Русская линия
МиК — маркетинг и консалтинг Анатолий Грешневиков20.04.2006 

Дума сдала Байкал…

Все прошедшие месяцы моя электронная почта забита сообщениями со всех концов страны. Тема одна — Байкал.

Пишут жители Иркутска: «Уважаемый Анатолий Николаевич! Мы, жители г. Иркутска, убедительно просим Вас вмешаться в вопрос по строительству нефтепровода на берегу Байкала. Для нас это жизненно важная проблема, озеро является источником жизнеобеспечение проживающих на его берегах людей! Байкал — уникальное озеро. Поэтому в декабре 1996 года Комитет по Всемирному наследию ЮНЕСКО признал озеро объектом Всемирного природного наследия. Значит наш и Ваш Байкал имеет выдающуюся ценность! Подписав Конвенцию „О всемирном природном и культурном наследии“ наша страна взяла на себя обязательства по его сохранению. В мае 1999 года был принят Федеральный закон „Об охране озера Байкал“. Сегодня строительство нефтепровода может привести к печальным последствия для нас. В марте 1993 года произошел разрыв нефтепровода компании Транснефть, в результате чего розлив нефти продолжался несколько часов. В результате была загрязнена земля площадью в 75,48 га (почти половина из которой сенокосы). Сегодня эта территория представляет собой безжизненное поле. Значит и Байкал может ожидать та же участь! Просим Вас уделить внимание этой проблеме».

Или другое письмо: «Компания Транснефть планирует провести свой нефтепровод по берегу уникального озера-мирового хранилища пресной воды. Прибайкальцы возмущены тем, что с ними не считаются. Мы не верим Транснефти, глава которой заявил: „Гарантию того, что нефть не попадёт в Байкал, может дать лишь Бог“. Это преступление — не имея гарантий, оказывая давление на экспертов, не считаясь с мнением общественности настаивать на своём варианте прокладки трубы, в то время как учёные предлагают другие альтернативные варианты, гарантирующие сохранность уникального озера. Своим упрямством и лоббированием интересов Транснефти Ростехнадзор под руководством К. Б. Пуликовского посредством манипуляций и откровенного административного давления на отдельных членов комиссии, „протащил“ нужное для „Транснефти“ положительное решение по этому проекту прокладки трубопровода. Узкокорпоративные интересы оказались выше общенациональных. Это решение по существу ставит под угрозу сохранение для нынешнего и будущих поколений озера Байкал, величайшего озера планеты, знаменитого символа Сибири. Мы уверены, что в условиях высокой сейсмичности в районе Байкала избежать серьезных аварий будет невозможно. Нефтепровод, проходящий по 130 рекам и ручьям, впадающим в озеро, погубит его уникальную экосистему. Любые заверения технократов, что нефть не попадет в Байкал, несостоятельны и противоречат существующему техническому уровню обеспечения безопасности эксплуатации магистральных нефтепроводов во всем мире».

Для каждого здравомыслящего человека понятно — прокладка нефтяного трубопровода близ Байкала недопустима. Учитывая высокую сейсмичность данного района само расположение трубопровода напоминает рулетку — выстрелит или не выстрелит. А если выстрелит, то когда и как? И стоит ли рисковать при этом судьбой Байкала? И кому нужна такая рулетка?! Напомню, вкратце, хронологию событий. 31 декабря 2004 года премьер Михаил Фрадков подписал распоряжение о строительстве нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО). Согласно распоряжению, нефтепровод общей мощностью до 80 млн. т нефти в год будет строиться поэтапно. В рамках проекта должно быть также построено ответвление на Китай с объемом прокачки 30 млн. т нефти в год. Заказчиком и проектировщиком нефтепровода выступила госкомпания Транснефть, которая предложила провести нефтепровод всего в 800 м от озера Байкал.

Согласно проекту, крупномасштабный магистральный трубопровод ВСТО представляет собой уникальное техническое сооружение протяженностью около 2300 км, предназначенный для транспортирования нефти в объеме 80 млн. тонн/год (более 9000 тонн/час.) со сроком эксплуатации 30 лет. Реализация этого строительства имеет большое геополитическое и социально-экономическое значение для Российской Федерации.

В то же время, проект строительства нефтепровода, отнесенного российским законодательством к категории опасных производственных объектов, включает северобайкальский участок бассейна озера Байкал, от 902 до 1181 км, с максимальным приближением к урезу озера Байкал на 800 — 1300 м.

Этот участок, подчеркну, относится к наиболее активным внутриконтинентальным зонам Земли с уровнем сейсмической опасности 10−11 и более баллов, числом землетрясений до 1000 ежегодно, активными разломами земной коры и развитием опасных геологических процессов (селевые потоки, оползни, обвалы, осыпи и т. п.). Неизбежность проявления сильных землетрясений на участке северной оконечности озера Байкал не однажды была подтверждена данными Института земной коры СО РАН, в том числе, исследованиями, проведенными в 2005 г.

Озеро Байкал в соответствии с Конвенцией о сохранении культурного и природного наследия, Федеральным законом «Об охране окружающей среды», Федеральным законом «Об охране озера Байкал» как особо ценный природный объект подлежит особой охране Северобайкальский участок трассы нефтепровода проходит в границах участка Всемирного природного наследия, а также в Центральной (защитной) экологической зоне Байкальской природной территории, где запрещено, в том числе, строительство магистральных нефтепроводов.

Никто не может гарантировать безопасность трубопровода. Мировой опыт строительства нефтепроводов с сейсмичностью 10 и более баллов отсутствует. Отсутствуют и нормативные правовые и технические акты, обеспечивающие возможность проектирования и строительства магистральных трубопроводов при сейсмичности свыше 9 баллов, а наилучшие в мире доступные технические средства в условиях высокой сейсмичности позволяют безаварийно эксплуатировать нефтепроводы при сейсмичности не более 8 баллов. Не проводились экспериментальные испытания нового типа труб («труба в трубе», микротоннелирование, и др.) на интенсивные сейсмические воздействия и гильотинные разрывы на земной поверхности по тектоническим разломам, не считая обязательного прохождения установленного срока практического применения новых технических средств.

В проекте отсутствуют сценарии возможных аварий в результате воздействия различных факторов: природных, прежде всего землетрясений; техногенных, в результате брака при строительстве, дефектов труб, запорной арматуры, механических повреждений трубопровода и др.; аварий в результате ошибок персонала, не санкционированных врезок, а также террористических актов, негативные последствия которых не предсказуемы для уникальной экосистемы озера Байкал и природных объектов этой территории.

При аварии, например, нефтепровода через реку Верхняя Ангара, впадающую в озеро Байкал, в окружающую среду может вылиться около 2−2.5 тыс. т. нефти, большая часть которой неизбежно попадет в реку. На такой случай проектом предусматривается применение боновых заграждений, способных задержать поступление нефти в озеро Байкал. Но установить боновые заграждения на горных реках практически невозможно, и они в этом случае не эффективны. А можно ли предотвратить попадание нефти в озеро Байкал в зимнее время, во время шторма в 4−5 баллов, или во время шуги!?. Заявляя о нулевом экологическом риске, разработчики проекта в то же время предлагают осуществлять сбор нефти с помощью сорбентов или судов-сборщиков, базирующихся в прибрежной зоне озера Байкал, в тоже время остается не разрешенным вопрос с нефтью, которая неизбежно осядет на дно рек и озер и их прибрежные полосы.

Следует отметить, что единогласное мнение против строительства нефтепровода на северобайкальском участке озера Байкал выразила российская и международная общественность. В результате строительства нефтепровода озера Байкал может быть исключен из списка объектов Всемирного природного наследия, что будет иметь исключительно негативные последствия для репутации Российской Федерации на международном уровне.

В этой связи мной и другими депутатами Госдумы было направлено письмо Ответственному секретарю Общественной Палаты Российской Федерации академику Е. П. Велихову, в котором указывалось, что с утверждение Главгосэкспертизой проекта прокладывания трассы нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) в непосредственной близости от озера пагубно и чревато гибелью уникального озера в случае естественных природных катаклизмов. В письме указывалось также, что многочисленные предыдущие обращения по этому вопросу к Президенту России, Правительству России, в уполномоченные органы исполнительной власти были фактически проигнорированы.

С заявлением, осуждающим строительство нефтепровода, выступил и Совет Общественной палаты, в котором полностью поддержал нашу точку зрения, указав, что проект строительства трубопровода нуждается в серьезной и объективной экспертизе, рассмотрении альтернативных вариантов проекта.

А каковы же эти альтернативные варианты?

Еще на стадии проектирования трубопровода ученые и специалисты Сибири предложили вывести северобайкальский участок трассы за пределы бассейна озера Байкал, вдоль долины реки Лена, т. е. в обход Байкальской горной области. Предлагаемый вариант позволяет снять угрозу озеру Байкал. Обход территории с высокой сейсмичностью не только ликвидирует угрозу озеру, но и, несмотря на некоторое удлинение трубопровода, ускоряет введение в эксплуатацию многочисленных нефтяных месторождений севера Иркутской области и юга Республики Саха Якутия. Кроме того, в настоящее время осуществляется реализации проекта «Сургутнефтегаза» по строительству нефтепровода и нефтеналивного терминала на севере Иркутской области, вдоль левого берега реки Лена. Объединение усилий двух крупнейших российских компаний ОАО «Транснефть» и ОАО «Сургутнефтегаз», взаимно дополняющих друг друга, могло бы сократить затраты на создание системы магистральных нефтепроводов и ускорить освоение северных территорий страны. Принятие этого предложения было бы оптимальным разрешением создавшейся проблемы, если бы не одно «но» — удорожание стоимости строительства нефтепровода. Подобный сценарий явно не устраивал Транснефть, которая приняла наступление по всем фронтам. Экспертная комиссия Государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) первоначально от 24.01.2006 г. при преобладающем большинстве ее членов высказалась против строительства нефтепровода на северобайкальском участке озера Байкал (46 из 52), но оно не было принято руководством Ростехнадзора. В результате беспрецедентного манипулирования с результатами ГЭЭ, в нарушение международного и российского законодательства в области охраны окружающей среды, действующих технических актов по обеспечению эксплуатации нефтепроводов, и установленного порядка проведения экологической экспертизы, Ростехнадзор решением от 03.03.2006 г. утвердил уже положительное заключение экспертной комиссии по проекту строительства нефтепровода. Затем наступил черед Государственной Думы Российской Федерации. 22 марта и 5 апреля Дума, принимая Водный кодекс соответственно во втором и третьем чтении, внесла в закон о введении его в действие статью 11, которая установила, что водоохранная зона озера Байкал включает в себя дельты рек, впадающих в озеро, и проходит по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру. Иными словами, эта статья запрещает что-либо строить примерно в 20 км от береговой линии озера Байкал, чем ставит под угрозу реализацию проекта ВСТО. Принятые кодекс и закон о введении его в действие уже должны были уйти на одобрение в Совет федерации, когда в Транснефти обнаружили эту угрозу. Как сообщают некоторые СМИ, глава Транснефти С. Вайншток в связи с этим добился аудиенции на самом высоком уровне, чтобы исправить ситуацию. И был, судя по всему, услышан. Иначе как объяснить, что думский Комитет по природным ресурсам и природопользованию вдруг решил, что принятые законы нужно исправить, а Совет Госдумы тут же его поддержал в этом намерении. В качестве обоснования было приложено заключение думского правового управления, где говорилось, что водоохранная зона озера Байкал должна устанавливаться правительством в соответствии с действующим законом «Об охране озера Байкал». Однако, как известно, правительство ее до сих пор не установило.

Так это было или иначе, но в результате руководство Госдумы пошло на беспрецедентный шаг, вернув уже принятые в третьем чтении законопроекты Водного кодекса и Федерального закона о его введении на рассмотрение депутатов.

На пленарном заседании в среду 12 апреля я выступил против пересмотра уже принятых думой законопроектов. Пришлось, к сожалению, объяснять коллегам из ЛДПР, что Байкал — это не просто водоем, как они считают, а уникальнейшее озеро не только в России, но и в мире, а «единороссам» — что попустительствовать Транснефти в ее попытках проложить нефтяную трубу вблизи озера — это аморально и недостойно депутатов Государственной Думы. Меня поддержали более ста депутатов. Против голосовало чуть более семидесяти. Остальные… не голосовали. Это обычная практика «Единой России», которая таким способом проваливает законопроекты. А потом обсуждение законопроекта было назначено на шестнадцать ноль — ноль… Результат можно было предугадать. Несмотря на все негативные мнения по трубопроводу парламентское большинство дружно сняло последнюю преграду на пути к гибели Байкала…

Все вышеизложенное вызывает только горечь. Горечь от того, что в который уже раз протестное мнение общественности, специалистов и профессионалов не в состоянии повлиять на принимаемые «наверху» решения. Грустно, что облеченные властью люди словно заражены психологией временщиков, которых заботит лишь сегодняшний день и сегодняшняя выгода, а будущее — это абстрактная и неинтересная категория. Горько, что подавляющее большинство моих коллег по Государственной Думе — депутатов из «Единой России» стали той послушной силой, благодаря которой Транснефть продавливает свои интересы в высшем законодательном органе страны.

И, наконец, самое главное — что же за систему мы строим, если очевидный своей ошибочностью проект проходит экспертизы, согласования, утверждения, ради него выходят игнорирующие законодательство постановления, пересматриваются законы? Что это за система, если сотни ответственных государственных лиц дают «добро», в результате которого мы можем потерять национальное достояние России?

На эти вопросы, к сожалению, ответа нет. Ясно одно — сегодня никто не в состоянии остановить байкальский произвол. Никто, кроме одного человека. Пока он молчит…

Анатолий Николаевич Грешневиков, заместитель Председателя Комитета по экологии Государственной Думы

http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=27 334


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru