Русская линия
Pravos.orgСвященник Георгий Эдельштейн12.04.2006 

Письмо священника Георгия Эдельштейна по поводу «Обращения епископа Даниила Ирийского»

Ваше Преосвященство,
Глубокочтимый Владыка Даниил!

Опубликованное под Вашим именем «Обращение к священству, монашеству и прихожанам Русской Православной Церкви Заграницей в преддверии IV Всезарубежного собора 2006 г. в Сан-Франциско» написано очень простым и ясным языком, оно ни в чем не противоречит здравому смыслу, его логика безупречна.

У него только один — единственный — изъян, только одно — единственное — слабое место (не сомневаюсь, Вы сами отлично сознаете это): «Обращение» противоречит тому, о чем все православные христиане (независимо ни от каких так называемых «юрисдикций») молятся на Божественной литургии. И, как Вы сами, несомненно, понимаете, основная идея «Обращения» противоречит Евангелию, да и всему Новому Завету. Все остальное в Вашем «Обращении» безукоризненно и неоспоримо.

Впрочем, то же самое, слово в слово, следует сказать и о Вашем предыдущем «Обращении» от 7(20) октября 2003 г., написанном и опубликованном накануне первого официального визита делегации РПЦЗ в Москву. Полагаю, Вы согласитесь, что в одном нет ничего такого, чего бы не было в другом. Поэтому я позволю себе говорить об обоих текстах одновременно.

Мне, священнику, стыдно напоминать Вам, епископу, с чего начинается Божественная литургия. Простите великодушно. Вот первое прошение Великой ектении — «О свышнем мире и о спасении душ наших, Господу помолимся». И сразу после этой молитвы о спасении душ наших — второе по важности прошение: «О мире всего мира, благостоянии святых Божиих церквей и соединении всех, Господу помолимся». Проведите мысленный эксперимент, замените слова «собери», «соедини», которые так часто встречаются в молитвах, на их антонимы, на слова с противоположным значением, на те, которые Вы предлагаете в своих «Обращениях».

Нет в мире человека, который не поймет, что любое разделение есть плод грехопадения, Церковь никогда не может смириться с ним или оправдать его, она может лишь временно терпеть его как неизбежное зло в этом греховном мире. Но она не может призывать к разделению, молиться об «индепенденстве», об умножении автокефалий.

Всякому ясно, что ни Московский Патриархат, ни РПЦЗ не молится на Великой ектении о возникновении еще одного конгломерата политически ангажированных «церквей» (числом более), некоего аналога WCC (ВСЦ). Мы молимся о соединении всех во Христе. И как бы «либерально» или «консервативно» мы не толковали слово «соединение», у него неизменно будет только один смысл, только одно значение.

Не смею предположить, что Вы предлагаете священству, монашеству и всем верным чадам РПЦЗ молиться об одном, а втихаря творить совсем другое, прямо противоположное, автокефальное.

Прошения на сугубой ектении за Божественной литургией аналогичны по смыслу: «Огради нас от всяких искушений, соблазнов и разделений». Нельзя, придя в храм, слышать эти слова, а, выйдя из него, поставлять во главу угла разделение, независимость, автокефалию. Ведь все три слова — через запятую: однородные члены предложения. Разделение — это соблазн и искушение.

Вот следующее прошение: «Пастырю Добрый, расточенныя овцы Твоя во едино стадо собрати обещавый, утоли церковные соблазны и разделения».

Сейчас, Великим постом, по воскресным дням во всех православных храмах служится литургия Василия Великого, это непрестанный вопль ко Господу Богу нашему о прекращении всяких разделений, независимостей, «инденпенденств». А ведь более непоколебимого столпа Православия, чем Василий Великий, история Церкви не знает.

В 1998 году, читая и перчитывая Ваше «Обращение к митрополиту Виталию и Преосвященнейшим членам Собора РПЦЗ», я не переставал радоваться и стройности мысли, и доступности изложения, и безупречной логике, и смелости выводов, и весьма дозированному, но неизменно присущему Вам тонкому юмору. За эти годы я позволял себе несколько раз с большим удовольствием цитировать Ваше «Обращение» в статьях, именуя его образцовым документом епископа РПЦЗ. Часть из них можно найти в моей книге, опубликованной в 2005 году в Москве.

В частности, Вы писали тогда, в 1998 году, что вот уже сорок лет Ваше основное церковное послушание — «вести работу среди старообрядцев с целью привлечения их к единству с нашей Церковью и оставления ими препятствовавших этому заблуждений». Если согласиться с тем, что Вы говорите и пишете сегодня, можно только сказать, что все годы Вы трудились зря. Зачем нужно было привлекать старообрядцев к единству? Кому и чем мешает их независимость, автокефалия? Единство не принесет ни им, ни нам никакой пользы. РПЦЗ не нуждается в приобретении небольшого количества прихожан, у нас есть другие, намного более важные задачи. А если кто-то из них хочет, пусть сам куда угодно переходит, дорога открыта. Это почти дословная цитата из «Обращения». Но, быть может, кроме стяжания «пользы» у Церкви есть еще какие-то цели?

И в прошлом, и в нынешнем «Обращении» Вы говорите о греках-старостильниках. Давайте сравним эти два текста, мне кажется, они — яркая иллюстрация Вашей эволюции. Вот документ 1998 года (простите за слишком длинную цитату): «Моя паства состоит, главным образом, из бывших беспоповцев, пришедших к нам потому, что их не удовлетворяла фанатическая вражда беспоповцев ко всем, кроме самих себя, и смехотворное сужение понятия Церкви до границ своего „согласия“. Если и наша Церковь станет на путь такого злобного мудрования, то куда им идти? Фанатически настроенных греков-старостильников еще можно понять — они повторяют ошибки старообрядцев, т.к. у них не было опыта раскола и они еще не узнали на практике, к какому безвыходному положению эти рассуждения приведут. Нам нет никакого оправдания повторять эти ошибки».

Спокойно и бескомпромиссно сказано, что путь греков-старостильников — тупиковый, что смехотворно сужать понятие Церкви до границ своего «согласия». А вот нынешний документ: «Если бы мы соеднились с Московской Патриархией, то нам пришлось бы… быть ближе к грекам-новостильникам, что оттолкнуло бы от нас старостильников (греков и других), находящихся с нами в общении. Паства Зарубежной Церкви такое соединение не нужно». Насколько я знаю, Московская Патриархия не менее старостильная, чем РПЦЗ. Если переговоры между двумя старостильными ветвями одной Церкви кого-то оттолкнут, это будет лишь еще одним свидетельством их «злобного мудрования», их фанатической вражды ко всем, кроме самих себя. Не более того.

Все без исключения доводы в «Обращениях» в защиту автокефалии позаимствованы из полемических трактатов старообрядцев-беспоповцев и греков старостильников. Зачем Вам их лавры, Владыко? Зачем РПЦЗ их лавры?

До сего дня и Московская Патриархия, и РПЦЗ признавали факт раскола и неизменно именовали его грехом, болезнью. Болезнь усугублялась тем, что каждая сторона полностью сваливала вину на другую сторону. Пропагандистские заявления иерархов Московской Патриархии порой мало чем отличались от стряпни агитпрпа, достаточно прочитать первые 10−12 страниц роскошного фолианта «Правда о религии в России». Но не забудем, что даже Первоиерархи РПЦЗ порой делали самые безответственные заявления, предлагали объявить Московскую Патриархию безблагодатной, правда, не всегда отдавая себе отчет, что это значит и к каким последствиям это «злобное мудрование» приведет. К чести той и другой стороны архиерейские соборы никогда не опустились до уровня такой авантюрной полемики. Во всех соборных документах всегда подчеркивалось неизменное стремление обеих сторон преодолеть раскол. Мне кажется, лучше всего это сказано в известном послании Архиерейского собора РПЦЗ 1991 года:

«Раскол можно преодолеть только смиренной молитвой, покаянием и братской любовью ко всем падшим в тяжелое время гонений и заблудшим в настоящее время… Возрождение веры должно начаться с духовного обновления нас самих, с покаяния и очищения нас от греховной нечистоты и самооправдания. Лишь Всероссийский собор, где будет представлены все ветви Русской Православной Церкви, полномочен произнести суд об истории Церкви за все окаянные 70 лет и начертать ее дальнейшие пути. Результатом деяний Собора явится единение в молитве, единение в вере, единение в таинствах, когда причащающиеся из единой Чаши собратья свидетельствуют перед Святым Престолом: «Христос посреде нас, — И есть и будет».

Под этим документом и Ваша подпись, значит, это Ваши слова, Владыко.

Мы не можем сегодня предрешать все конкретные пути, способы и сроки преодоления раскола, это задача грядущего Четвертого Всезарубежного собора. Но очень хочется, чтобы мы подошли друг ко другу как можно ближе, чтобы шрамов на теле нашей Церкви осталось как можно меньше.

Ваша точка зрения, Владыко, ошибочная. В этом нет ничего страшного, ничего необычного: человеку свойственно ошибаться. Более или менее ошибочные утверждения встречаются и в творчестве Отцов Церкви. Самое важное — не коснеть в своих заблуждениях, не противопоставлять себя или свое «согласие» Церкви. Мне кажется, Ваши собратья, иерархи РПЦЗ, давно уже ответили на Ваши призывы к автокефалии, независимости, «инденпенденству». Архиепископ Виталий (Максименко) писал более 50 лет назад:

«С прежней твердостью исповедуем наше единство с Матерью Церковью Русской, ныне порабощенной, нашу верность Ее историческому 1000-летнему пути и шлем Ей наше сердечное молитвенные пожелания скорее освободиться от богоборческой неволи. Бескомпромиссно осуждаем сотрудничество современных возглавителей Ее в СССР с безбожной властью. А равно также осуждаем и всякие самочинные автономии, сепаратизмы, индепенденства. Сущность нашей Церкви не разделение и властвование, а хранение Божественной Истины в единстве».

Священник Георгий Эдельштейн

31 марта 2006 г., Вашингтон, США — Карабаново, Россия

http://www.pravos.org/docs/doc271.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru