого театра узнали о реставрации Шаляпинской церкви и пожертвовали на ее восстановление сбор с одного из спектаклей.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=21§ion=13&article=425


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru