Русская линия
Русский дом Михаил Дунаев11.04.2006 

Правда про Гарри Поттера

Нынешняя русская литература переживает явный кризис, выход из которого предсказать невозможно. Он охватил всё её пространство, не стала исключением и литература для детей. Конечно, не в одночасье это проявилось, печальные симптомы вызревали давно: достаточно вспомнить полудебильного Дениску (из рассказов для детей Драгунского). Ныне из тех дурных семян проросли постмодернистские гнусности Г. Остера, напрочь отвергшего добрые традиции великой русской литературы. Всё вместе это создало возможность лёгкого проникновения к нашему читателю бездарной графомании, сфабрикованной за рубежом. Из всей массы литературного мусора особенно выделяются толстенные тома, в коих повествуется о похождениях юного кощея Гарри Поттера.

Только очень низкий эстетический вкус позволяет многим увлекаться подобной дребеденью: однако, признаем с горечью: общее снижение культурного уровня, особенно в молодёжной среде, определяет в последнее время тягу к низкопробным попсовым опусам, произведённым во всех видах искусства. И литература не исключение.

Видно, так ослабли внутренние силы отечественной словесности, что она до сих пор не сумела дать достойный отпор эстетической заразе, отпор не критическими отзывами (они были), но созданием полноценных художественных произведений, противопоставляющих чужеродной агрессии подлинную систему нравственных ценностей, какими всегда жил русский человек. Первую попытку такого противопоставления сделал греческий писатель Никос Зервас.

Правда, он, судя по его собственному свидетельству, прожил несколько лет в России, здесь учился, здесь создал семью и, несомненно, сумел проникнуться самим духом высокой русской культуры, так что его книга «Дети против волшебников» (М., 2005 г.) может быть хотя бы отчасти отнесена к нашей литературе. Тем более что основные действующие лица этой увлекательной повести — русские дети, вступившие в борьбу с коварными волшебниками, так хорошо известными всем по книгам про юного кощея.

Основная коллизия повести основана на противопоставлении чуда и волшебства. Наивные люди не видят между ними различия, поскольку внешне они как будто сходны: и чудо, и волшебство нарушают то, в чём мы привыкли видеть естественные закономерности нашего земного существования. Однако между ними существует принципиальная разница.

ВОЛШЕБСТВО есть следствие совершающегося (по попущению Вседержителя) вмешательства тёмных сил в обыденное течение жизни. Человеку, который занимается волшебством, кажется, будто решающую роль в этом деле играют его собственная воля, особые знания, разного рода магические предметы (талисманы, «волшебные палочки» и пр.), а также заклинания, заговоры, потребные для власти над некоторыми потусторонними силами. Что это за силы — не всякий берёт на себя труд задуматься. Кое-кто полагает, что такие силы могут быть как тёмными, так и светлыми —

в зависимости от чего магия бывает «белой» и «чёрной». Из этого разумеется: белая магия дело хорошее, с чёрной — лучше не связываться. Впрочем, встречаются и такие колдуны, которые сознательно идут на контакт с нечистой силой.

Подобные заблуждения есть следствие простенького обмана и самообмана человека. Бесы любят играть с нами в поддавки, делают вид, будто все заклинания и волшебные талисманы имеют над ними власть, а сами они обязаны подчиняться тем, кто владеет тайнами магии. Как соблазнительно клюнуть на такую приманку. На деле же именно эти обманщики подлинно руководят действиями любого колдуна и чародея.

Бесы могут прикинуться и силами добра, дьявол способен явиться в виде ангела — о том предупреждал нас ещё апостол Павел (2 Кор. 11, 14). Они беспардонно лгут, внушая человеку мысль о добрых последствиях «белой» магии: ведь обещаниями зла невозможно никого соблазнить.

Поэтому нет никакого разделения магии на хорошую и дурную: любая магия таит в себе страшную духовную опасность для человека.

ЧУДО же есть проявление законов Горнего мира в бытии падшего человека. Грехопадением мир был повреждён — и исказились в нём истинные, подлинно естественные законы: в мир вошли смерть, страдания, тяга ко злу. Благим Промыслом Божиим — как напоминание об Истине — законы Горние порою проявляются в этом временном и лежащем во зле мире. Чудо не зависит от воли человека, и тут невозможна никакая иллюзия: Богу нельзя повелеть никакой ворожбой, и играть с человеком в дурные игры Он не станет. О чуде можно только просить в молитве.

Страшная опасность книг о Гарри Поттере в том, что они внушают неокрепшим умам ложь о существовании доброй магии и о возможности собственной волей овладеть её тайнами и возможностями. Такое овладение становится для человека самоцелью: он хочет получить некое могущество — часто для достижения вполне эгоистических результатов.

Нередко повествование о юном кощее называют сказкой, даже сопоставляют книги английской сочинительницы с русскими фольклорными традициями. Но в русской сказке волшебство есть лишь художественная условность. Оно никогда не становится для героев самоцелью, а только некоторой временной помощью в борьбе со злом. Иван-царевич с волшебной палочкой в руках никогда не служит нечистой силе, а после его победы над злом просто утрачивает свою волшебную силу. История Гарри развивается по совершенно иным законам и со сказкой имеет лишь внешнее сходство. Лучше уж называть всё это уродливым словечком «фэнтези», оно в данном случае удачнее подходит.

Повесть Никоса Зерваса помогает раскрыть тот чудовищный обман, которым успели соблазниться, увы, слишком многие. Раскрыть не декларативно, но через создание художественной образной системы, которая облечена в достаточно занимательное повествование с остросюжетными ситуациями. Обычные дети со своими слабостями, недостатками и сложностями характера попадают в школу магии, хорошо известную по книгам о Гарри Поттере, и постепенно выясняется, что все эти «добрые» колдуны злы и коварны, способны на самые мерзкие преступления, а посулы добра есть лишь ловкая маскировка. Борьба же добра со злом, олицетворённых «белым» Гарри и «чёрным» герцогом Моргиаволой, оказалась лишь дешёвой инсценировкой, своего рода театральной игрой ради соблазнения наивных душ.

В магической системе требуется отречение от важнейших ценностей ради якобы добрых целей. Это действует на неокрепшие детские умы (как действует порою и на вполне взрослых особей рода человеческого). Недаром заезжий маг-развратитель Лео Рябиновский принуждает отказаться от Церкви и от Родины наивную девочку Наденьку, возжелавшую заняться магией, чтобы творить добро для людей. И недаром поэтому в школе магии учеников с самого начала приучают красть, развратничать, лгать, отказываться от родителей, предавать друзей.

Важнее всего в книге Зерваса разоблачение самой природы колдовства — в этом едва ли не самая глубокая мысль повести, её важнейшее достоинство. Выясняется, что к магии оказываются способны лишь те, в ком вызрели тёмные греховные страсти, они являются питательной почвой для возможности колдовать, а совершаемое колдовство растит и укрепляет это самое нечистое начало в человеке, — образуется порочный замкнутый круг, из которого в какой-то момент уже невозможно вырваться.

Светлые души оказываются органически не способными к волшебству. Зато их охраняет чудо, совершаемое по молитве духоносных монахов, а также и самих детей. Однако защита от злых чар может быть ослаблена, если в человеке проявляется какое-то греховное влечение. Стоило детям, после того как они избегли страшной опасности, расхвастаться, как они хорошо молились ради спасения, их защитные силы под влиянием возросшей гордыни тут же уменьшились. И таких примеров в книге немало.

Нетрудно обнаружить, что автор стремился (и это ему удалось) выразить православное воззрение на мир, на человека, на борьбу тёмных и светлых сил. И это важно, ибо именно в Православии обретаются несомненные критерии для оценки любого явления бытия. Но осуществляется такое авторское стремление не упрощённо, не схематично. Даже положительные персонажи повести в начале событий ещё весьма далеки от истинной веры. Главный же герой, суворовец Иван Царицын, и вовсе убеждённый атеист. Только пройдя через многие испытания, дети начинают прозревать, постепенно и не окончательно. Вероятно, формирование их характеров и укрепление в вере продолжатся в следующих книгах, написанных греческим писателем.

Камертоном же для настройки внутреннего слуха, необходимого при православном мировосприятии, становятся в повести сцены с греческими православными монахами, к которым в своих странствиях попадают главные герои книги. Можно предположить, что речь идёт об Афоне, хотя автор прямо не называет место действия. Характеры, духовный облик монахов — одно из несомненных художественных достижений Никоса Зерваса. Несомненно отразившая святоотеческую мудрость книга, читаемая монахом для вразумления отчасти несмышлёных подростков, становится смысловым центром всего повествования, своего рода энергетическим узлом эстетической структуры произведения. Недаром глава, в которой цитируется духовная мудрость, называется «Наука побеждать». В этой книге сказано: «Колдуны не имеют власти творить человеку зло, пока сам человек своими грехами не даст диаволу право к себе прицепиться».

Сразу после выхода книги Никоса Зерваса в Интернете появилось множество откликов на неё. Среди бранных преобладают те, в которых высказывается досада на якобы попытку отнять у читателя сказку и мечту о магии, которая так прекрасна и открывает перед людьми столь безграничные возможности. Остаётся лишь надеяться, что эти заблуждающиеся всё-таки прозреют. И это уже происходит.

Привлекает внимание пространное рассуждение не назвавшей себя девочки, прежде страстной поклонницы книг о Гарри Поттере. Свой обширный отклик она завершила так: «И вот теперь я сижу и думаю, нет, не просто думаю, а мучает меня вопрос один: что же получается — Джоан Ролинг книгами, которые я очень-очень любила, просто компостировала мне мозги, заставляла меня мечтать о мире, попади в который, я стала бы… Даже страшно представить, кем могла бы я стать, но уж человеком бы точно не осталась».

Да ведь лучше и не скажешь.

http://www.russdom.ru/2006/20 0604i/20 060 427.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru