Русская линия
Российская газетаСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 17.04.2006 

Свобода от греха
Митрополит Кирилл прокомментировал «Российской газете», почему Всемирный русский народный Собор принял декларацию о правах человека

Самое резонансное событие последних дней — Х Всемирный русский народный Собор, предложивший обществу нравственную концепцию прав человека, вызывает дискуссию с полярными точками зрения.

На «Деловом завтраке» в «Российской газете» митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл рассказал, в силу каких причин православные переосмысливают категории морали, права и человеческого достоинства.

Российская газета: Почему Церковь выбрала этот вопрос в числе приоритетных?

Митрополит Кирилл: Современное прочтение темы прав человека нередко входит в прямой конфликт с вероучительными позициями. Она обострилась в нашем восприятии еще и потому, что в минувшем году Европарламентом были предприняты неверные шаги. В частности, принята резолюция по борьбе с гомофобией, фактически предлагающая законодательное, силовое внедрение в сознание людей теории и практики гомосексуализма. Что входит в резкое противоречие с христианской моралью. Представьте, что завтра на основании таких резолюций уже от нас, от России, потребуют того же подхода в законодательстве.

РГ: Но пока ведь таких требований не поступало.

Митрополит Кирилл: Да, но на мэра Москвы уже оказывалось давление с требованием устроить гей-парад. А если завтра нам скажут: мол, вы входите в правовое пространство единой Европы, и если вы не примете закон в поддержку гомосексуализма, то не будете соответствовать европейским стандартам прав человека. А дальше — санкции, обструкция.

РГ: А если такие законы будут приняты?

Митрополит Кирилл: Получится, что верующие люди будут поставлены в ситуацию двойной лояльности — к закону и к своей вере. И тогда никто не может гарантировать лояльного ответа от самих верующих. Что это значит? Вспомните ситуацию с датскими карикатурами…

Наше намерение заключалось в том, чтобы восполнить концепцию прав человека очень важным измерением — нравственным. Права человека призваны защитить ценность человека и содействовать реализации его достоинства. Но достоинство безнравственным быть не может, значит, права человека должны осуществляться в системе нравственных координат. Это вопрос жизни и смерти. Нравственным началом человек отличается от животного. Если реализуется инстинкт, это животная жизнь, человечество превращается в волчью стаю.

Таким образом, темы нравственности и прав входят в органическое соприкосновение. Бог вложил в природу человека способность делать выбор между добром и злом. Выбор в пользу зла не может быть ценностью, иначе мы должны встать на путь оправдания зла. Потому для нас, православных, решающими являются слова апостола Павла о том, что наша свобода есть свобода от греха. Я не представляю, что можно противопоставить этому тезису. В Декларации хорошо сказано: мы выбираем свободу созидания против разрушения, мы за жизнь, но против смерти.

Если мы законодательно будем поощрять выбор в пользу зла, например эвтаназии или гомосексуализма, то мы встанем на путь разрушения человеческой личности и человеческой цивилизации.

Подробный рассказ о встрече в редакции с митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом будет опубликован в одном из ближайших номеров «РГ».

Игорь Елков

http://www.rg.ru/2006/04/15/mitropolit.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru