Русская линия
Пресс-служба Псковской епархииПротодиакон Андрей Кураев19.04.2006 

Россия страна Православная или многоконфессиональная?

В последние годы устойчиво декларируется, что Россия — страна многоконфессиональная, но по статистике, мы знаем, около 80% ее населения исповедуют Православие. Об этом мы спросили профессора Московской Духовной академии диакона Андрея Кураева.

Отец диакон, страна Россия Православная или многоконфессиональная?

По стандартам ЮНЕСКО и по стандартам социологическим, демографическим Россию, в целом, можно определить как мононациональную страну, но этот факт никак не отражен в нашем законодательстве. Что касается многоконфессиональности, то здесь сложнее, и я дал бы на это неоднозначный ответ.

Я буду категорически протестовать против определения России как Православной страны. Против этого выступал еще в начале 20 века Святитель Николай Японский, в 1905 году, когда получил тревожное письмо от Архиепископа Никона Рождественского, который спрашивал Святителя о сектантах, революциях и забастовках, как картине конца света.

Святитетль Николай, успокаивая Архиепископа Никона, писал ему, что Россия далека от того, чтобы стать христианской страной и ей лет тысячу понадобится, чтобы действительно проникнуться Евангелием. Сейчас, тем более, у нас нет оснований считать нашу страну христианизировавшейся за истекшее столетие.

Сами церковные люди должны быть реалистами, и, в зависимости от того, как мы оценим ту среду, в которой находимся, от этого будет зависеть выбор стиля нашего поведения, языка, аргументов, призывов, с которыми мы обращаемся к нашим соседям по стране и планете. Если я буду исходить из того, что я живу в Православной стране, тогда как церковный проповедник я могу взгромоздить себя на кафедру и вещать, назидать в агрессивно — пасторской манере поведения.

Но если я считаю, что вокруг мир неправославный, мир языческий, значит, тогда я должен искать святые примеры, например, в жизни Святого Киприана Карфагенского, в жизни Мефодия Олимпийского, в жизни Святых отцов 3 столетия. Я полагаю, что с точки зрения пасторологической, миссионерской мы сейчас именно в 3 веке, когда были целые десятилетия спокойной жизни и были полосы гонения. Нечто подобное и сейчас происходит. Думаю, что для самой Церкви важно сохранить дух трезвости и трезво оценивать, что вокруг нас происходит. На всякий случай напомню, что Святителю Киприану Карфагенскому в голову не приходило выйти с протестом, осудить репертуар греческих театров, изменить политику Римской империи, призвать к закрытию языческих капищ и т. д.

Единственное, на чем настаивали христиане в своей молитве или на судах, куда их вызывали, дайте нам возможность жить по нашей совести, хотя бы в сердце у себя иметь Христа — больше нам от вас ничего не надо. В современной жизни логичнее было бы и нам так себя вести.

Наша речь, обращена ко внешним, совсем внешним, когда мы должны понимать, что Россия встраивается в глобальную деревню. И риторика в стиле: мы Православные, нас большинство и поэтому мы требуем — она не проходит. Сегодня будущее Церкви зависит от того, насколько мы сумеем освоить некогда враждебный нам язык — язык либерализма. Когда — то Святые отцы смогли это сделать, освоив враждебный Церкви язык Плотина, стоиков, философов и воцерковили его.

Поздняя античная философия, которая была сознательным врагом Церкви, стала в некотором роде инструментом церковной проповеди и мысли. Идеология либерализма родилась в антицерковных, в масонских кругах 18 столетия и использовалась в течение нескольких столетий, как таран в разрушении традиционных христианских ценностей, государств и обществ. И тем не менее, сегодня элита западного мира готова отказаться от этой идеологии так бывает, когда человек идет к власти, то он одни лозунги выдвигает, а когда пришел — старается от этого отречься.

Очевидно, что после 11 сентября 2001 года начался на Западе закат либерализма. В этих условиях очень важно Церкви освоить то оружие, от которого отказываются наши противники, усвоить его себе и начинать говорить с позиций свободы личности, с позиций меньшинства. Нас мало и поэтому мы просим дайте нам возможность сохранить наш язык, наш театр, нашу школу, нашу веру. В этой глобальной деревне нас, православных, мало и дайте нам возможность сохранить наши чудачества, в частности, мы не хотим жить с этими электронными паспортами или еще с чем — то.

Следующий уровень разговора идет с нашими чиновниками, которые контролируют наше информационное и образовательное пространство. Здесь уместна интонация разговора от имени большой группы населения, от имени людей, культурно идентифицирующих себя как людей, связанных с Православием, мы просим нам дать возможность о нашей же культуре рассказывать нашим детям.

Тут уместно ссылаться на закон о свободе совести образца 1997 года, в котором утверждается уникальная роль христианства в истории и культуре России, а в 18 статье утверждается, что государство оказывает поддержку религиозным организациям при осуществлении ими культурно — религиозной деятельности, имеющей большое общественное значение. Здесь может идти речь и о преподавании Основ православной культуры в школах.

Обычно в эту минуту, когда речь заходит о возможности преподавания Основ православной культуры, наши оппоненты вспоминают о том, что Россия — многоконфессиональная страна. Я бы согласился Да, Россия многонациональная страна, более того.

Россия страна со стремительно меняющейся этноконфессиональной картой, когда миллионы людей с традиционных мест своего жительства приезжают в традиционно русские города, именно это означает, что детям наших новых соотечественников, сограждан (букв. как живущих в одном городе) надо дать умение жить среди нас. Различие между нациями — это различие в так называемых культурных сценариях, а культурный сценарий -это модель базового поведения человека в типовых жизненных ситуациях.

Как воспитывают детей, как ухаживают за девушкой, как дерутся мальчишки, как празднуют свадьбы, как болеют, как воюют, как умирают, как хоронят. Очень важно, чтобы люди приезжающие к нам, хотя бы знали, если не принимали, об этих сценариях, знали «как у нас принято».

Среди нас живут люди с совершенно другой культурой и поэтому важно в каждой школе в обязательном порядке всем азербайджанцам, чеченцам, китайцам, вьетнамцам дать Основы православной культуры, Закон Божий — это именно культура. При этом надо помнить, что наши новые соотечественники у себя дома нередко получают уроки ненависти по отношению к России, учат презирать все, что связано с русскими — нашу веру, наш стиль жизни, язык и т. д. Надо сказать, что мы русские тоже даем для этого повод. Известна планетарная доступность наших девчонок. Все бордели мира заполнены русскими девками, известна продажность наших чиновников, включая тех, кто в форме, неспособность наших мужчин защитить наших женщин. Мы сами даем повод для того, чтобы в негативном тоне говорить о нас. И в этих условиях очень важно, чтобы государственная школа давала уроки любви к русской культуре, к русской вере, к русскому языку, к русской истории.

Мы можем отнести себя к «малому стаду», вспоминая известное изречение Христа «Не бойся, малое стадо, ибо Я победил мир»?У нас огромная страна, но православных, верующих людей очень немного.

Малое стадо — это Церковь. Каждый из нас частично в Церкви, частично вне ее. Более того, каждый из нас по десять раз в день отлучает себя от Церкви грехом, греховным помыслом, и если после этого находит в себе силы вновь вспомнить о Боге и в покаянии попроситься назад, вновь может быть присоединен к Церкви. Граница «малого стада» тоже не вполне понятна, даже для меня не всегда понятно в какую минуту я в Церкви.

Как Вы себе представляете идеальные отношения между Русской Православной Церкви и обществом. Иногда наше общество вспоминает о Церкви и требует ее вмешательства: почему Церковь молчит?

Я уже говорил, но хочу еще раз озвучить, может быть, главный тезис — Православие должно стремиться стать не государственной религией, а народной.

http://www.pskov-eparhia.ellink.ru/browse/show_news_type.php?r_id=1583


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru