Русская линия
Православие.RuМитрополит Иларион (Алфеев)21.04.2006 

Православие против «планетарного гуманизма». Часть 2
Интервью с епископом Венским и Австрийским Иларионом (Алфеевым)

— Какие, на Ваш взгляд, права необходимо сегодня защищать в России в первую очередь?

— Во-первых, права детей. Сегодня в России создалась парадоксальная ситуация. Страна утопает в нефтедолларах, цены на нефть и другие энергоносители превысили все рекорды, накоплены значительные финансовые ресурсы. А между тем положение у нас с детской беспризорностью — как в странах «третьего мира». Число беспризорных детей, детей из неблагополучных семей, детей, страдающих серьезными заболеваниями и не получающих адекватной медицинской помощи, исчисляется сотнями тысяч. Пособия на детей выплачиваются такие, что о них стыдно говорить.

Россия инвестирует лишние деньги — а это миллиарды долларов — в западные банки и промышленные корпорации. Но не лучше ли их инвестировать в собственных детей? Создать сеть детских домов для беспризорных, повысить уровень социальной защищенности многодетных семей, добиться положительных сдвигов в сфере воспитания и образования. Сейчас много говорится и пишется о демографическом кризисе в России. Но что реально делается для изменения ситуации? Никакой внятной демографической политики по-прежнему нет, никаких инвестиций в собственное будущее государство не делает.

Защита прав детей — это задача первостепенной важности. В том числе тех детей, которые еще не появились на свет. Невозможно, чтобы аборт — это узаконенное убийство — оставался и дальше столь же обыденным и рутинным мероприятием, уносящим миллионы жизней ежегодно. Должна быть объявлена всенародная война аборту, которая должна вестись на государственном и общественном уровне, а также в средствах массовой информации.

Во-вторых, нужно защищать права матерей. Социальная защищенность матерей должна быть поднята на новый уровень, пособия матери по воспитанию ребенка, особенно второго и третьего, должны быть многократно увеличены. Государство и общество должны способствовать росту числа многодетных семей. Для этого существенные сдвиги должны произойти не только в социальной сфере, но и в общественном сознании. Образ матери должен занимать подобающее место в средствах массовой информации, особенно на телевидении, тогда как программы, пропагандирующие блуд и разврат, должны быть запрещены.

В-третьих, необходимо защищать права пожилых людей. В этой сфере ситуация тоже обстоит крайне неблагополучно. На Западе человек, выходя на пенсию, начинает вторую жизнь — у него появляется много свободного времени и много свободных денег, он может позволить себе, например, дорогостоящие путешествия, которые раньше были ему не по карману. Значительное число туристов на Западе составляет именно пенсионеры. А во многих регионах России по-прежнему нищенские пенсии, нередко ниже прожиточного минимума, так что пожилым людям не хватает средств на лекарства и на еду. Забота о пожилых людях и защита их прав — важнейшая задача государства и общества.

В-четвертых, необходимо защищать права военнослужащих, особенно солдат срочной службы. В перспективе, как мне представляется, срочную службу нужно вовсе отменить, как это сделано в большинстве стран Запада. До тех же пор, пока она не отменена, необходимо принятие целого пакета мер, которые сделали бы армию более гуманной. Например, давно пора отказаться от практики отправки молодых военнослужащих за несколько тысяч километров от дома: по возможности, они должны проходить службу вблизи от родных мест, чтобы родственники могли их посещать. Необходимо принятие экстренных мер по предотвращению «дедовщины» в армии, ежегодно уносящей и калечащей жизни молодых людей. Необходимо создание института военных капелланов (причем не только православных, но и представляющих другие религии). Двадцать лет назад, когда я служил в армии, об этом и подумать было невозможно, но сейчас такая возможность имеется, и было бы преступлением этой возможностью не воспользоваться.

— Сегодня в нашем обществе все чаще слышится мнение о том, что в сфере защиты прав человека традиционные религиозные конфессии, и, прежде всего, наиболее крупная из них — Русская Православная Церковь, должны были бы стать полноправным партнером государства…

— Это справедливая позиция. Посмотрите, Православная Церковь в России обладает ныне правом заниматься благотворительной деятельностью. Однако масштабы церковной благотворительности несопоставимы с масштабами социальных бедствий, требующих участия Церкви. В значительной степени эта ситуация объясняется тем, что у Церкви до сих пор нет стабильной финансовой базы, которая позволяла бы ей осуществлять широкую благотворительность.

До 1917 года Церковь была крупнейшим землевладельцем и обладала колоссальной недвижимостью. Вся эта собственность после революции была национализирована, а значительная часть ее уничтожена. Никакой реституции до настоящего времени не произошло. Государство возвращает Церкви многие культовые здания, однако возвращает в пользование, а не в собственность. На практике это, как правило, означает, что от Церкви требуется восстановление за свой счет тех зданий, которые советская власть превратила в руины, однако даже восстановленные здания остаются собственностью государства.

В отличие от тех стран, где церковное имущество не было национализировано (как в Австрии) или где произошла реституция собственности (как в Литве, Латвии, Венгрии), в России у Церкви нет недвижимости, которую она могла бы использовать в качестве источника дохода. В отличие от государств, где (как в Германии) существует церковный налог, в России Церковь сама облагается различными налогами. Главным источником дохода для Церкви остаются, как и в советское время, добровольные пожертвования верующих. Однако на одних пожертвованиях невозможно развернуть широкую благотворительность: возможны лишь отдельные проекты, осуществляемые благодаря привлечению частных спонсоров.

Президент Путин говорит о том, что государство в долгу перед Церковью. Но, как известно, долг платежом красен. Таким платежом и должна была бы стать реституция церковной собственности, которая принесла бы пользу не только Церкви, но, прежде всего, государству и народу. Ибо она позволила бы Церкви развернуть широкую благотворительную работу и тем самым хотя бы в некоторой степени снять с государства бремя ответственности за решение тех многих задач в социальной сфере и в сфере защиты прав человека, которые пока остаются нерешенными.

— Владыка, расскажите, пожалуйста, немного о своей работе в качестве Представителя Русской Православной Церкви при европейских международных организациях?

— В январе 2002 года я был рукоположен в сан епископа, в июле того же года назначен представителем Русской Православной Церкви при европейских международных организациях, а в мае 2003 года — правящим архиереем Австрийский и Венгерской епархий.

Представительство Русской Православной Церкви при европейских международных организациях было создано решением Святейшего Патриарха и Священного Синода в 2002 году. За прошедшие три с половиной года представительство превратилось, прежде всего, в крупный информационный центр.

Несколько раз в месяц мы выпускаем информационный бюллетень «Europaica» на трех языках — английском, французском и немецком; в нем размещаются материалы как новостного, так и аналитического характера. Они посвящены роли религии в современной Европе, роли христианства и, в частности, Православия, на европейском континенте, взаимоотношениям между религиозными ценностями и секулярным гуманизмом… С ноября 2002 года, когда появился первый бюллетень, выпущено уже 92 номера, каждый из которых в распечатке занимает 15−20, а подчас и 30 страниц. Бюллетень является, наверное, самым многотиражным православным изданием в мире: количество электронных адресов, по которым он рассылается, превышает 5 тысяч, при этом некоторые адреса — коллективные. Представительство выпускает также русскоязычный бюллетень «Православие в Европе». Кроме того, мы поддерживаем интернет-сайт, являющийся самым крупным англоязычным сайтом Московского Патриархата.

Мы ведем также широкую представительскую деятельность, принимаем высоких гостей. Среди гостей представительства были королева Бельгии Паола, глава Евангелическо-Лютеранской Церкви Финляндии — архиепископ Юкка Паарма, другие политические, общественные и религиозные деятели. Мне приходится регулярно встречаться с европейскими политическими деятелями, в особенности с теми, кто заинтересован в обсуждении церковной и религиозной проблематики.

Летом прошлого года я участвовал во встрече представителей Церквей и традиционных религий Европы с председателем Еврокомиссии Ж.М. Баррозо. На этой встрече говорилось о необходимости более систематического диалога между Церквами и религиозными объединениями, с одной стороны, и органами Европейского Союза, с другой. Такой диалог предполагается новой европейской конституцией, проект которой был предложен всем странам Евросоюза, но отвергнут во Франции и Голландии. Дальнейшая судьба европейской конституции пока не ясна, однако важно, чтобы необходимость открытого, прозрачного и регулярного диалога Евросоюза с Церквами и религиозными общинами была зафиксирована в тех законодательных актах, которыми может быть заменена конституция.

По сути дела, диалог, который мы ведем с Евросоюзом, является тем же самым разговором о ценностях, который я затронул на Всемирном Русском Народном Соборе. Мы пытаемся убедить чиновников Евросоюза в том, что при принятии законодательных норм необходимо учитывать мнение Церквей и религиозных организаций.

— Насколько результативен этот диалог с западной стороной?

— Если поначалу эту позицию просто игнорировали, то теперь, благодаря согласованным действиям различных церковных представительств, к ней стали прислушиваться.

Как известно, Россия не является членом ЕС, и нам иногда задают вопрос: какое отношение имеет Московский Патриархат к Евросоюзу? На это мы отвечаем, что Московский Патриархат — отнюдь не только Церковь России: его каноническая территория включает Украину, Белоруссию, Молдавию, страны Балтии, государства Средней Азии. Приходы и епархии Московского Патриархата существуют во многих странах Западной Европы. Поэтому для нас далеко не безразлично, каким будет европейское законодательство, какие нормы будут в него заложены, и насколько при выработке этих норм будет учитываться позиция Церквей.

Мы считаем важным участвовать в данном процессе именно сейчас, пока эти нормы еще не зафиксированы окончательно. Иначе получится как с «Декларацией прав человека», которая принималась без участия Церквей, а теперь Церкви задним числом должны осмысливать ее основные положения и давать на них свою реакцию.

Конечно, далеко не всегда наше участие в дискуссиях, которые ведутся в учреждениях Евросоюза, приносит видимые плоды. Но иногда оно сказывается на результатах голосования по тем или иным нравственным вопросам. Например, в начале прошлого года Совет Европы готовил резолюцию, которая узаконивала так называемую активную эвтаназию, то есть умерщвление тяжело больного пациента врачом. За несколько недель до начала заседания, на котором резолюция должна была обсуждаться (по прогнозам, она должна была быть принятой с небольшим перевесом голосов), мы попросили Святейшего Патриарха сделать специальное обращение к депутатам Совета Европы от России. Такое обращение было сделано, наши депутаты его учли, и резолюция не прошла.

С лета 2005 года в Страсбурге действует самостоятельное представительство Московского Патриархата, а до этого времени нашему брюссельскому представительству приходилось работать, как говорится, на два фронта, что было нелегко.

— Что, Владыка, Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

— Я с интересом слежу за интернет-порталом Православие.Ru. Мне близка позиция умеренного консерватизма, избранная этим порталом, и я считаю, что он по праву занимает первое место в рейтингах православных сайтов. Важно, что на сайте регулярно появляется информация не только о Русской, но и о других Поместных Православных Церквах.

Хотел бы пожелать всем читателям помощи Божией и благодатного утешения от Господа в праздник Святой Пасхи. Каждый раз, когда приходят эти святые дни, они переживаются нами по-новому. Своими богослужениями Православная Церковь дает нам возможность быть причастными к страданиям Спасителя, стоять у креста Христова, умирать вместе с Ним, чтобы вместе с Ним воскреснуть. Надо с особым вниманием вслушиваться в слова богослужебных текстов и вдумываться в их содержание, потому что из них, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова), православный христианин может научиться всему необходимому на поприще веры.

Мы можем стать подлинными православными христианами только в том случае, если будем знать свою литургическую традицию, свое богослужение, свое богословие, свое церковное Предание. Желаю всем читателям сайта ежедневно приобщаться к тому неоскудевающему богатству, к той неиссякаемой сокровищнице мудрости, которая заключена в Предании Православной Церкви.

Церковь Христова есть «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3:15): через свое богодухновенное Предание она открывает нам путь к Богу, к духовному совершенству, к Царству Небесному.

С епископом Иларионом беседовал Василий Писаревский

http://www.pravoslavie.ru/guest/60 419 141 435


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru