Русская линия
НГ-РелигииПротоиерей Виктор Потапов19.04.2006 

Опыт раздвоенности
Христиане недостаточно ценят самое главное — церковное единство

В Сан-Франциско с 6 по 14 мая текущего года будет проходить IV Всезарубежный Собор Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ожидается, что в ходе заседаний Собора будет окончательно определена официальная позиция РПЦЗ по вопросу о сближении с Московским Патриархатом (МП). Заметим, что сближение Церквей считают своевременным не только представители МП, но и российские государственные деятели. Так, президент РФ Владимир Путин не раз во время встреч с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и с Предстоятелем РПЦЗ митрополитом Лавром (Шкурлой) говорил о том, что воссоединение Церквей — «дело государственной важности». В Московском Патриархате главной задачей процесса сближения считают не только установление евхаристического общения (возможности совместно совершать литургию и причащаться), но и установление полного административного единства. Среди иерархов и духовенства РПЦЗ этот сценарий вызывает споры, равно как и вопрос о сохранении Зарубежной Церковью собственности. Кроме того, в сознании ряда представителей РПЦЗ за годы разделения Церкви прочно укоренился стереотип, согласно которому Московский Патриархат являлся «пособником сталинского режима». Несмотря на однозначно сформулированное в «Социальной концепции РПЦ» положение, согласно которому Церковь может отказать власти в поддержке, «если власть принуждает верующих к отступлению от веры», преодоление стереотипа остается затруднительным. Своим мнением относительно перспектив восстановления церковного единства и роли IV Всезарубежного Собора в этом процессе с читателями «НГР» делятся известные деятели РПЦЗ — протоиереи Виктор Потапов и Игорь Шитиков.

«Мы все чада Русской Церкви. Будем же уклоняться от соблазнов явного и тайного зла, воюющего на нас… Об этом молимся мы — пастыри на Архиерейском Соборе юбилейного года, понимая всю ответственность за Церковь. Молимся о полном нашем единомыслии, в котором заключаются сила и правда Церкви».

Эти слова из Окружного послания Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) в 1988 году не только не утратили значения спустя 18 лет после их опубликования, но сейчас, в преддверии IV Всезарубежного Собора, приобретают особую актуальность и силу.

17 июля 1993 года Священный Синод Русской Православной Церкви (РПЦ) также обнародовал послание, касающееся взаимоотношений Русской Православной Церкви (РПЦ) и РПЦЗ. Приведу из него выдержку: «Сугубой молитвой и с особой болью в сердце мы вспоминаем скорбную годовщину… цареубийства, произошедшего при равнодушии граждан России… Пусть нынешняя скорбная дата соединит нас в молитве с Русской Зарубежной Православной Церковью, возродить духовное общение с которой в верности духу Христову мы искренне стремимся».

Отозвались ли мы этому обращению? Поверили ли мы в искренность сказанного?

К сожалению, вместо того чтобы развивать примирительные процессы, пойти друг другу навстречу и укреплять доверие, обе стороны допустили досаднейшие промахи. РПЦЗ начала на канонической территории Московского Патриархата (МП) создавать параллельные церковные структуры, а МП с помощью палестинских властей принялся силой отнимать у РПЦЗ храмы и часовни.

Разумеется, нельзя было ожидать, что восстановление евхаристического общения пройдет гладко и немедленно. Десятилетия коммунистического владычества оставили определенный отпечаток на мышлении русских людей как на родине, так и в диаспоре. К сожалению, процесс объединения частей Русской Церкви вызвал и продолжает вызывать беспокойство у многих прихожан РПЦЗ, что даже привело к внутренним раздорам. Так что же надо сделать, чтобы преодолеть все эти нестроения у членов обеих Церквей и продуктивно провести грядущий Всезарубежный Собор?

Прежде всего надо позаботиться о мире внутреннем, причем каждому в отдельности. Стремясь к этому миру и добиваясь его, мы тем самым будем стремиться и к общему миру и единению, а без этого разделения и даже раздоры будут продолжаться.

Для начала необходимо признать, что каждый из нас имеет личный негативный опыт раздвоенности. Вспомним слова апостола Павла: «Не понимаю, как это я не делаю того, что хочу, но делаю то, что ненавижу! Это потому, вероятно, что не я делаю, но живущий во мне грех… Добра, которого хочу, не делаю, а зло, которого не хочу, делаю «(Рим. 7: 15−24).

Тогда почему мы с таким трудом допускаем наличие его в других людях? Почему нам так трудно себе представить, что и в других людях не все гладко, что в них тоже есть борьба и внутреннее противоречие?

Преданный идее примирения разобщенных частей Русской Церкви профессор Московского института международных отношений А.Б. Зубов пишет: «…надо не отшатываться от нашей больной Церкви, но, подобно Христу, соединиться с грешником, жаждущим исцеления, дабы спасти его Собой… А позиция: посмотрим, подождем, если вы исцелитесь, может быть, мы с вами и объединимся, — позиция эта нравственно порочна…

Ждать, пока мы или сами выздоровеем, или помрем? Не так действовали ваши отцы. На безумство народа они ответили жертвенным подвигом борьбы со злом в рядах Белого движения. И мне кажется, что сейчас начинается новый этап этой борьбы, но уже без материальных оболочек Гражданской войны, а в истинном облике «невидимой брани» против духов злобы поднебесных. И вы, ваша Церковь может помочь нам избавиться от всех этих мавзолеев и статуй, от гимнов и прочих гадостей… Потому что у вас святыня веры, побеждающая зло нашего мира…»

Для многих прихожан РПЦЗ главным препятствием для примирения разрозненных частей Российской Церкви остается сергианство. Оно является синонимом лжесвидетельства по отношению к сильным мира сего в самой крайней форме. Однако сергианство — трагедия не только Московского Патриархата, но всей Российской Церкви, ибо церковный сервилизм появился не на пустом месте.

Мирские начальники вмешивались в церковные дела на протяжении почти всей христианской истории. Это происходило и в период Византийской империи, и в пору оттоманского владычества.

Вспомним 200-летний Синодальный период Российской Церкви. Можно на пальцах пересчитать, сколько раз священноначалие в XVIII и XIX веках осмелилось возразить императорской власти.

В документе комиссий РПЦ и РПЦЗ «Об отношениях Церкви и государства» цитируется важное постановление Юбилейного Собора РПЦ 2000 года:

«Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах. Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении».

Еще определеннее о Декларации митрополита Сергия (Страгородского) говорится в другом документе встречных комиссий «Комментарии к совместному документу Комиссий Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви «Об отношениях Церкви и государства»: «Сегодня мы можем сказать, что неправда замешана в Декларации митрополита Сергия. Декларация ставила своей целью поставить Церковь в правильное отношение к советскому правительству…

Но эти отношения как раз не являются правильными с точки зрения Церкви».

К сожалению, мы мало ценим церковное единство и мало заботимся о его укреплении. Между тем все, что есть в нашей жизни наиболее светлого, имеет основы в христианском единении.

Протоиерей Николай Депутатов, много лет отдавший церковному служению, так пишет о нравственном воздействии любви: «К любви сводится все в наших взаимоотношениях, и без нее ничто не имеет значения. Где любовь, там умолкает ненасытная жажда честолюбия, властолюбия, корыстолюбия».

В таком духовном ключе должен проходить IV Всезарубежный Церковный Собор. Дай Бог, чтобы на нем царил дух любви и подлинной церковности, который присутствовал на Втором Всезарубежном Соборе. Поучительны в этом отношении воспоминания одного из участников Второго Всезарубежного Собора П.С. Лопухина: «Все члены Собора жили эти дни, открыв свою душу благодати Божией, и отдавались ее водительству. Мы высказывали свои взгляды, но мы не боролись друг с другом. Мы отстаивали свои мысли, но душа наша была открыта к тому, чтобы понять чужую мысль и что надо для пользы Церковной… Это создавало совершенно особое настроение Собора, и мы это поняли и оценили…».

Митрополит Анастасий (Грибановский) однажды сказал, что Церковный Собор с участием клира и мирян является «собранием народного духа под знамением Святого Креста». Нам остается только молиться, чтобы IV Всезарубежный Церковный Собор был преисполнен силой Животворящего Креста, чтобы нам сообща восстановить в своих сердцах спасительный порыв к объединению.

Об авторе: Протоиерей Виктор Потапов — настоятель храма Иоанна Предтечи в Вашингтоне.

http://religion.ng.ru/problems/2006−04−19/4_opyt.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru