Русская линия
Православие.RuПротоиерей Станислав (Евстафий) Страх13.04.2006 

О них нужно помнить

60 лет назад Красная Армия освободила польские земли на запад от Вислы, и в том числе Краков — древнюю столицу, известный центр культуры, город-памятник и Ченстохову с Ясной Горой — сердце польского католицизма с православной иконой Пречистой Богородицы, называемой Ченстоховская. Они сохранились и пережили разрушительную бурю, пронесшуюся над ними, благодаря быстрым, решительным действиям освободителей, которые не допустили исполнения преступных планов взорвать эти памятники.

В нашей стране пало свыше миллиона ста тысяч советских солдат, из которых около 600 тысяч было здесь и похоронено. Их могилы находятся в любом уголке Польши, где проводились военные действия. К сожалению, не везде о них помнят, а в некоторых кругах даже не хотят помнить…

Конечно о том, что произошло свыше 60 лет назад не забудут члены Культурно-просветительского российского товарищества, правление которого находится в Белостоке. Каждый год организуются здесь торжественные мероприятия, чтобы все помнили героизм тех, кому мы столь многим обязаны. Проводятся богослужения на белостокских кладбищах, где покоится прах освободителей.

Летом прошлого года я познакомился с бойцами ветеранами из Белоруссии, приглашенными на торжества в годовщину освобождения Белостока. Между нами завязался непродолжительный, но сердечный разговор, во время которого меня пригласили приехать в Белоруссию, посетить места боев и страданий Второй мировой войны.

И я воспользовался приглашением. Сначала посетил Брестскую крепость, запомнившуюся мне с того времени, когда замечательная церковь в ее стенах еще только восстанавливалась. Ныне уже сверкали ее позолоченные купола, стены пахли свежей штукатуркой, а в самом храме витала сама память о прошлых днях солдатского мужества и вечной славы.

«Батюшка, то, что Вы видите — плод пожертвований жителей нашей страны, но, прежде всего, армии», — сообщил гид. Я услышал историю обороны крепости. После молитвы в церкви и у памятника героям меня пригласили в местное отделение Союза бойцов — ветеранов Великой Отечественной Войны. Встретил я там несколько солдат последней войны. Они тепло меня приветствовали. Вскоре на столе появился отличный крепкий чай и замечательное брестское печенье.

Я рассказал ветеранам, что еще в 1989 году меня просили в советском консульстве в Варшаве о содействии в деле охраны и почитания могил советских солдат в Польше и за ее границами. Благословение на такой труд, равно как на поездки в СССР для встреч с ветеранами и властями, я получил у блаженной памяти митрополита Василия. Брест я посетил несколько раз, встречаясь с ветеранами, которых, увы, уже нет в живых, и с представителями властей.

Тех, кто принимал меня, интересовало в каком состоянии находятся теперь кладбища и памятные места боев советских войск, а также как проходят торжества, связанные с очередными годовщинами начала и окончания Второй Мировой Войны. Я рассказал им, среди прочего, и о деятельности в этой области Российского товарищества, председателем которого является Галина Владимировна Романчук.

В свою очередь мои собеседники объяснили мне, как к ним относится белорусское государство. Меня очень интересовал этот вопрос, поскольку я в Польше слышал, что отношение это зависит от национальной принадлежности. Я был уверен, что это не так, но все же попросил рассказать подробнее. Собеседники рассмеялись, а затем старый, видный мужчина, убеленный сединами, убедительно сказал:

— Дорогой батюшка, то что Вы слышали — заведомая ложь, кому-то выгодно поссорить ветеранов и очернить наши власти. Государство ко всем ветеранам относится одинаково. Президент во время встреч с нами всегда подчеркивает, что не делит кровь защитников Отечества на лучшую и худшую.

— Он о нас всех равно заботится и мы ему за это благодарны, — добавил один из присутствующих.

— А, может быть, это ошибка, вероятно, имели в виду не Беларусь, а страны Прибалтики — продолжил первый. — Там, действительно, начались уже открытые преследования. Нашим товарищам по оружию, подобно как всем русскоязычным, отказано в праве гражданства.

— Речь идет конкретно о Латвии? — спросил я.

— Да, отче, там ведь реабилитируют членов СС, которые прислуживали немецким фашистам, а бывшие красноармейцы не в чести, и их называют оккупантами.

— Знаю об этом, — вздохнул я. — В Польше, однако, об этой проблеме почти не вспоминают, может быть, потому, что страны Прибалтики, Польша и Германия образуют ныне один военный союз, а союзников, ведь, раздражать не следует.

Мои собеседники пригласили меня принять участие в будущих встречах, особенно в торжествах по случаю окончания войны, которые состоятся в мае в Бресте. В этом году исполнится 65 лет со дня нападения Германии на Советский Союз, нападения, которое стало началом конца фашистского государства — благодаря героизму и решимости тех, кто своей жизнью и кровью утвердили историческую справедливость.

Протоиерей Станислав (Евстафий) Страх
Польская Православная Церковь

Перевод с польского Владимира Мухина

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/60 412 060 426


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru