Русская линия
Седмицa.RuСвященник Михаил Желтов,
А. Ткаченко
21.04.2006 

Страстная седмица: Великая Пятница
Статья из VII тома «Православной энциклопедии»

Распятие Христово. Древнерусская икона, XV в.
Распятие Христово. Древнерусская икона, XV в.
Церковнославянское название — Святый и великий пяток; греческое — Hе agia kai megale Paraskeue; латинское — Feria VI in Parasceve],

Пятница Страстной седмицы, один из главных дней церковного календаря, посвященный воспоминанию дня искупительных Страданий и Крестной Смерти Господа Иисуса Христа.

События Великой Пятницы Рассказ о дне страданий Спасителя присутствует у каждого из 4 евангелистов (Мф 26. 20−27. 66; Мк 14. 17−15. 47; Лк 22. 14−23. 56; Ин 13. 1−19. 42), согласно которым все, что произошло в Великой Пятницы, не было случайностью, а являлось важнейшей частью домостроительства (Божественного плана) спасения. Евангелия повествуют о событиях, происходивших начиная с ночи четверга и до вечера пятницы Страстей: после Тайной вечери и Прощальной беседы Спаситель с учениками отправились в Гефсиманию (сад у подножия Масличной (Елеонской) горы), где провели часть ночи (ученики в дремоте, а Христос — в молитвенном подвиге; см. Гефсиманское борение) до прихода Иуды Искариота с вооруженной толпой от первосвященников и старейшин израильских. Господь Иисус был арестован, а его ученики разбежались. Иисус Христос был отведен к первосвященнику Анне, а затем предстал перед Каиафой (до рассвета) и судом Синедриона (утром), который приговорил Его к смерти. В это время ап. Петр, следовавший за Учителем и ожидавший исхода дела во дворе, трижды отрекся от Него. После вынесения приговора Христа доставили к римскому прокуратору Понтию Пилату (он был полномочным представителем римской власти и помимо прочего ведал смертными казнями), который отослал Его к тетрарху Ироду Антипе, правившему в Галилее (ибо Иисус был из Галилеи; тем самым Понтий Пилат хотел переложить на Ирода ответственность за смерть Христа). После допроса, поругания и осмеяния у Ирода Господь Иисус снова был приведен к Пилату. Несмотря на свое желание отпустить Христа и после нескольких неудачных попыток сделать это, Понтий Пилат под давлением иудейских первосвященников и толпы предал Его на Распятие. Узнав о приговоре, раскаявшийся в предательстве Иуда наложил на себя руки. После бичевания и поругания в претории Господь Иисус Христос был выведен за пределы Иерусалима и распят римскими солдатами, разделившими между собой Его ризы, на Голгофе (Лобном месте, где по преданию был похоронен череп Адама (Epiph. Adv. Haer. [Panarion] 26 (46). 5)). Претерпев несколько часов крестных страданий, свидетелями которых было множество народа, Господь Иисус Христос умер на Кресте, «и завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли» (Мф 27. 51−52). Двое из Его тайных учеников Иосиф Аримафейский и Никодим сняли Тело Иисуса с Креста, обвили его плащаницей и похоронили «во гробе» — небольшой пещере неподалеку от Голгофы, закрыв его большим камнем; при погребении присутствовали женщины-последовательницы Христа (мироносицы).

На другой день по просьбе израильских старейшин (боявшихся, что ученики Иисуса украдут Его Тело и объявят о воскресении) Понтий Пилат приказал римским солдатам, опечатав пещеру, охранять ее, а на следующий день произошло событие Воскресения Христова, наряду с Боговоплощением и Распятием являющееся главным событием в истории человечества. Вера в то, что Сын Божий воплотился, пострадал и воскрес, составляет основу и главное благовестие Христианства (см., напр.: Деян 2. 23; 3. 13−18; 4. 10; 1 Кор 1. 18, 23; 2. 2; 15. 3−4), поэтому Великой Пятницы, Великая суббота и Пасха (т. н. пасхальное триденствие) — центральные в церковном календаре. Богослужение Великой Пятницы полностью посвящено воспоминанию событий от окончания Тайной вечери и до погребения Пречистого тела Господа Иисуса Христа (подобно др. дням Страстной седмицы, Великая Пятница как литургический день открывается не вечерней, а утреней и заканчивается на повечерии).

Вопрос о праздновании Великой Пятницы в ранней Церкви неотделим от вопроса о праздновании Пасхи, которая во II—III вв. отмечалась в разных местностях по-разному и часто понималась не как праздник Воскресения, а как воспоминание Распятия (поскольку Страсти Христовы приходились именно на празднование иудейской Пасхи) — напр., в соч. Epistula apostolorum, написанном в М. Азии во II в., воскресший Господь Иисус заповедует апостолам «праздновать воспоминание Его Смерти, т. е. Пасхи». У Тертуллиана «Пасхой» называется день Распятия и Крестной Смерти (Tertull. De orat. 18; ср.: [Ps.-Cyprian]. De pascha computus // CSEL. Vol. 3. P. 3), а Ориген в беседах на Книгу пророка Исаии объясняет, что на Пасху вспоминаются Страдания Христа по той причине, что Его Воскресение и так празднуется каждую неделю (Orig. In Is. 5. 2). У мн. ранних авторов само слово «Пасха» понимается как производное от греческого глагола paschein (страдать) (напр., Мелитон. О Пасхе. 46; Iren. Adv. haer. 4. 10. 1; Iust. Martyr. Dial. 40.1; 91. 4; 92. 1−2; Lact. Div. inst. 4. 26; Ioan. Chrysost. In Ep. I ad Tim. V. 3 // PG. 62. Col. 530; подробнее см.: Mohrmann Ch. Pascha, Passio, Transitus // Ephemerides Liturgicae. R., 1952. Vol. 66. P. 37−52). Даже там, где Пасха понималась как праздник Воскресения, пасхальной литургии предшествовал многочасовой пост (древнейшее свидетельство — Tertull. De orat. 18; De jejun. 2. 2), долженствовавший напомнить о Распятии.

Поскольку до I Вселенского Собора практика праздновать Пасху (понимаемую как праздник Воскресения) в один из воскресных дней не была всеобщей, то и день для воспоминания Страстей в разных традициях выбирался по-разному. Это был или день иудейской Пасхи (по юлианскому календарю в разные годы выпадающей на разные даты), или 25 марта (как историческая дата Страстей), или еще к.-л. день. После I Вселенского Собора всеобщей стала традиция праздновать Пасху в 1-е воскресенье после 1-го весеннего полнолуния, а воспоминание Страстей закрепилось за пятницей перед этим воскресеньем, получившей наименование «Великой» (раннее обозначение дней Страстной седмицы как «великих» — Const. Ap. VIII. 33), «Святой» и др.

Т. о., к IV в. Великая Пятница и Великая Суббота стали днями самого строгого поста в году, готовящего верующих к празднованию Воскресения (вопрос о продолжительности и мере предпасхального поста возник уже во II—III вв. в связи со спорами о дате празднования Пасхи: Euseb. Hist. eccl. 5. 24. 12; Dion. Alex. Ep. ad Basilidem. 1; Didasc. apost. V. 18−19). Строгость поста в Великой Пятницы нашла свое выражение и в ограничении совершения Евхаристии в этот день. После V и до XII—XIII вв. в православных странах в Великой Пятницы литургия не совершалась вообще или совершалась только литургия Преждеосвященных Даров (хотя, напр., в кон. IV в. в Антиохии в Великой Пятницы служили полную литургию: Ioan. Chrysost. De coemetr. et de cruc. // PG. 49. Col. 397−398); согласно Иерусалимскому уставу, принятому в XII—XIV вв. в православной Церкви повсеместно, литургия в Великой Пятницы не совершается (кроме случая совпадения с праздником Благовещения); на латинском Западе в Великой Пятницы вплоть до наст. времени мессы не бывает, но все причащаются Св. Дарами, освященными накануне. Еще одна особенность богослужения Великой Пятницы — бдение в ночь с четверга на пятницу, установленное, возможно, в воспоминание и исполнение слов Христа, сказанных ученикам в Гефсимании (Мф 26. 38, 41). Во многих христианских общинах в ночь на Великую Пятницу уже в IV в. было принято совершать всенощное бдение, подобное пасхальному (Euseb. Hist. eccl. 2. 17. 21−22; Epiph. De fide. 22. 12−14). Особое влияние на формирование богослужения Великой Пятницы как на Востоке, так и на Западе оказала древняя иерусалимская традиция.

Богослужение Великой Пятницы в Иерусалиме в IV—X вв. В Св. Граде, после его восстановления и новой застройки св. имп. Константином и его матерью Еленой, предпасхальные службы, в связи с наплывом паломников и очевидной связью между непосредственными местами Страстей и воспоминанием Страстей приобрели характер воспоминания-воспроизведения событий последних дней и часов земной жизни Господа, превратившись уже к V в. в развитую систему стационального богослужения. Наиболее ранние источники сведений о древней богослужебной практике Иерусалима — это Огласительные и Тайноводственные беседы свт. Кирилла Иерусалимского и т. н. «Паломничество» Эгерии.

В «Паломничестве» Эгергии, которое обычно датируется кон. IV в., службы в Великой Пятницы подробно описаны в гл. 35−37 (SC. 296. P. 280−290). В службах этого дня участвовали все жители Иерусалима (в т. ч. и маленькие дети) и множество паломников; службы возглавлялись епископом. Служб было 3: бдение в ночь с четверга на пятницу, состоявшее из целого ряда последований на разных местах Страстей и шествий с одного места на др., во время которых пелись гимны; трехчасовая служба чтений, совершавшаяся днем (перед этой службой устраивалось поклонение Кресту, первоначально не оформленное как отдельное богослужебное последование); вечерня, которую пели сразу после службы чтений.

Бдение Великой Пятницы начиналось почти сразу после литургии, вечером в Великий четверг; ко бдению все собирались в Елеонской церкви, построенной, по преданию, на месте пещеры, в которой Господь провел со своими учениками последний день перед днем Распятия. В этой церкви все оставались до 5 часа ночи (ок. 23.00 по совр. счету), здесь пелись перемежаемые молитвами гимны и антифоны, «соответствующие дню», а также читалось то место Евангелия, где описывается беседа Господа с учениками накануне Страстей (вероятно, Прощальная беседа — Ин 14−16). Около полуночи все шли на Имбомон (место Вознесения Господня), где снова были чтения, гимны и антифоны, а также молитвы епископа, посвященные Великой Пятнице При первом пении петухов все переходили на то место, где Господь молился в час накануне Страстей (Лк 22. 41), там произносилась молитва, «соответствующая месту», пелся гимн, читался отрывок Евангелия о Гефсиманском молении Спасителя и произносилась еще одна молитва. После этого все медленно (из-за усталости) шли в Гефсиманию, на место, где Господь был взят под стражу. Там зажигали множество свеч (более 200, согласно Эгерии), читалась молитва, пелся гимн и читалось Евангелие о взятии Господа под стражу; в это время, как отмечает Эгерия, все рыдали настолько громко, что было слышно даже в городе. По окончании чтений, уже в предрассветные сумерки, все возвращались в город и сразу шли к главному храму. На рассвете все наконец приходили, на место обретения Креста, там читалось Евангелие о приведении Христа к Пилату и произносился отпуст бдения. После отпуста молящиеся отправлялись на Сион, где находилась колонна, у которой, по преданию, Господь был подвергнут бичеванию, молились у колонны и шли на некоторое время для отдыха домой.

Через несколько часов на Голгофе ставили накрытый льняным платом стол и полагали на него ковчег с Честным Древом Креста Господня. Все — и верные, и оглашаемые — подходили приложиться к святыне (которую охраняли епископ и диаконы по причине предпринимавшихся некоторыми людьми попыток украсть частицу Честного Древа); еще один диакон показывал людям кольцо Соломона и рог, из которого помазывали царей израильских.

После полудня начиналась служба чтений, из-за многолюдности совершавшаяся — вне зависимости от погоды — на открытой площади храма (между местом обретения Креста и часовней Воскресения). Служба состояла из пророчествующих о Страстях Господа псалмов, посвященных Страстям отрывков из апостольских Деяний и Посланий, страстных Евангелий, ветхозаветных пророчеств о Страстях, евангельских предсказаний Самого Господа о Страстях. Чтения перемежались гимнами и молитвами; во время чтений, по словам Эгерии, все присутствовавшие плакали. Служба чтений оканчивалась в 9 часу (т. е. ок. 15.00) чтением рассказа евангелиста Иоанна о смерти Христа на Кресте, молитвой и отпустом.

В Мартириуме (главной базилике) сразу начиналась вечерня, Эгерия отмечает то, что она совершалась по тому же чину, что и в предшествующие дни Страстной седмицы. После вечерни в часовне Воскресения (соответствует совр. кувуклии) читали Евангелие о погребении тела Христа Иосифом; следовали молитва, благословение оглашаемых и отпуст; на этом цикл служб Великой Пятницы завершался.

Армянский перевод иерусалимского Лекционария сохранился в ряде рукописей, некоторые из них отражают богослужебную практику V в. (в древнейших и важнейших рукописях армянского Лекционария — Hieros. Arm. 121, 1192 г., и Paris. Arm. 44, X в., — отражена практика нач. и кон. V в. соответственно — см.: Renoux. Lectionnaire armenien. P. 45−49, 133−155). Согласно этим рукописям, в Великую Пятницу в Иерусалиме совершались те же службы, что описаны в «Паломничестве» Эгерии: ночное бдение, дневная служба чтений (предварявшаяся обрядом поклонения Кресту) и вечерня (Ibid. P. 269−295).

В нач. V в. бдение совершалось сразу после окончания литургии Великого четверга и краткой службы (с чтениями: Пс 22, 1 Кор 11. 23−32, Мк 14. 1−26) в церкви на св. Сионе. Для бдения указаны 7 циклов чтений, соответствовавшие 7 «остановкам» во время ночной процессии по местам Страстей. На 1-й «остановке» (на Елеонской горе) совершалось последование из 15 псалмов с 5 антифонами (псалмы образуют 5 т. н. гобал — блоков по 3 псалма с антифоном: 1) Пс 2−4 (антифон: Пс 2. 2); 2) Пс 40−42 (антифон: Пс 40. 9); 3) Пс 58−60 (антифон: Пс 58. 2); 4) Пс 78−80 (антифон: Пс 87. 6 и 78. 13); 5) Пс 108−110 (антифон: Пс 108. 3)) и коленопреклонными молитвами, в конце читался 1-й евангельский отрывок — Ин 13. 16 (или 31)-18.1. Затем процессия переходила на Имбомон, где пели Пс 108 (с антифоном Пс 108. 4) и читали Лк 22. 1−65. На следующих «остановках» на месте ночной молитвы Христа и в Гефсимании (на месте взятия Господа под стражу) читались соответственно: Мк 14. 27−72 и Мф 26. 31−56. Затем процессия возвращалась в город и направлялась в сторону двора дома первосвященника Каиафы, где читалось Евангелие о суде над Христом и об отречении Петра (Мф 26. 57−75), после чего все шли с пением Пс 117 и 78 на Голгофу, где читали Ин 18. 2−27; наконец, с рассветом служба заканчивалась пением Пс 108 (с антифоном Пс 108. 4) и чтением Ин 18. 28−19. 16a. К кон. V в. практика уже несколько изменилась: размеры евангельских чтений сокращены (Ин 13. 31−18. 1; Лк 22. 39−46; Мк 14. 33−42; Мф 36−56 для каждой из первых 4 «остановок» соответственно), а городская часть бдения имеет иной порядок (что связано с постройкой новых храмов в Иерусалиме в V в.), вместо двора первосвященника процессия отправляется с пением Пс 117 сначала на Голгофу, где читают Мф 26. 57−27. 2, затем во дворец Пилата, где читают Ин 18. 28−19. 16a и наконец снова на Голгофу, где служба заканчивается чтением Лк 23. 24−31.

Утром в Великую Пятницу совершался чин поклонения Кресту; никакие особые песнопения или чтения, сопровождающие обряд, не отмечены. В полдень начиналась служба чтений Великой Пятницы, состоявшая из 8 следующих друг за другом одинаковых блоков, каждый включал псалом с антифоном (представлявшим собой стих того же псалма), чтение из ВЗ, апостольское чтение, евангельское чтение (только в последних 4 блоках), молитву с коленопреклонением. Для службы чтений были выбраны следующие отрывки из Свящ. Писания: Пс 34 (11; после N псалма в скобках указан N стиха-антифона), 37 (18), 90 (7b), 21 (19), 30 (6), 118 (22), 117 (5b), 110 (2); Зах 11. 11−14, Ис 3. 9b-15, Ис 50. 4−9a, Ам 8. 9−12, Ис 52. 13−53. 12, Ис 63. 1−6, Иер 11. 18−20, Зах 14. 5c-11; Гал 6. 14−18, Фил 2. 5−11, Рим 5. 6−11, 1 Кор 1. 18−31, Евр 2. 11−18, Евр 9. 11−28, Евр 10. 19−31, 1 Тим 6. 13−16; Мф 27. 1−56, Мк 15. 1−41, Лк 22. 66−23. 49, Ин 19. 16b-37 (в практике кон. V в. евангельские чтения сокращены: Мф 27. 3−56, Мк 15. 16−41, Лк 23. 32−49, Ин 19. 25−37).

По окончании службы чтений в Мартириуме совершалась вечерня (с чтениями: Иер 11. 18−12. 8 (или 11. 18−20); Ис 53. 1−12; Пс 21 с антифоном Пс 21. 19), в конце ее устраивалось шествие к часовне Воскресения, где читалось Евангелие о погребении Христа (Мф 27. 57−61); в позднейших рукописях Лекционария о процессии в храм Воскресения уже не упоминается (Janeras. P. 293).

В грузинском переводе иерусалимского Лекционария отражена богослужебная практика Св. Града VII—VIII вв. Описания служб в Великую Пятницу в основном те же, что и в армянском переводе Лекционария, но отличаются рядом подробностей (в частности, в грузинском указаны не только библейские чтения и псалмы, но и гимнографические тексты — циклы тропарей, которые грузинский переводчик обычно обозначает термином «ипакои», а также циклы небиблейских стихов — кратких тропарей).

Бдение по-прежнему представляло собой начинавшееся в четверг вечером и оканчивавшееся на рассвете шествие с 7 «остановками», на каждой совершалось небольшое последование, состоявшее из псалма с припевом, 2-хгимнографических циклов (ипакои), Евангелия и коленопреклонной молитвы. Бдение (Tarchnishvili. Grand Lectionnaire. Vol. 1. N 642−664) совершалось на Елеонской горе, где до середины ночи все пребывали в молитве, а в полночь пели 1-е последование (Пс 2 (стих: Пс 2. 2), ипакои: «Со иными учениками» и «Сим образом Ты», Ин 13. 31−18. 2, молитва); 2-е последование происходило на месте Вознесения (Пс 40 (стих: Пс 40. 9), ипакои: «Давид пророчествова» и «О иудино коварство!», Лк 22. 39−46, молитва); место совершения 3-го последования (Пс 40 (с небибл. стихом), ипакои: «Учитель вопияше» и «Иже на вечери», Мк 14. 33−42, ектения и молитва) не вполне ясно; 4-е последование (Пс 108 (с небибл. стихом), ипакои: «Что помышляеши» и «Егда покланяхуся», Мф 26. 36−56, ектения и молитва) пелось в Гефсимании; 5-е (Пс 58. 2 (с небиблейским стихом), ипакои: «Разуме Петр» и «Каиафа име», Мф 26. 57−27. 2, молитва) — в храме св. Петра, построенном на месте дома первосвященника Каиафы; 6-е (Пс 34. 1 (с небибл. стихом), ипакои: «Тя, Слова Отча» и «Егда приведен бысть», Ин 18. 28−19. 16a, молитва) — в храме св. Софии, построенном на месте дворца Пилата; 7-е (Пс 21 (с небибл. стихом), ипакои: «Пред царем предстал еси» и «Яко агнец непорочен», Ин 18. 3−27, молитва) — на Голгофе; сразу после 7-го последования на Голгофе бдение заключалось еще одним последованием (небиблейский прокимен, ипакои: «Ты, Иже завистию предан еси», Лк 22. 54−23. 31, окончание утрени). Т. о., как выбор чтений, так и общий порядок бдения в общем те же, что и в рукописи Paris. Arm. 44. В гимнографическом приложении к Лекционарию приведены полностью тексты прокимнов и тропарей бдения (Tarchnišvili. Grand Lectionnaire. Vol. 2. N 59−98), а также «новых стихов» (дополнительной гимнографии — Ibid. N 99−113). О поклонении Кресту в грузинском Лекционарии не говорится, но в гимнографическом приложении приведены 12 песнопений Кресту (Ibid. N 114).

В полдень начиналась служба чтений, состоявшая из 12 частей, каждая включала 3 небиблейских стиха, псалом, ектению, коленопреклонную молитву, прокимен и ипакои; кроме того, начиная с 4-й части перед главопреклонной молитвой читается ветхозаветная паремия и Апостол (опускаются в 9-й или 12-й части, так что всего насчитывается 8 паремий и 8 апостольских чтений), а начиная с 9-й читаются еще и Евангелие (так что рассказ о Страстях прочитывается согласно каждому из Евангелий). Все библейские чтения — практически те же, что и в армянском Лекционарии (Ibid. Vol. 1. N 665−698, Vol. 2. N 115−157).

Сразу по окончании службы чтений пели вечерню (Ibid. Vol. 1. N 699−703, Vol. 2. N 158−167) по следующему чину: Пс 140 и стихиры, далее — «Свете тихий», несколько тропарей, ектения, коленопреклонная молитва и чтения (прокимен из Пс 78; Ис 59. 15−21 (в некоторых ркп.: Прем 2. 12−18); Ис 57. 1−4 (указано не во всех ркп.); Плач 3. 52−66; прокимен из Пс 87; Мф 27. 57−60 (или 61; некоторые ркп. дают иное чтение: Ин 19. 38−42), «Сподоби, Господи» и проч. тексты вечерни. В конце вечерни совершался чин омовения Креста, во время которого пели ряд тропарей (нач. 1-го: «Проси Иосиф Тело Твое»; в одной из ркп. в конце вечерни указано Причащение, что указывало на совершение литургии Преждеосвященных Даров, возможно, из-за константинопольского влияния — см.: Janeras. P. 295). Обряд омовения Креста в Великую Пятницу известен в позднейших коптских и сирийских традициях; он изображает погребение Тела Христова (Ibid. P. 344); в позднейшей православной традиции чин омовения Креста вошел в последование Воздвижения Креста 14 сент., с ним связан и чин омовения мощей (см. ниже).

Гимнографические тексты, приводимые в сохранившихся рукописях Иадгари, в грузинском переводе древнего иерусалимского Тропология (гимнографического сборника), отражающем практику VII—IX вв. — это те же тексты, что упомянуты в грузинском Лекционарии, дополненные некоторыми новыми (Метревели. Иадгари. С. 191−205). Т. о., в IV—IX вв. в Иерусалиме была собственная литургическая традиция, сильно отличавшаяся от той, которая отражена в послеиконоборческих византийских монастырских Типиконах, получившая во 2-м тыс. по Р. Х. всеобщее распространение в Православной Церкви. После 1009 г., когда Иерусалим был в очередной раз разорен захватчиками, свидетельств о бытовании в Св. Граде особой литургической традиции уже нет — богослужения совершаются здесь так же, как в Константинополе и повсюду на греческом Востоке. Однако практика Иерусалима в 1-м тыс. по Р. Х. оказала на христианское богослужение в целом — в т. ч. и на богослужение Константинополя — большое влияние, и многие ее элементы, через посредство константинопольской традиции, сохраняются в Церкви и поныне.

Святогробский Типикон (Hieros. S. Crucis. 43, 1122 г.) — единственный памятник младше 1009 г., имеющий значительное сходство с памятниками иерусалимской традиции 1-го тыс. по Р. Х. Этот Типикон, написан во время пребывания Иерусалима под властью крестоносцев и латинского клира и вряд ли отражает реальную богослужебную практику того времени; возможно, в его основе лежит более древний памятник. Порядок служб в этом Типиконе представляет собой смесь послеиконоборческой константинопольской и древней иерусалимской традиций; гимнографические тексты, приведенные в Типиконе полностью, — это в основном те песнопения, которые известны по рукописям Триоди и памятникам византийского монашеского богослужения с IX—X вв. и которые используются в Православной Церкви вплоть до наст. времени. Согласно Святогробскому Типикону, в Великую Пятницу должны совершаться те же самые 3 службы, что упомянуты и в памятниках древней иерусалимской традиции: 1) бдение («Чин с Богом и последование Св. Страстей Господа Нашего Иисуса Христа»), представляющее собой шествие с остановками на св. местах; 2) служба чтений («С Богом последованием часов и тропарей»); 3) вечерня; литургии в Великую Пятницу нет (Papadopoulos-Kerameus. Analekta. T. 2. S. 116−161).

Бдение в ночь с Великого Четверга на Великую Пятницу включено в структуру утрени и начинается в Сионской церкви сразу по окончании чтения, после литургии и чина умовения ног. После шестопсалмия и мирной ектении поется «Аллилуия» с тропарем Великого четверга и читается 1-е Евангелие (Ин 13. 31−18. 1), вслед за которым все отправляются на Елеонскую гору (во время шествия поются первые 3 антифона — цикла тропарей с припевами из псалмов). Там читается 2-е Евангелие (Ин 18. 1−28), и шествие отправляется на гору Св. Поклонения (место Гефсиманского борения Христа; во время шествия поются след. 3 антифона, а также седален). На горе читается 3-е Евангелие (Мф 26. 57−75), и все переходят в Гефсиманию (поются псалом, 3 антифона, седальны) и читают 4-е Евангелие (Ин 18. 28−19. 16). Из Гефсимании шествие отправляется (поются псалом, 3 антифона, седален) на место раскаяния ап. Петра, где читается 5-е Евангелие (Мф 27. 3−32), а оттуда — в храм св. Софии (поются псалом, последние 3 антифона, седален), где читают 6-е Евангелие (Мк 14. 53−15. 32). Во время шествия в главный храм поют псалом, блаженны (с тропарями) и кондак; в храме читают 7-е Евангелие (Мф 27. 33−54). Оставшаяся часть службы — стихиры, прокимен и «Всякое дыхание», 8-е Евангелие (Лк 23. 32−49), Пс 50 со стихирой, «Спаси, Боже», трипеснец, 9-е Евангелие (Ин 19. 25−37), хвалитные псалмы и стихиры, утреннее славословие («Слава в Вышних»), 10-е Евангелие (Мк 15. 43−47), «Сподоби, Господи», стиховные стихиры, 11-е Евангелие (Ин 19. 38−42), «Благо есть», Трисвятое и ектения — происходит на Голгофе. В конце утрени-бдения описан чин изнесения Креста, хранившегося за Голгофой: Патриарх несет Крест, а архидиакон, накинув Патриарху на шею орарь, символически ведет его, изображая тем самым ведение Христа на казнь; во время изнесения поется особая стихира, а после поставления Креста во св. Темнице совершается краткое последование: тропарь, прокимен (из Пс 69), паремия (Зах 11. 10−13), 2-й прокимен (из Пс 11), ектения и отпуст.

Несмотря на то что общая схема ночного шествия в Святогробском Типиконе в целом та же, что и в древней традиции, само последование существенно иное. Во-первых, древняя иерусалимская система 7 евангельских чтений заменена новой, включающей 11 Евангелий (в позднейших памятниках 11 чтений для стройности дополнены еще одним), причем общих чтений у двух систем всего 3 (1, 3 и 4-е из 11). При этом чтения древней иерусалимской традиции, начинаясь с Прощальной беседы (непосредственно продолжая тем самым литургию и чин умовения ног Великого четверга), заканчивались рассказом о суде у Пилата; оставшаяся часть рассказа о Страстях — описание суда, Распятия, Крестной смерти, погребения Спасителя — прочитывалась уже днем, за следующей службой. Напротив, система 11 (12) Евангелий представляет перед мысленным взором верующих все повествование о Страстях, Распятии и погребении Господа целиком. Во-вторых, в чине используется новая по сравнению с древним Лекционарием гимнография — обычные для послеиконоборческой византийской традиции стихиры, канон, седальны и проч., а также 15 антифонов, лишь условно напоминают 15 гобал армянского Лекционария. В третьих, чин, хотя и достаточно условно, вписан в обычное последование утрени по монашескому Часослову: по сути, вся утреня, кроме начальной части (шестопсалмия и «Аллилуия» с тропарем), совершается на Голгофе, во время последней из остановок. Наконец, к службе прибавлено последование во св. Темнице, тропарь, прокимны и паремия которого прямо восходят к Типикону Великой церкви

В отличие от бдения, где древняя иерусалимская система евангельских чтений заменена новой и к которому присоединена (в сокращенном виде) константинопольская служба дневных часов со своей паремией (константинопольские паремии, Апостол, Евангелие использованы в Святогробском Типиконе и на вечерне Великой Пятницы), на дневной службе (часах) по Святогробскому Типикону сохранена древняя иерусалимская система дневных чтений Великой Пятницы: не считая нескольких мелких отличий, паремии, апостольские и евангельские зачала на часах те же, что и в армянских и грузинских переводах Лекционария, причем сохранен даже порядок чтений. Однако чтения распределены по последованию, состоящему не из 8 (как в армянском Лекционарии) или 12 (как в грузинском Лекционарии), а из 4 блоков, порядок каждого приближен к порядку обычного дневного часа по палестинскому Часослову (1, 3, 6 и 9-го). Чтения дополнены особой гимнографией. Порядок каждого часа Великой Пятницы следующий: псалом (один из обычных псалмов вседневных часов), тропарь Великой Пятницы, 3 особых тропаря со стихами (так что на всех 4 часах таких тропарей 12), прокимен, паремия, Апостол, паремия, Апостол, прокимен, Евангелие, стихи часа и проч. После прочтения Евангелия на 9-м часе указано петь особую стихиру, а после стихов часа и Трисвятого — совершать литию в часовне Воскресения с пением кондака Великой Пятницы, т. к. в кувуклии Патриарх благословляет св. закваску (zume (греч.)) — специально приготовленное тесто, символизирующее печать, наложенную по приказу Пилата на пещеру Гроба.

Вечерня, совершаемая по монастырскому чину, имеет следующий порядок: Пс 103, «Господи, воззвах» и стихиры, «Свете тихий», 3 паремии (Исх 33. 1−23, Иов 42. 12−17d, Ис 52. 13−53. 12), каждая предваряемая прокимном (из Пс 34, 21, 87), Апостол (1 Кор 1. 18−2. 2), аллилуиарий и Евангелие, «Сподоби, Господи», стиховные стихиры, «Ныне отпущаеши», тропарь Великой субботы («Благообразный Иосиф»), просительная ектения, и отпуст. Особенные элементы службы — обряд раздачи св. закваски после стиховных стихир, а также чтение посвященной Страстям молитвы (нач.: «Господи Иисусе Христе Боже наш, Спасе мира, сподобивый в час сей») перед отпустом. Чтения на вечерне те же, что и в константинопольских Типиконе Великой церкви и др. послеиконоборческих памятниках, но не древние иерусалимские (что, в частности, заставляет заключить что Евангелие вечерни -составное (Мф 27. 1−38 + Лк 23. 39−43; Мф 27. 39−54 + Ин 19. 31−37 + Мф 27. 55−61), как и в Типиконе Великой церкви, хотя в Святогробском Типиконе, указаны лишь 1-й и последний стихи).

Богослужение Великой Пятницы в константинопольской соборной традиции IX—XII вв. отражено в Типиконе Великой церкви (Mateos. Typicon. Vol. 2. P. 76−82). Сравнительно с памятниками древней иерусалимской традиции богослужение Великой Пятницы (как и в др. дни Страстной седмицы) в составе Типикона не сильно отличается от обычных служб Великого поста. Указаны паннихис (букв. «всенощная» — особая вечерняя служба 1-й седмицы Великого поста и Страстной седмицы, а также праздников; паннихис Великой Пятницы служилась в Великий четверг вечером); утреня; тритекти (третье-шестой час, заменявший Великим постом обычные дневные часы); вечерня с литургией Преждеосвященных Даров. Главная особенность Великой Пятницы — совершавшийся только в этот день после тритекти торжественный чин отречения оглашаемых от сатаны и сочетания их со Христом, заключавший собой период великопостной катехизации и подготавливавший оглашаемых к Крещению в Великую субботу.

Рукопись Типикона Великой церкви IX—X вв. (Patmos. 266) не содержит указаний относительно паннихис Великой Пятницы, в др. же, датируемой X в. (Hieros. S. Crucis. 40), на «паннихис Страстей Господа нашего Иисуса Христа» указано чтение 12 Евангелий; это те же 11 Евангелий, что и в Святогробском Типиконе, дополненные 12 (Мф 27. 62−66). Еще по одной рукописи Типикона 1-й пол. XI в. (Dresden. 104, 1-я пол. XI в.; ркп., сильно пострадавшая во время второй мировой войны, хранится в РГАДА) Евангелий — 11, причем включены они в состав последования, напоминающего утреню по монашескому Часослову; это сближает константинопольский чин с чином Святогробского Типикона, но у них есть и существенные отличия: все Евангелия читаются в храме, никаких шествий нет, и иное распределение Евангелий по службе (Дмитриевский. 1907. С. 134). На связь 12 Евангелий с паннихис указывает и то, что в рукописях Евангелиариев чтения Великой Пятницы иногда называются «ночными» (Ассеманиево Евангелие XI в.; древнейший текст (X-XI вв.) Саввиной книги (РГАДА. Син. тип. 14); Crypt. A. a. VI, ВЕК).

Происхождение чина 12 Евангелий Великой Пятницы неясно; обычно его возводят к циклу евангельских чтений на бдении Великой Пятницы в древней иерусалимской традиции (Там же. С. 134; Mateos. Op. cit. P. 79), но, как было показано выше, система 12 Евангелий существенно отличается от древней иерусалимской системы 7 (или 8) Евангелий. В то же время маловероятно и константинопольское происхождение системы 12 Евангелий, т. к. в Типиконе Великой церкви на Страстной седмице евангельские чтения присутствуют только на вечернях, и в частности на вечернях Великого Четверга и Великой Пятницы читается по одному гармонизированному Евангелию (Мф 26. 2−20 + Ин 13. 3−17 + Мф 26. 21−39 + Лк 22. 43−44 + Мф 26. 40−27. 2 в четверг; Мф 27. 1−38 + Лк 23. 39−43 + Мф 27. 39−54 + Ин 19. 31−37 + Мф 27. 55−61 в пятницу), которые в совокупности образуют непрерывный рассказ обо всех событиях Страстных четверга и пятницы, а система 12 Евангелий разрушает эту стройную последовательность (Janeras. P. 130−134). Как бы то ни было, чин 12 Страстных Евангелий (вместе с 15 антифонами и др. гимнографией) широко распространился на греческом Востоке в послеиконоборческий период (сначала как чин 11 Евангелий — указание на 11 Евангелий на утрене Великой Пятницы встречается во мн. рукописях XI в. (напр., Patm. 79 (65); Lond. Brit. Lib. Add. 37 004; Athen. Bibl. Nat. 2104 и 43; Marc. gr. 13; Vat. gr. 771); возможно, 11 евангельских зачал появились на утрене Великой Пятницы по образцу 11 утренних воскресных евангельских зачал, а 12-е зачало было введено для округления счета — Дмитриевский. 1894. С. 393) и вошел как в соборное богослужение Иерусалима (Святогробский Типикон) и Константинополя (Типикон Великой церкви), так и в монастырские Студийский и Иерусалимский уставы, последний получил со временем всеобщее распространение и доныне употребляется в Церкви.

Из особенностей утрени Великой Пятницы в Типиконе Великой церкви отмечен только тропарь на Пс 50: «Днесь церковная завеса». Кроме того, один из списков Типикона Великой церкви XI в., а также архиеп. Антоний Новгородский (XII в.) сообщают, что после окончания утрени храм Св. Софии в XI—XII вв. закрывали, чтобы помыть и приготовить к службам Великой субботы и Пасхи (Дмитриевский. 1907. С. 137−138); в это время в храме Св. Ирины выставлялось для поклонения св. копье (в Великий четверг оно выставлялось в храме Св. Софии), которым, по преданию, было прободено ребро Спасителя (Ин 19. 34). Авторы VII—VIII вв. Аркульф и Беда Достопочтенный упоминают, что в Великие четверг, пятницу и субботу в Константинополе совершалось поклонение Честному Древу Креста Господня (видимо, в подражание иерусалимской практике), но в послеиконоборческую эпоху и позднее чин особого поклонения Кресту в связи с Пасхой стал совершаться в дни Крестопоклонной седмицы Великого поста, а в Великие четверг и пятницу его место в Константинополе занял чин поклонения св. копью, которое было перенесено в Константинополь в 614 г. Этот чин завершался служением тритекти, на 3-м антифоне которого пели тропари «Покланяемся копию» и «Распеншуся ти Христе»; следовали прокимен из Пс 69, паремия (Зах 11. 10−13). После тритекти в храме Св. Ирины Патриарх совершал ради оглашаемых чин отречения от сатаны и сочетания со Христом, т. е. чин окончания великопостного огласительного цикла (Goar. Euchologion. P. 279−281; Дмитриевский. 1907. С. 153−156; большая часть текстов византийского огласительного цикла сохраняется в православных богослужебных книгах и доныне — см. ст. Оглашение).

Вечером в Великую Пятницу совершалась вечерня, за которой читались 2 рядовые паремии из книг Исход и Иова (как и в прочие дни Страстной седмицы): Исх 33. 1−23 и Иов 42. 12−17d, с прокимнами из Пс 34. 21 в начале и конце 2-й; затем читались паремия (Ис 52. 13−53. 12) и Апостол (1 Кор 1. 18−2. 2; предваряется прокимном из Пс 87) о Страстях Христовых; следовали аллилуиарий со стихами из Пс 68 и составное Евангелие (Мф 27. 1−38 + Лк 23. 39−43 + Мф 27. 39−54 + Ин 19. 31−37 + Мф 27. 55−61), затем возглашалась сугубая ектения и совершалась литургия Преждеосвященных Даров (к нач. XIII в. литургия Преждеосвященных Даров в Великую Пятницу в Константинополе, по сообщениям паломников, уже не совершалась).

Богослужение Великой Пятницы в Православной Церкви в XI—XII вв. С захватом в 1204 г. Константинополя крестоносцами соборная традиция, отраженная в Типиконе Великой церкви, практически перестала существовать, но уже в IX—X вв. широкое распространение получила монастырская традиция, характеризующаяся соединением послеиконоборческих константинопольских лекционарной и евхологической систем с новой богатой гимнографией и палестинским Часословом, раннее состояние которой отражено в памятниках Студийского устава (она используется в Церкви и поныне).

В Великую Пятницу, по Студийскому уставу, совершаются следующие службы: имеющее форму утрени бдение в ночь с четверга на пятницу, дневные часы (раздельно друг от друга или вместе), вечерня и повечерие. Утреня (бдение) Великой Пятницы должна начинаться через несколько часов после захода солнца в Великий четверг и продолжаться всю ночь; в ее последовании можно выделить собственно чин утрени (в начале утрени вместо «Бог Господь» поется «Аллилуия» с тропарем Великого четверга; однако чин имеет также и черты праздничной и отчасти вседневной утрени) и уже описанную выше систему 12 (или 11) Евангелий, сопровождаемых гимнографией — 15 антифонами (к каждым 3 антифонам прибавлен особый седален) и утренними блаженнами. В чине дневных часов Великой Пятницы также можно выделить 2 слоя: собственно последования часов, а также восходящую к древней иерусалимской традиции систему из 12 тропарей и ряда библейских чтений (несколько особых псалмов; по 4 паремии, Апостол и Евангелие (в обычном порядке: Мф, Мк, Лк, Ин)). Вечерня Великой Пятницы представляет собой праздничную вечерню со входом и чтениями (теми же, что и в Типиконе Великой церкви).

Т. о., яркой особенностью Великой Пятницы в православной традиции является соединение 3 различных по происхождению циклов евангельских чтений: 11 (12) Евангелий; 4 дневных Евангелий; составного Евангелия на вечерне (можно отметить, что стих Мф 27. 44 после рассказа Лк о покаянии благоразумного разбойника звучит не вполне точно, поэтому в XX в. в РПЦ неоднократно предлагалось изменить порядок следования частей этого составного Евангелия). Это соединение позволяет максимально полно возвестить евангельское благовестие о Тайне Искупления и согласно каждому из евангелистов в отдельности (дневные Евангелия), и в виде цельного гармонизирующего рассказа (Евангелие вечерни), и в виде следующих друг за другом в хронологическом порядке отрывков (12 Евангелий).

По Студийско-Алексиевскому Типикону 1034 г., лучше др. студийских памятников отражающему первоначальную практику константинопольского студийского монашества (и в частности употреблявшемуся в РПЦ до рубежа XIV—XV вв.), утреня Великой Пятницы имеет такой порядок: начальная часть (шестопсалмие, «Аллилуия» с тропарем); 15 антифонов и блаженны, перемежаемые Евангелиями Страстей; трипеснец и светилен; окончание утрени без хвалитных стихир (но со стиховными); на 1-м часе тропарь часа заменяется особым (исполняемым с повторениями, по образцу т. н. тропаря пророчества), после которого читается 12-е Евангелие Страстей и следует окончание часа и отпуст. Остальные часы Великой Пятницы совершаются каждый в свое время, с кафизмами; на всех часах тропарь часа заменяется особым (исполняемым с повторениями), и читается Евангелие (Мк на 3-м, Лк на 6-м, Ин на 9-м); на 6-м часе между тропарем и Евангелием вставлена паремия с 2 прокимнами (та же, что на тритекти Великой Пятницы по Типикону Великой церкви).

Последование же 12 тропарей и чтений Великой Пятницы поется в Великий вторник на 3-м часе, который совершается без кафизм; последование поется после обычного тропаря 3-го часа и состоит из 4 одинаковых частей, каждая состоит из: 3 тропарей (с повторами), прокимна (в 4-й части перед прокимном поется еще и кондак Великой Пятницы), паремии, Апостола, Евангелия (по одному из евангелистов (Мф, Мк, Лк, Ин) на каждой части); в конце бывают ектения и отпуст.

Вечерню Великой Пятницы Студийско-Алексиевский Типикон предписывает петь не в главном храме монастыря, а в одном из второстепенных, очевидно, в связи с уборкой в главном храме. На вечерне поются 6 стихир, совершается вход и бывают чтения (как в Типиконе Великой церкви), после которых совершается литургия Преждеосвященных Даров. Повечерие в Великую Пятницу сокращено — без 6 начальных псалмов; о пении на повечерии к.-л. канона Типикон ничего не сообщает (Пентковский. Типикон. С. 253−254, 248−249).

Богослужебная традиция, представленная в раннем афонском Георгия Мтацминдели Типиконе сер. XI в., а также в южноитальянском Мессинском Типиконе 1131 г. и др. греческих литургических памятниках Юж. Италии, основываясь на константинопольской студийской практике, вместе с тем и несколько отличается от нее (см., напр., ст. Афон, раздел «Богослужение»). В частности, службы Великой Пятницы имеют ряд особенностей сравнительно со Студийско-Алексиевским Типиконом.

На утрене, за начальной частью и 1-м Евангелием, следуют: 15 антифонов (в Типиконе прп. Георгия Мтацминдели сохранились и псаломские стихи к антифонам, отсутствующие в большинстве позднейших памятников), сопровождаемые седальнами и пятью Евангелиями (после каждого 3-го антифона), кондак с икосом, святоотеческое слово, блаженны, прокимен, 7-е Евангелие, Пс 50 с припевами, 8-е Евангелие, трипеснец, 9-е Евангелие, светилен, 10-е Евангелие, хвалитны, 11-е Евангелие, великое славословие, тропарь, ектении и отпуст; т. о., утреня имеет праздничное окончание. В Типиконе прп. Георгия выписан и иной (на выбор) вариант службы — с вседневным окончанием и пением как хвалитных, так и стиховных стихир. 12-е Евангелие по Мессинскому Типикону читается после великого славословия и тропаря; по Типикону прп. Георгия 12 Евангелий вместо 11 читаются только в случае окончания утрени по вседневному варианту.

Часы Великой Пятницы в обоих Типиконах сгруппированы в 2 последования (1 и 3-й; 6 и 9-й часы), в состав которых включены древние иерусалимские чтения и тропари Великой Пятницы; каждый из 4 часов имеет следующий порядок: 3 псалма (2 специально подобранных по содержанию и один из обычных псалмов часа); мирная (или малая) ектения; 3 тропаря (так что на всех часах тропарей всего 12), поющиеся с повторениями и перемежаемые стихами псалмов (в Мессинском Типиконе к этим тропарям указаны и богородичны); малая ектения; вместо тропаря часа — особый тропарь, поющийся с повторением, со стихами и с богородичном; прокимен; паремия; Апостол; Евангелие; просительная ектения; стихи часа и проч.; в конце каждого часа — 3 поклона. На 9-м часе порядок меняется: после Евангелия поется кондак Великой Пятницы с икосом, возглашается сугубая ектения, затем следуют стихи часа и проч., в конце часа — просительная ектения и 3 поклона. После 9-го часа Мессинский Типикон указывает стихословить изобразительны (Типикон прп. Георгия об этом умалчивает).

Вечерня Великой Пятницы, согласно Типикону прп. Георгия Мтацминдели, в соответствии с константинопольской практикой того времени, переходит в литургию Преждеосвященных Даров; по Мессинскому Типикону, после Евангелия вечерни следуют сугубая ектения, «Сподоби, Господи», главопреклонная молитва и заключение вечерни от «Сый благословен» (т. о., стиховные стихиры отсутствуют, что указывает на то, что обычай не совершать в Великую Пятницу литургию Преждеосвященных Даров начал распространяться в монастырях студийской традиции совсем незадолго до времени составления Мессинского Типикона). В обоих Типиконах число стихир на «Господи, воззвах» равняется 6, указаны вход и чтения — те же, что и в Типиконе Великой церкви Повечерие вечером в Великую Пятницу по обоим Типиконам — великое; на повечерии поются четверопеснец прп. Андрея Критского (после XI в. этот четверопеснец редко встречается в рукописях и изданиях Триоди; см. ст. Великая суббота, разд. «Византийская гимнография») и тропарь Великой субботы «Благообразный Иосиф». В Типиконах указано читать после кондака на утрене 3 и 9-го часов посвященные Страстям Господним слова святителей Георгия Никомидийского, Прокла Константинопольского и Афанасия Великого; Мессинский Типикон упоминает также слово свт. Иоанна Златоуста после вечерни (видимо, замещающее собой исчезнувшую литургию) (Кекелидзе. Литургические грузинские памятники. С. 284−289; Arranz. Typicon. P. 236−242).

В синаксаре Евергетидского Типикона кон. XI в., отражающем практику малоазийского и отчасти константинопольского монашества того времени (Пентковский А. М. Ктиторские типиконы и богослужебные синаксари евергетидской группы // БТ. 2003. Сб. 38. С. 320−355), утреня Великой Пятницы начинается сразу после повечерия Великого четверга (о трипеснце на повечерии см. ст. Великий четверг, разд. «Византийская гимнография»). Вслед за начальной частью и «Аллилуия» с тропарем Великого четверга читается «Diaq"kh» (Завет, т. е. 1-е Евангелие Страстей, содержащее Прощальную беседу Спасителя) и начинаются 15 антифонов. После каждых 3 антифонов поется седален и читается Евангелие. По 6-м Евангелии произносится ектения, поется кондак с икосом, и читается слово св. Георгия Никомидийского. Следуют блаженны, прокимен и 7-е Евангелие; Пс 50 и 8-е Евангелие; трипеснец (без библейских песней), светилен и 9-е Евангелие. Далее поются хвалитные псалмы и стихиры, читается 10-е Евангелие стихословится утреннее славословие («Слава в вышних Богу»). Утреня оканчивается просительной ектенией, стиховными стихирами, 11-м Евангелием, «Благо есть» и Трисвятым, тропарем Великой Пятницы (глас 1, «Распеншуся тебе, Христе»; ныне на 1-м часе) и сугубой ектенией; к утрене прибавлен 1-й час (тропарь часа заменен особым). Т. о., на утрене всего 11 Евангелий; тем не менее сразу после изложения порядка утрени составитель синаксаря замечает: «А 12-е Евангелие… читается на утрене».

3-й и 6-й часы читаются вместе; последование 12 тропарей и дневных чтений Великой Пятницы (состоит из 4 частей, каждая по следующей схеме: 3 тропаря (с повторами), малая ектения, прокимен, паремия, Апостол, Евангелие) вставлено между тропарем и стихами 3-го часа (тропарь часа заменен особым). На 6-м часе (обычный тропарь часа, как в пост) — паремия с 2 прокимнами (те же, что и в Типиконе Великой церкви). Вечерня, предваряемая 9-м часом и изобразительными, совершается не в главном храме, т. к. тот закрывается для мытья и уборки перед Пасхой. На «Господи, воззвах» на вечерне — 6 стихир; бывает вход и чтения (те же, что и в Типиконе Великой церкви), сразу после сугубой ектении начинается литургия Преждеосвященных Даров (без «Свет Христов» и «Да исправится»). По отпусте литургии в трапезной бывает вкушение орехов, фиников, моченых бобов и вина, а сразу после благодарения совершается сокращенное (без первых 6 псалмов) повечерие, во время которого поется тропарь Великой субботы («Благообразный Иосиф») и канон, именуемый «плачевной песнью» (qrhnèdh) Богородицы (в славянской Триоди: «Канё1нъ, ё3 распя1тЭи гд9ни, и3 на пла1чь прест7ы1я бц¦ы») и, начиная с этого Типикона, заменивший собой четверопеснец прп. Андрея Критского на повечерии вечером в Великую Пятницу (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 550−554).

Итак, дневная служба 12 тропарей и чтений соединена с последованием обычных дневных часов в студийских памятниках по-разному. В Студийско-Алексиевском и Евергетидском Типиконах эта служба искусственно вставлена в обычное последование 3-го часа, разрывая его, и это ясно указывает на то, что в рамках первоначальной студийской традиции служба воспринималась как заимствованная из др. традиции. Более того, в Студийско-Алексиевском Типиконе служба перенесена на Великий вторник (иногда встречается и перенесение ее на Великую среду — Диаковский. С. 251).В афонском и южноитальянских студийских памятниках (а также в славянских студийских памятниках), напротив, служба 12 тропарей и чтений образует вместе с обычными часами единое последование т. н. царских часов Великой Пятницы

В царских часах, кроме 12 тропарей, поющихся по дважды и со стихами, и чтений, восходящих к древнему иерусалимскому богослужению, присутствуют элементы вседневных часов — один из обычных псалмов часа, стихи часа, Трисвятое и проч. При этом тропари и чтения распределены по часам (по 3 тропаря и по одному прокимну, паремии, Апостолу, Евангелию на каждом из часов). Псалом часа может быть дополнен особыми, подобранными так, чтобы указать молящимся на содержащиеся в Псалтири пророческие предсказания о Страстях Господа. В грузинских и южноитальянских студийских памятниках набор таких псалмов в целом стабилен, в славянских- наблюдаются значительные различия в их выборе. Употреблявшиеся на часах Великой Пятницы псалмы систематизированы в работе Е. П. Диаковского (С. 264−265), который разделил все известные ему рукописи на 21 группу; в общей сложности, по его подсчетам, использовалось 58 псалмов. Наиболее употребительными были Пс 2, 5, 21, 34, 40, 50, 51, 58, 68, 85, 87, 90. Еще одна особенность царских часов — наличие в их составе ектений (об этом есть указания даже в Евергетидском Типиконе, где обычные часы не заменены царскими). Наличие ектений на часах может быть объяснено влиянием кафедрального богослужения.

Богослужение Великой Пятницы в Православной Церкви в XII—XIX вв. В XII в. в монастырях Палестины получил широкое распространение т. н. Иерусалимский устав — палестинский вариант византийской послеиконоборческой монастырской практики, известной уже по памятникам студийской традиции (т. о., Иерусалимский устав, вопреки названию, не имеет прямой связи с древней традицией Иерусалима). В XIII в. Иерусалимский устав распространился по всему православному Востоку; в XIV в. он был принят в южнославянских странах, а на рубеже XIV—XV вв. — и на Руси.

Богослужения в Великую Пятницу, по Иерусалимскому уставу, имеют тот же порядок, что и в студийских памятниках; главное отличие — запрет совершать в этот день литургию (в т. ч. и литургию Преждеосвященных Даров), за исключением совпадения Великой Пятницы с праздником Благовещения Пресвятой Богородицы. Вечерня Великой Пятницы, согласно студийским памятникам, сразу после чтений переходившая в литургию (или просто резко оканчивавшаяся), в Иерусалимском уставе дополнена обычными частями: «Сподоби, Господи», стиховными стихирами и проч. Корпус чтений и песнопений Великой Пятницы в Иерусалимском уставе мало отличается от, напр., того, что указан в Евергетидском синаксаре. Порядок служб в различных рукописях и изданиях Иерусалимского устава и приспособленной к служению по нему Триоди в сравнении со студийскими памятниками в целом стабилен (при этом наибольшее разнообразие наблюдается в изложении службы царских часов).

По современному русскому Типикону ([Т. 2.] С. 912−922), утреня-бдение в Великую Пятницу (обозначенная не как утреня, а как «Последование святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа») должна начинаться во 2-м часу ночи (т. е. ок. 20.00) и продолжаться всю ночь. Ее порядок следующий: двупсалмие; шестопсалмие; мирная ектения; «Аллилуия» с тропарем Великого четверга (8-го гласа, нач.: «Егда славнии ученицы») трижды; каждение храма; малая ектения; 1-е Евангелие (каждое Евангелие предваряется прошением «И o сподобитися нам:» и преподанием мира; Евангелия 2−7 предваряются также каждением алтаря; во время чтения каждого Евангелия все молящиеся держат в руках зажженные свечи; в конце чтения вместо обычного «Слава тебе Господи» поется «Слава долготерпению Твоему, Господи»; 1-е Евангелие читает настоятель, остальные — проч. иереи монастыря) — Ин 13. 31−18. 1 (содержание: Прощальная беседа и Первосвященническая молитва Христа); антифоны 1−3 (каждый антифон заключается богородичном; стихов (кроме «Слава: И ныне:») нет); малая ектения; седален; 2-е Евангелие — Ин 18. 1−28 (предательство Иуды, взятие Христа под стражу и приведение Его к Анне, отречение ап. Петра); антифоны 4−6; малая ектения; седален; 3-е Евангелие — Мф 26. 57−75 (Иисус перед Каиафой и синедрионом, отречение и раскаяние ап. Петра); антифоны 7−9; малая ектения; седален; 4-е Евангелие — Ин 18. 28−19. 16 (Господь перед судом Пилата, бичевание и поругание Господа); антифоны 10−12; малая ектения; седален; 5-е Евангелие — Мф 27. 3−32 (самоубийство Иуды, Господь перед судом Пилата, бичевание и поругание Господа, Крестный путь); антифоны 13−15; малая ектения; седален; 6-е Евангелие — Мк 15. 16−32 (поругание Господа, Крестный путь, Распятие); блаженны; прокимен «Разделиша ризы моя себе» (Пс 21. 18; стих — Пс 21. 1b); 7-е Евангелие — Мф 27. 33−54 (Распятие и Крестная смерть Христа); святоотеческое чтение (из творений свт. Иоанна Златоуста или прп. Ефрема Сирина — см.: Сборник церковно-учительных чтений. С. 181−199); Пс 50; 8-е Евангелие — Лк 23. 32−49 (покаяние благоразумного разбойника и Крестная смерть Христа); трипеснец прп. Космы Маиюмского (ирмос по дважды, тропари на 12, катавасия во всех 3 песнях; библейские песни (в т. ч. «Величит душа Моя Господа») не поются; по 5-й песни — малая ектения, кондак с икосом, синаксарий (рус. пер.: Там же. С. 175−180); по 9-й — малая ектения и светилен трижды); 9-е Евангелие — Ин 19. 25−37 (Пресв. Богородица у Креста, Крестная смерть Христа, прободение Его ребра, снятие с Креста); хвалитные псалмы (по-праздничному, начиная с «Всякое дыхание») и стихиры (на 4, славник, стихира на «И4 ны1нэ:»); 10-е Евангелие — Мк 15. 43−47 (снятие с Креста и погребение тела Спасителя); утреннее славословие (в повседневной редакции) и «Сподоби, Господи»; просительная ектения и главопреклонная молитва; 11-е Евангелие — Ин 19. 38−42 (снятие с Креста и погребение тела Спасителя); стиховные стихиры (4 стихиры, славник, стихира на «И4 ны1нэ:»); каждение храма; 12-е Евангелие — Мф 27. 62−66 (запечатание св. Гроба); «Благо есть»; Трисвятое, по «Отче наш» — тропарь Великой Пятницы (4-го гласа, нач.: «Искупил ны еси от клятвы законныя»); сугубая ектения; отпуст (нач. (по Служебнику): «Иже заплевания, и биения, и заушения, и крест, и смерть претерпевый за спасение мира, Христос»; 1-й час совершается отдельно от утрени).

Служба царских часов, включающая в себя все 4 дневных часа и изобразительны, по тому же Типикону, должна начинаться во 2-м часу дня (т. е. около 08.00). Порядок каждого из 4 часов одинаков: (обычное начало — только на 1-м часе); 3 псалма (N: 5, 2, 21 (1-й час); 34, 108, 50 (3-й); 53, 139, 90 (6-й); 68, 69, 85 (9-й)); тропарь часа заменен особым (на каждом часе свой), но богородичен — обычный; тропари по 3 из 12 на каждом часе, поющиеся по дважды со стихами; прокимен (из Пс 40; 37; 8; 13 — соответственно часам); паремия (Зах 11. 10−13 (1-й час); Ис 50. 4−11 (3-й); Ис 52. 13−54. 1 (6-й); Иерем 11. 18−23, 12. 1−5, 9−11, 14−15 (9-й)); Апостол (Гал 6. 14−18 (1-й час); Рим 5. 6−10 (3-й); Евр 2. 11−18 (6-й); Евр 10. 19−31 (9-й)); Евангелие (Мф 27. 3−56 (1-й час); Мк 15. 16−41 (3-й); Лк 22. 66−23. 49 (6-й); Ин 18. 28−19. 37 (9-й)); святоотеческое чтение (кроме 1-го часа); стихи часа; Трисвятое и по «Отче наш» — кондак Великой Пятницы; «Господи, помилуй» (40 раз); «Иже на всякое время:»; заключительные молитвословия и молитва часа (в отличие от студийских и ранних иерусалимских памятников, которые, как правило, опускают молитву часа на царских часах).

Порядок вечерни, которая должна начинаться несколько позже обычного времени — в 10-м часу дня (т. е. ок. 16.00): обычное начало; Пс 103; мирная ектения; «Господи, воззвах» (стихиры на 6, славник и стихира на «И ныне:»); вход с Евангелием; «Свете тихий»; чтения (прокимен из Пс 21; паремия: Исх 33. 11−33; прокимен из Пс 34; паремии: Иов 42. 12−17 и Ис 52. 13−16, 53. 1−12, 54. 1; прокимен из Пс 87; Апостол: 1 Кор 1. 18−2. 2; аллилуиарий со стихами Пс 68; составное Евангелие: Мф 27. 1−38; Лк 23. 39−43; Мф 27. 39−54; Ин 19. 31−37; Мф 27. 55−61); сугубая ектения; «Сподоби, Господи»; просительная ектения; стиховные стихиры (4 стихиры и стихира на «Слава: И ныне:»); «Ныне отпущаеши»; Трисвятое и по «Отче наш» — тропари Великой субботы (2-го гласа, нач.: «Благообразный Иосиф», «Мироносицам женам»); отпуст (нач. (по Служебнику): «Иже нас ради человеков и нашего ради спасения страшныя страсти и животворящий крест и вольное погребение плотию изволивый, Христос»).

Трапезы не бывает, но немощным после захода солнца дозволяется вкушать хлеб и воду. На малом повечерии поется канон «на плачь пресвятыя Богородицы» (тот же, что в Евергетидском синаксаре), по 6-й песни — кондак и икос Великой Пятницы; кондак читается и по Трисвятом. Типикон ничего не сообщает о месте совершения повечерия (Триодь указывает на совершение повечерия монахами по своим кельям и вместе с тем предписывает петь канон на 2 хора, что является очевидным противоречием).

Русская практика XVI — сер. XVII в. отражена в рукописных и старопечатных Уставах и Триодях, а также в соборных Чиновниках и монастырских Обиходниках. В сравнении с позднейшей рус. практикой она имела несколько отличий. Во-первых, в отношении царских часов сохранялась традиция, отраженная в периферийных (южноитальянкие, греческие, грузинские, ранних славянских) студийских памятниках: царские часы образуют не одно, а 2 отдельных последования (1 и 3-й часы; 6 и 9-й часы), и на часах возглашаются ектении (мирная перед пением 3 тропарей из 12, малая — после тропарей, просительная — после Евангелия). Во-вторых, в конце часов Великой Пятницы совершался особый чин омовения св. мощей (в соборах Московского Кремля он продолжал совершаться вплоть до революции 1917). Чин, вероятно, восходит к древней иерусалимской практике омывать в Великую Пятницу Честное Древо Креста Господня, а, возможно, также — и к константинопольской традиции в Великую Пятницу мыть и готовить храм к Пасхе. Чин омовения св. мощей заключался в том, что на середину храма заблаговременно выносились все имеющиеся в храме или монастыре св. мощи; освящалась вода, и мощи отирались ею (погружение Креста и св. мощей в воду и было знаком ее освящения); совершалось окропление св. водой. В остальном богослужение Великой Пятницы было уже очень близко к тому чину, какой наблюдается в РПЦ в наст. время, в т. ч. существует практика (появившаяся ок. XVI в. и с XVII в. ставшая общепринятой, но не описанная даже в совр. Типиконе) износить вечером в Великую Пятницу плащаницу и полагать ее на особом возвышении (т. н. гроб Господень) в середине храма; в отличие от совр. традиции, плащаница износилась перед вечерней.

Современная русская практика руководствуется указаниями принятого ныне Типикона (см. выше); главные отличия от изложенного там порядка — во-первых, совершение утрени Великой Пятницы, как правило, не в продолжение всей ночи, а вечером в четверг, и совершение вечерни Великой Пятницы, как правило, среди дня; во-вторых, чтение 12 Евангелий не в алтаре (согласно Типикону), а в середине храма (и соответственно замена каждений алтаря малыми каждениями храма; еще одна, не отраженная в Типиконе особенность: удары в колокол перед каждым из Евангелий, соответственно номеру Евангелия и трезвон после 12-го); в-третьих, совершение на каждом из царских часов каждения (по аналогии с царскими часа-ми Рождества и Богоявления); в-четвертых, совершение в конце вечерни в Великую Пятницу торжественного обряда изнесения из алтаря св. плащаницы, положения ее на специальном столе-гробнице посреди храма и лобызания ее, что символизирует погребение тела Христова праведными Иосифом и Никодимом. Плащаница еще до начала вечерни полагается на св. престоле (и обычно украшается цветами); во время пения стихиры «Тебе одеющагося» (на «Слава: И ныне:» на стиховне) св. врата алтаря отверзаются, и предстоятель с диаконом совершают троекратное каждение вокруг престола с лежащей на нем плащаницей; во время пения тропарей в конце вечерни предстоятель берет в руки Евангелие, сослужащие иереи возвышают над ним плащаницу, и все в предшествии свещеносцев и диакона со свечой и кадилом выходят сев. дверью алтаря на середину храма и полагают плащаницу на уготованную гробницу, после чего предстоятель с диаконом совершают троекратное каждение вокруг плащаницы. По окончании вечерни обычно сразу начинают петь повечерие или только один канон «на плачь пресвятыя Богородицы», и в это время все молящиеся прикладываются к плащанице и Евангелию. В связи с тем что система евангельских чтений Великой Пятницы сложна и складывается из 12 утренних, 4 дневных и составного вечернего зачал, в рус. изданиях богослужебного Евангелия эти зачала обычно печатаются в конце в качестве приложения (в греческих Церквах весь год используются апракосы, и сложностей с подбором чтений не возникает).

Современная греческая практика соответствует рус., но есть некоторые отличия: на 15 антифоне утрени совершается торжественный обряд изнесения на середину храма Распятия (или иконы Распятия), в рус. практике почти неизвестный; 12-е Евангелие утрени читает не священник, а старший диакон; св. плащаница износится не во время тропарей в конце вечерни, а во время стиховных стихир (причем плащаница обносится по трижды вокруг св. престола и вокруг гробницы), лобызание плащаницы бывает уже во время стихиры «Тебе одеющагося»; канон «на плачь Пресвятыя Богородицы» обычно опускается (Biolakes. Tupikon. S. 358−362; [Хризостом (Кацулиерис), архим.] Святогорский устав церковного последования. М., 2002. С. 157−159).

Совпадение Благовещения Пресвятой Богородицы с Великой Пятницей. Благовещенская глава о Великой Пятнице присутствует уже в студийских памятниках. По принятому ныне в РПЦ Типикону ([Т. 1.] С. 569−571), если Благовещение случается в Великую Пятницу, всенощное бдение под праздник не совершается, но раздельно служатся великая вечерня (с литургией свт. Василия Великого) и утреня. На утрене совершается последование Страстей Господних без сокращений. Ради праздника поется «Бог Господь». После 7-го Евангелия поется степенна 4-го гласа (1-й антифон), прокимен и Евангелие праздника и сразу 8-е страстное Евангелие (полиелея нет, хотя в старопечатном Типиконе 1610 г. полиелей в этом случае указан; видимо, поэтому в 1855 г., когда случилось совпадение Великой Пятницы и Благовещения, полиелей на утрене все же пели). Канон праздника соединяется с трипеснцем Великой Пятницы по тому же принципу, что и в седмичные дни поста. Стихиры Триоди поются на хвалитех, а праздника — на стиховне. Вечерня в Великую Пятницу соединяется с литургией свт. Иоанна Златоуста (чтения праздника и дня). По греческому приходскому Типикону Г. Виолакиса при совпадении Благовещения с Великой Пятницей праздник переносится на 1-й день Пасхи.



Литература: Дмитриевский А. А. Богослужение страстной и пасхальной седмиц во святом Иерусалиме IX—X вв. Каз., 1894; он же. Описание; он же. Древнейшие патриаршие Типиконы: Святогробский Иерусалимский и Великой Константинопольской церкви: Крит.-библиогр. исслед. К., 1907; он же. Великая Пятница в Святогробском храме в Иерусалиме. СПб., 1908; Сборник церк.-учительных чтений на дни Страстной седмицы. М., 1900; [Святоотеческие поучения на дни Страстной седмицы]. ТСЛ, 2001р. С. 203−232, 282−284;Никольский А. Страстная седмица. К., 1905; Никольский. Устав. Т. 2. С. 708−715; Карабинов И. Постная Триодь. СПб., 1910; Автор. Un ufficiatura perduta del Venerdi santo // Roma e l oriente. 1912−1913. Vol. 5. P. 302−313; Диаковский Е. П. Последование часов и изобразительных: Историческое исследование. К., 1913; Ильин В. Н. Запечатанный гроб, Пасха нетления: Объяснение служб Страстной седмицы и Пасхи. П., 1926; 19 912; Клин, 2001р; Огицкий Д. П. О службе Великой Пятницы при совпадении этого дня с праздником Благовещения // Вестник Братства православных богословов в Польше. Варшава, 1938. Год издания 5-й. Кн. 2−3. С. 126−135; Wellesz E. Melito s Homily on the Passion: An Investigation into the Sources of Byzantine Hymnography // JThSt. 1943. Vol. 44. P. 41−52; Hebdomada Sancta / Hrsg. H. Schmidt. R., 1956−1957. Vol. 1−2.; Janeras S. El Viernes Santo en la tradición litúrgica bizantina: Estructura e historia de sus oficios: Diss. R., 1970; Mitsakis K. The hymnography of the Greek Church in the Early Christian Centuries // JÖBG. 1971. Bd. 20. S. 31−49; Grossi V. Melitone di Sardi Peri Pascha 72−99, 523−763: Sull origine degli improperia nella liturgia del Venerdi santo // Dimensioni drammatiche della liturgia medievale: Atti del I Conv. di Studio. Mil., 1977. P. 203−216; Parenti S. La celebrazione delle Ore del Venerdi Santo nell Eucologio G. b. X di Grottaferrata (X-XI sec.) // Boll. Grott. Nuova ser. 1990. Vol. 44. P. 81−125; Taft R. A Tale of Two Cities: The Byzantine Holy Week Triduum as a Paradigm of Liturgical History // Time and Community: In Honor of Th. Talley / Ed. J. N. Alexander. Wash., 1990. P. 21−41; idem. In the Bridegroom s Absence: The Paschal Triduum in the Byzantine Church // La Celebrazione del Triduo Pasquale: Anamnesis e Mimesis. Atti del III Congresso Internazionale di Liturgia / Ed. I. Scicolone. R., 1990. P. 71−97. (Studia Anselmiana; 102; Analecta Liturgica; 14); Tsironis N. George of Nicomedia: Convention and Originality in the Homily on Good Friday // Studia Patristica. Oxf., 1997. Vol. 30. P. 332−336; Hebdomadae Sanctae Celebratio: Conspectus Historicus Comparativus / Ed. A. G. Kollamparampil. R., 1997. (BEL.S; 93); Pierce J. M. Holy Week and Easter in the Middle Ages // Passover and Easter: Origin and History to Modern Times / P. F. Bradshaw, L. A. Hoffman, eds. Notre Dame (Indiana), 1999. P. 161−185. (Two Liturgical Traditions; 5).

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=32 534&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru