Русская линия
Правая.Ru Дмитрий Володихин14.04.2006 

Надежда всех православных
Заметки обыкновенного прихожанина

6 мая 2006 года кафедральном соборе Пресвятой Богородицы Всех скорбящих Радости в городе Сан-Франциско состоится встреча Курско-Коренной иконы Божьей Матери. Затем будет отслужена панихида по почившим первоиерархам РПЦЗ и совершено всенощное бдение. На следующий день, 7 мая, там же будет официально открыт IV Всезарубежный собор РПЦЗ. Ожидается 135 делегатов от всех епархий, в том числе архиереи, представители клира и стойких в вере, полезных для Церкви мирян. Один из вопросов, которыми будет заниматься Собор, — установление нормальных отношений с Московским патриархатом РПЦ.

Главными препятствиями к сближению церквей были:

а) Резко антисергианские настроения в РПЦЗ;
б) Резко антиэкуменические взгляды РПЦЗ;
в) Боязнь канонизировать невинноубиенного государя Николая II и членов его семьи;
г) Споры имущественного характера.

В 1956−57 гг. со стороны Русской Церкви были сделаны попытки сблизиться с экуменическим движением, а в 1961 г. РПЦ ступила во Всемирный Совет Церквей, несмотря на сильное антиэкуменическое настроение среди мирян, монахов и архиереев. Этот акт во многом диктовался давлением государства и лично Никиты Хрущева. И хотя информационный обмен, кажется, сам по себе лиха не несет, но ведь были предприняты и более серьезные шаги. В общем, правы были в этом вопросе наши «зарубежники»! Знакомясь с важнейшим документом Архиерейского собора 2000 г. «Принципы отношения к инославию», с радостью узнал я о повороте от экуменизма, совершенном РПЦ. Молитвенное общение с общинами, благодатность религиозного опыта коих, мягко говоря, сомнительна, перестало быть возможным даже в теории. Очень хорошо!

Тогда же, в 2000 году было принято соборное постановление «Об отношениях Церкви и государства», впоследствии вошедшее в «Основы социальной концепции РПЦ». Там, в частности, было четко сказано: «Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь». И, далее: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и его Церкви, а также к греховным душевредным действиям, Церковь должна отказать государству в повиновении». Иными словами, выражена была та истина, которая интуитивно была близка и понятна всякому доброму христианину: «Ты можешь быть сколь угодно твердым патриотом своей страны, но прежде будь патриотом Христа!» Много разного мне приходилось слышать и читать о знаменитой «Декларации…» 1927 года, и я, честно говоря, готов был понять мотивы тех людей, которые старались уберечь нашу Церковь от полного истребления. Пусть люди особой святости и благочестия судят о поступках митрополита Сергия, а я бы, обычный грешный человек, удержался от этого. Но сама бумага эта была все-таки страшная и соблазнительная. Какую боль испытали тогда миллионы православных, пронесших огонь искренней веры через Гражданскую войну и черное пламя безбожных двадцатых! Мне даже говорить об этом неудобно, боюсь сфальшивить…

Архиерейский собор 2000 года фактически торпедировал обвинение в сергианстве: что было, то было; совершена ошибка; впредь не стоит ее повторять. Конечно, прошлое не перепишешь. Но никто не застрахован от ошибок, совершаемых в крайне стесненных обстоятельствах. На то мы и люди, чтобы получать от жизни уроки, а потом исправляться перед лицом Господа, подниматься, восставать от греха. Церковь наша поднялась от глубокого падения.

Самое важное: Государь Николай II и вся Царская Семья были причислены к лику страстотерпцев во главе сонма Новомучеников и исповедников Российских.

Таким образом, оказались сняты все главные пункты противоречий между РПЦ и РПЦЗ, кроме, разве что, чисто имущественных. Но это — дело мудрости и тишины наших иерархов; кажется, и здесь можно договориться, когда гораздо более важные проблемы ушли в прошлое.

Мало кто вспоминает сейчас, но ведь и у РПЦ были серьезные претензии к «зарубежникам». С точки зрения канонического права усилия по созданию РПЦЗ и утверждению тамошних архиерейских кафедр вызывали сомнения. Действия I Всезарубежного собора 1921 г. в городе Сремски Карловцы (всего их было 3) с житейской точки зрения были понятны, но они далеко выходили за рамки устоявшихся церковных традиций. Так что в деле примирения РПЦ также надо было сделать шаг навстречу, оставив в стороне некоторые щекотливые канонические вопросы…

В 2003 году начинается диалог двух частей Русской Православной Церкви об установлении добрых отношений. Заработали так называемые «встречные комиссии». В 2004 года в околоцерковной прессе появились материалы, согласно которым вопрос по сути уже решен положительно, осталась «шлифовка» технических подробностей.

Однако церковная жизнь не терпит спешки. Для православных церквей и век — не срок. Может быть, отсутствие лихорадочной суеты в их действиях только способствует устойчивости в их исторических судьбах. Окончательное решения должны принять два собора — Всезарубежный IV-й и наш Архиерейский. Осенью 2004 года наш Архиерейский собор «…возблагодарил Всемилостивого Господа за существенное улучшение взаимных отношений с нашими собратиями» и единодушно определил:

«Признать делом исключительной важности шаги, направленные к преодолению разделения, в течение многих десятилетий существующего в теле Русской Православной Церкви.

Выразить удовлетворение по поводу состоявшихся визитов в Россию официальных делегаций Русской Православной Церкви Заграницей, в том числе делегации, возглавлявшейся ее Первоиерархом Высокопреосвященным митрополитом Лавром, а также в связи с успешной совместной работой комиссии Московского Патриархата по диалогу с Русской Зарубежной Церковью и комиссии Русской Православной Церкви Заграницей по переговорам с Московским Патриархатом.

Одобрить содержание подготовленных комиссиями документов, представленных на рассмотрение Собора.

По завершении работы комиссий и двустороннего согласования подготовленных документов поручить Священному Синоду на основе суждений, имевших место на настоящем Соборе, совершить каноническое деяние, коим будет восстановлено евхаристическое общение и единство».

Очень важен тот факт, что главы обеих частей Русской Церкви уже высказались о примирении в положительном ключе. Вот слова патриарха Алексия II, прозвучавшие в интервью 26 декабря 2005 года: «Диалог с Русской Зарубежной Церковью в целом идет достаточно успешно. Говорить о конкретных сроках завершения диалога сегодня было бы преждевременным…. Состоявшееся обсуждение многих проблем вселяет надежду, что и оставшиеся вопросы будут решены. Наш Архиерейский Собор одобрил позицию Московского Патриархата. Теперь мы ожидаем Всезарубежного Собора РПЦЗ, который состоится в мае 2006 года, и тех решений, которые он примет. Молитвенное общение у нас уже восстановлено. Делегация Зарубежной Церкви во главе с митрополитом Лавром участвовала в Патриарших богослужениях — во время освящения храма Живоначальной Троицы в честь Тысячелетия Крещения Руси и храма на Бутовском полигоне, и в праздник Вознесения Господня». Первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр четко разъяснил свою позицию в послании от 8 декабря 2005 года: «…речь не идет о „присоединении“, „слиянии“ или „унии“ с Московским Патриархатом, а о примирении обеих частей Русской Православной Церкви. Наша Церковь, обратив внимание на положительные процессы в церковной жизни России, решила вступить на этот путь примирения через диалог, который, слава Богу, проходит в честном и созидательном духе. Если все вопросы и проблемы, препятствующие молитвенно-евхаристическому общению, решатся в соответствии с нашими принципиальными позициями, то, по всей вероятности, формой нашего общения с Церковью в России станет таковой — одна Чаша, т. е. совместное служение, но два совершенно отдельных церковно-административных управления». Всего лишь полтора десятилетия назад две ветви Русской Церкви придерживались в отношениях друг с другом жестко антагонистических форм. Слава Тебе, Господи, это уже в прошлом! Трудным было сближение, но, наверное, сам Царь Небесный вдохновил на него наших иерархов.

Приближение собора «зарубежников» у меня, простого прихожанина РПЦ, по профессии историка, вызывает надежду. Сейчас мало кто уже чувствует и понимает, сколь страшна была Гражданская война, как вытряхнула она наше общество из привычных одежд, до какой степени отучила и от веры, и от простой человечности. Фактически умерла старая Русская цивилизация, и лишь церковное тело, израненное, измученное осталось от нее. Чем же был второй великий раскол? Да самым жутким, самым опасным шрамом на этом теле. Рана постоянно кровоточила, постоянно причиняла боль и вгоняла в соблазн. Сколько политической мерзости поддерживало воспаление вокруг нее! Сколько ненужной гордыни, сколько пустейших амбиций выросло там, где должна пребывать чистая вера!

И вот кровь начинает свертывается, а рана — затягиваться. Успех необыкновенно важный и нужный. Господь послал нам радость, свет и утешение посреди смуты.

Так будем же молиться, чтобы великое дело, дошедшее до решающего рубежа, завершилось удачно.

http://www.pravaya.ru/faith/471/7393


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru