Русская линия
Православие.Ru Юрий Филиппов20.04.2006 

Революционное движение и духовные школы России в конце XIX — начале XX веков. Часть VII

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОБЩЕСЕМИНАРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ (1899−1905 ГГ.)

До конца 90-х гг. семинарское движение не получало организованные формы. Первые известия о существовании тайной межсеминарской организации были получены духовным начальство в первой половине 1899 г.

Весной этого года, в марте и апреле, произошли беспорядки в Казанской и Псковской семинарии, повлекшие временное прекращение занятий. В Казанской семинарии причиной явились недовольство столом и условиями семинарской жизни, а в Псковской ученики отказались от занятий, требовали удаления инспектора Лебедева и возвращения отчисленных семинаристов. 1 мая студенты участвовали в городской забастовке.[1] Характер волнений в этих семинариях обратил на себя особое внимание духовных властей своей необычной сплоченностью и упорством. Как выяснилось, в семинарской среде были образованы подпольные организации, вдохновляемые революционными кругами. Сами себя они именовали «группою семинаристов, борцов за человеческие права», а также «временная организация помощи семинаристам».

От имени центрального комитета, расположенного в Казани, по семинариям рассылались воззвания, призывающие воспитанников к забастовке с будущего (1899 — 1900) учебного года с целью поддержать студентов университетов в их требованиях и добиться для семинаристов права поступления в университеты по окончании четырех общеобразовательных классов.[2]

Еще раньше, в начале 1899 г., начались беспорядки в светских высших учебных заведениях страны. 8 февраля 1899 г. в день университетского праздника произошло волнение в Петербургском университете, положившее начало студенческому движению по всей Российской империи. На торжественном акте был освистан ректор Сергеевич.[3] Следует отметить, что уже в первый период к студенческому движению присоединились 252 воспитанника Петербургской духовной академии.[4]

Весенние волнения 1899 г. в некоторых семинариях и были первым проявлением деятельности новой общесеминарской организации. Однако на первых порах ее влияние было ограничено и распространялось довольно медленно. Не было и вполне определенной программы действий. Первоначальная тактика заключалась в том, чтобы возбуждать и поддерживать брожения в семинариях. Планировалось при каждом удобном случае вызывать массовые беспорядки под местным школьным лозунгом, наиболее близким сердцу семинаристов.

Осенний отклик семинарского движения проявился только в одной, Екатеринославской семинарии, в которой в ноябре возникли сильные беспорядки, направленные против инспектора Монастырева. Воспитанники бросали в начальство лампы, скамьи, ведра и обломки чугунной лестницы. Для усмирения семинаристов начальству пришлось вызывать полицию, которая с трудом заняла здание. Семинария была закрыта до конца учебного года.[5]

В зачаточной форме находилось семинарское движение и в 1900 г. В марте 1900 г. студентами Таврической семинарии была разгромлена столовая. В сентябре томские семинаристы устроили демонстрацию против инспектора, в октябре — архангельские, в ноябре — тульские.[6]

В декабре 1900 г. — произошли беспорядки в Тифлисской семинарии, носившие политический оттенок: воспитанники требовали сделать семинарию национальным грузинским учреждением. В этих стремлениях тифлисцев поддерживали студенты Кутаисской семинарии.

В 1901 г. деятельность межсеминарской организации дала ощутимые результаты. Агитация среди семинаристов развивалась, сношения между семинариями сделались оживленнее, во многих семинариях были организованы ячейки, взявшие на себя задачу поддерживать и распространять идею борьбы за «общее дело». Весной 1901 г., в период студенческих волнений, начались и массовые семинарские выступления. В марте были отмечены серьезные беспорядки в семи семинариях. Одной из первых забастовала Тульская семинария, а за нею немедленно — Калужская. Обе действовали согласованно. На стенах семинарии красовались надписи: «Братцы! Поддержим туляков!», «Постоим за свободу!», звучали призывы: «К оружию!», «Долой монархию, да здравствует республика!"[7] Стоит отметить, что именно в это время в Тульской семинарии обучался Владимир Троицкий, будущий архиепископ Верейский и наместник Сретенского монастыря.[8]

Вскоре волнения произошли в Орловской и ряде других семинарий. Шум, свист, битье стекол, рам, ламп, разрушение печей, дверей, мебели, звуки выстрелов из револьверов сопровождали все волнения в духовно-учебных заведениях. Редко где уже удавалось обойтись «по-семейному». Прибывавшую для усмирения волнений полицию воспитанники встречали кирпичами, камнями, палками. Многие семинарии приходилось распускать на многие месяцы.

Весной 1901 г. начальству Орловской семинарии удалось перехватить ходившее в среде семинаристов воззвание общесеминарской организации, призывающее добиваться расширения общеобразовательного курса, доступа в университеты и изменения всей учебно-воспитательной системы.

К весне 1901 г. волна семинарских движений проникла и на окраины империи. В конце февраля — начале марта была устроена забастовка в Иркутской семинарии. На поддержку приехали студенты Томского университета (в основном бывшие семинаристы). В марте произошли беспорядки и на западной окраине, в Виленской семинарии. Как стало известно, волнение было вызвано слухами о студенческих беспорядках и нестроениях в других семинариях. [9]

Летом 1901 г. общесеминарская организация предполагала устроить всероссийский съезд семинарских делегатов. В том, что съезд состоялся, сомнений нет, но, скорее всего, не в Казани, как первоначально планировалось.

С осени наблюдается новая волна семинарских беспорядков. В ноябре — декабре произошли волнения в Ярославской, Вологодской, Полтавской, Ставропольской, Тобольской, Пермской (были уволены все воспитанники) и Донской семинарии. В последней поводом к беспорядкам послужило воззвание студентов Московской духовной академии.[10]

В декабре 1901 г. начальство узнало о существовании в Казани тайного семинарского центра. Были открыты и некоторые члены, у которых по результатам произведенного обыска были найдены воззвания и литература антиправительственного содержания. Но этими мерами комитет уничтожить не удалось.

Главными причинами семинарских выступлений комиссия назвала воздействие на юношество революционных агитаторов, которые привлекали воспитанников обычными приемами революционной игры, образуя местные и центральные комитеты, собирая съезды.

К 1901 г. общесеминарская организация достигла широкого распространения и значительных успехов. Следует отметить уже сложившуюся тенденцию: влияние оргкомитета на волнения в семинариях играло центральную роль. И это влияние прослеживается практически во всех выступлениях, хотя, на первый взгляд, беспорядки возникали по местной причине, да и сами семинаристы выдвигали требования подобного характера: снять члена инспекции, улучшить учебно-воспитательный процесс. Однако, как уже было показано, выдвигались и политические требования. Увеличивается сплоченность семинарий, активно ведется переписка, рассылаются воззвания. Сведения о беспорядках в одной семинарии являлись причиной выступлений в других.

Центральным комитетом постоянно проводилась агитация. В октябре 1901 г. в Тамбов приезжал молодой человек в качестве агента «центральной организации совета семинарий» — Быстров. До этого он объездил ряд семинарий (Симбирскую, Самарскую, Пензенскую и др.), в которых основывал тайные кружки. Из Тамбова он отправился в Воронеж, Курск, Харьков, Екатеринославль, Одессу. Целью поездки являлась консолидация семинарий и подготовка к подаче общей петиции.

Основанный в Тамбовской семинарии совет завел библиотеку, приобрел гектограф. Была налажена переписка с казанским советом, откуда присылались прокламации, письма и указания. Для соблюдения секретности был разработан определенный шифр. Главным вожаком был Петр Бельский, имевший широкую популярность среди всех учащихся Тамбова.

Деятельность местного совета не оказалось бесплодной: в конце января — начале февраля в Тамбовской семинарии вспыхнули массовые бурные беспорядки.[11]

В феврале 1902 г. заволновалась Пензенская семинария. Как выяснилось, в агитации принимали участие уже и Тамбовские семинаристы, распространявшие письма и воззвания оргкомитета.[12]

В том же месяце воспитанники Симбирской семинарии устроили два пороховых взрыва в здании учебного заведения. Начальству удалось вовремя остановить беспорядки. Вскоре произошли волнения в Подольской, Полтавской и Тверской семинарии, а в апреле — в Вятской семинарии. И везде чувствовалась деятельность и влияние центрального комитета.

Вот одна из прокламаций центрального комитета: «Товарищи! Час настал! За вами сотни обездоленных семинаристов, произволом людей изломанных, искалеченных. За вами ваши собственные права, в грязь втоптанные семинарской администрацией… Где же конец этому? Конец в сознании вашей силы и мощи. Конец в вашей любви к свободе…"[13]

И это воззвание не осталось не услышанным. Волнения в Одесской семинарии в октябре-ноябре 1902 г. приняли резкие формы: избиты инспектор, ректор, разгромлены комнаты. Семинарию удалось закрыть только силами полиции. Было выяснено, что агитацию проводил человек из Казани. В ноябре произошли волнения в Кутаисской, Владимирской семинарии.[14]

Все чаще в семинарских выступлениях становится заметна революционная окраска. Во время сентябрьских волнений Томской семинарии несколько воспитанников распевали революционные песни и кричали: «Долой самодержавие!».[15]

В ноябре 1903 г. взволновалась Екатеринославская семинария. Была вызвана полиция, произведен обыск и найдены социалистические издания и противоправительственные рукописи. В ноябре произошли брожения в Рязанской, Красноярской и Тифлисской семинариях. В последней беспорядки носили явно политический характер.[16]

В феврале же по политической пропаганде забастовала Благовещенская семинария. Был найден портфель, наполненный бумагами политического содержания за подписью: «партия социал-демократов», «партия социал-революционеров», «лига студентов, сосланных в Сибирь», «лига студентов киевского революционного комитета». Также были обнаружены номера подпольных газет «Революционная Россия» и «Свободное Слово».[17]

В конце 1903 г. в городе Кутаиси появилось обращение на грузинском языке от имени кутаисской семинарской социал-демократической группы, призывающее на борьбу за уничтожение самодержавия. «Мы должны все силы употребить, чтобы уничтожить самодержавие… но мы должны примкнуть к товарищам социал-демократам Кутаиса». «Долой самодержавное правительство! Да здравствует демократическая республика! Долой буржуазию! Да здравствует общая соединенная социал-демократия!»

27 февраля 1904 г. началась русско-японская война. 3-го февраля многие ученики 3-х младших классов Кутаисской семинарии ушли на уличную демонстрацию, и вместе с толпой кричали: «Да здравствует Япония! Да погибнет Россия!"[18]

В октябре 1904 г. беспорядки произошли в Тобольской, а в ноябре — в Волынской, Саратовской и Калужской семинариях, причем, в двух последних приведшие к роспуску воспитанников.

Конечно, приведены не все факты волнений и выступлений воспитанников духовно-учебных заведений. Однако изложенных свидетельств достаточно для того, чтобы проследить распространение влияние организационного комитета, увидеть, что семинарские выступления становились частью общественного движения, все больше левели. «Как видно из всех приведенных фактов, чем дальше, тем устойчивее и политически углубленнее делалось семинарское движение. Все очевиднее становилось, что школьные требования служили лишь внешним прикрытием освободительной политической борьбы, в которую духовную молодежь втягивали ее руководители», — пишет профессор Петербургской духовной академии Б. Титлинов.[19]



[1] Участие студентов семинарий в чествовании Первомая началось еще намного раньше. Например, к первому мая 1895 г. были приурочены демонстрации и беспорядки в Харьковской семинарии.

[2] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 67.

[3] Студенческое движение 1899 г. Сборник под редакцией А. и В. Чертковых. // Свободное слово. — 1900. — N 29. — С. 5−7.

[4] Студенческое движение 1899 г. Сборник под редакцией А. и В. Чертковых. // Свободное слово. — 1900. — N 29. — С. 28.

[5] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 67.

[6] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 69.

[7] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 71.

[8] Илларион (Троицкий), архиеп. Творения: В. 3-х т. — М.: Сретенский монастырь, 2004. — Т. 1: 2004. — С. 9.

[9] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 73.

[10] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 75. Прокламации, рассылаемые из МДА, еще ни раз будут служить поводом к волнениям в семинариях. Так под влиянием подобных прокламаций МДА произошли сильные беспорядки в Симбирской семинарии в феврале — марте 1902 г.

[11] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 77−78.

[12] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 79.

[13] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 81.

[14] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 82.

[15] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 84.

[16] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 85.

[17] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 86.

[18] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 87−88.

[19] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. — С. 89.

http://www.pravoslavie.ru/put/60 418 184 827


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru