Русская линия
Новые Известия Михаил Поздняев10.04.2006 

Крестовый подход
В России может начаться борьба с представителями «нетрадиционных религий»

В конце прошлой недели, комментируя сообщение о задержании Григория Грабового, спикер Совета Федерации Сергей Миронов назвал это «добрым знаком» для того, чтобы наконец «разобраться в деятельности религиозных организаций, не имеющих отношения к традиционным для России конфессиям». Наблюдатели-религиоведы и главы «нетрадиционных» объединений опасаются, что арест мошенника может стать сигналом к началу охоты на «инакомыслящих» — конкурентов конфессий, приближенных к власти в стране, где церковь отделена от государства.

На заседании объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации спикер верхней палаты Сергей Миронов назвал арест Грабового «добрым знаком». Кто бы спорил. Однако г-н Миронов, оказывается, подразумевал совсем не финансовую пирамиду, построенную Грабовым. По мнению спикера, задержание мошенника — сигнал к тому, чтобы «разобраться в деятельности религиозных организаций, не имеющих отношения к традиционным для России конфессиям… Нельзя допускать, чтобы в нашей стране действовали всякого рода сектанты и мракобесы».

В свою очередь, спикер парламента Бурятии Александр Лубсанов предложил принять закон, который бы ограничивал деятельность нетрадиционных для России религиозных течений. «У нас на территории Бурятии действует свыше 170 различных религиозных организаций, в том числе сект, которые своей деятельностью ущемляют права традиционных конфессий, таких, как православие, мусульманство, буддизм и иудаизм».

Нормальному человеку должно быть понятно, что члены религиозных организаций, о зловредности которых заявили гг. Миронов и Лубсанов, никоим образом за Грабового не ответчики. Но мы живем в больном обществе, где и фантазии Григория Петровича, и призыв двух спикеров к открытию весеннего сезона «охоты на ведьм» очень даже востребованы. И в слаженном хоре голосов: «Ату его! Он враг!» тонут здравые рассуждения. Например, такое, прозвучавшее на недавнем Х Всемирном Русском Народном Соборе из уст главы Старообрядческой церкви митрополита Корнилия (Титова): «У многих ответ наготове: во всем виноваты враги, внешние и внутренние. Но ведь почти у всех народов есть свои враги, и притом некоторые из этих народов потерпели от своих врагов сокрушительные поражения в последней мировой войне. Но потом, имея несравнимо меньшие, чем у нас, природные ресурсы, вышли на передовые рубежи развития. А что же у нас? Разве не мы являемся народом, вышедшим победителем из беспримерных испытаний Великой Отечественной?.. Все валить на врагов, тем самым оправдывая себя, и не по-христиански, и по существу неверно. Нам представляется такое умонастроение неплодотворным. Оно унизительно для русского человека, ибо несет печать комплекса неполноценности. Надо начинать с себя, с собственного покаяния. Но не с простого произнесения покаянных слов, часто формальных и неискренних, а с коренного преображения ума и души, всего духовного строя».

Зачем и кому понадобилось рядить г-на Грабового в ризы сектанта? Вот как прокомментировал «Новым Известиям» заявление Сергея Миронова председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), член Общественной палаты и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ епископ Сергей Ряховский: «Хотелось бы думать, что кто-то хочет подставить главу Совета Федерации, подсказав ему слова, которые мы уже слышали от Шандыбина или Глазьева. Я в данном случае не имею в виду некомпетентность уважаемого спикера. Я имею в виду, что очень опасно вот так вскользь, тем более по такому поводу, бросаться определениями вроде „традиционная религия“ или „всякого рода сектанты и мракобесы“. В России на каждом шагу происходит подмена понятий. Буддизм, ислам, иудаизм — это религии, но если говорить о православии — оно часть религии, которая называется христианством, куда входят три основные конфессии: восточная церковь, или православие, католицизм и протестантизм. Я надеюсь, что в заявление уважаемого спикера вкралась неточность. С другой стороны, неуместно говорить о мошеннике Грабовом как о сектанте. Секта — это что-то отколовшееся либо от политического движения, либо от религиозного, но все же сохранившее с ним родственную связь. Я общался с г-ном Грабовым и не вынес из этого общения ничего, кроме возмущения спекуляцией на доверии людей, испытавших самую страшную боль, которую можно вообразить. У каждой религии, у каждого вероучения должны быть четкие критерии. Ничего подобного у г-на Грабового нет. Однако объявить его лидером секты кому-то на руку. Сегодня в России ситуация такова, что под любым предлогом делаются новые попытки начать борьбу с так называемыми нетрадиционными религиями. Замечу, что в правовом поле наших законов нет такого понятия, как и строгого определения понятия „секта“. У нас вообще нет четкой концепции государственно-религиозных отношений. И ввиду ее отсутствия даже очень уважаемые люди в высших эшелонах нашего государства позволяют себе делать подобные заявления».

То, что на бурную деятельность Грабового правоохранительные органы так долго закрывали глаза, — знак того, что он кому-то почему-то был нужен. Как только «мавр сделал свое дело» — быстренько повязали за примитивное мошенничество. Но и теперь, похоже, для кого-то он остается козырной картой. Назвать Грабового мошенником — разве это доблесть? Еще Карамзин, путешествуя по Европе, на вопрос: «Что нового в России?» ответил: «Воруют». А вот объявить мошенника лидером «сектантской непримиримой оппозиции» — сколько ж зайцев можно за компанию с ним убить!

Чем «замечателен» Грабовой

Бед Григорий Петрович успел натворить много. Все они поблекнут по сравнению с бедой, которая может случиться, если по счетам ДРУГГа начнут расплачиваться миллионы верующих, рожденных и живущих в России, считающих ее матерью, но в чьих-то глазах имеющих несчастье быть «нетрадиционными».

Утверждение, что в истории всякая драма повторяется в виде фарса, в России не всегда справедливо. Зачастую случается наоборот. Ровно через 100 лет после представления последним Романовым «старца» Гришки Распутина над нашим Отечеством взошла звезда другого

Григория. После того как Грабовой поведал почитателям, что он «второе воплощение Иисуса Христа», пообещав им воскресить за небольшую мзду умерших родственников, и ему поверили на слово, «Григорию Второму» ничего другого не оставалось, как заявить о намерении в 2008 году стать российским президентом. Лишь тогда за ним пришли…

В программе партии ДРУГГ (Добровольцы, Распространяющие Учение Григория Грабового) есть такие феерические задачи, как принятие закона о запрете смерти, объединение церкви и государства на основе референдума для реализации закона «не убий», распределение между всеми физическими лицами до 10 процентов от прироста валового продукта страны и, наконец, обещание, перед которым бледнеют все социалисты-утописты: «Если ради любого отдельно взятого человека для обеспечения его вечной жизни надо будет переструктурировать государство — это необходимо будет сделать».

Последнее переполнило чашу терпения работников столичной прокуратуры. Григорию Петровичу предъявлено обвинение по статье 159, выбрана мера пресечения, проводятся очные ставки. Ни у кого нет сомнения в том, что слово «мошенничество» в данном случае самое уместное. Правда, у следствия пока нет показаний свидетелей того, что Грабовой лично брал у своих почитателей по 2 тыс. рублей за присутствие на «семинарах» и по 39 100 целковых — за гарантию воскрешения родных и близких. Но политическая и религиозная составляющие деятельности Грабового (сотни тысяч одураченных людей поверили в «учителя» до такой степени, что готовы были отдать за него голоса на выборах-2008) вынудили весьма влиятельных господ уже сейчас, по горячим следам, вынести обвинительный вердикт.

Самое удивительное — что не Грабовому, а законопослушным российским верующим.



СЛОВ «НЕТРАДИЦИОННАЯ РЕЛИГИЯ» И «СЕКТА» В РОССИЙСКИХ ЗАКОНАХ НЕТ

Ни в Конституции Российской Федерации, ни в законе о свободе совести и о религиозных объединениях не упоминаются термины «нетрадиционные религии» или «сектантство». По мнению известного ученого-религиоведа, члена экспертного совета при Совете Федерации Сергея Иваненко, неправовые понятия «секты» и «традиционные/нетрадиционные» религии широко эксплуатируются с целью вытеснения части религиозных организаций из сферы активной социальной работы. Сопредседатель Института свободы совести Сергей Бурьянов считает, что политики и журналисты «продвигают» привилегии для «традиционных» и ограничения для «нетрадиционных», тогда как «на правовом уровне создать критерии для таких определений в принципе невозможно». В 2000 г. Министерство образования РФ распространило информационное письмо, содержавшее «аналитическую информацию правоохранительных органов» о положении в сфере свободы совести. Фактически это была первая попытка легализовать понятия «нетрадиционные религии» и «секты». Упомянутые в письме «религиозные объединения, наносящие ущерб личности, обществу и государству», были представлены так, что единственным общим для них признаком являлось иностранное происхождение. Те же религиозные течения, которые сложились в России после развала СССР, характеризовались как «попавшие в орбиту негативной деятельности зарубежных центров». Противоречие между законами, гарантирующими верующим и атеистам равные права, и практикой ставят Россию в один ряд с поликонфессиональными странами, где привилегиями пользуется «религия большинства».

ГРАБОВИСТЫ ИЗ ПАРТИИ ДРУГГ РВУТСЯ В КУРУЛТАЙ

Лидер башкирского отделения партии ДРУГГ («Добровольцы, распространяющие учение Григория Грабового») огорошил вчера корреспондента «НИ» сообщением, что в Башкирии сектантами уже воскрешено несколько умерших людей (!) А на днях «сторонница партии ДРУГГ из Уфы оживила свою кошечку». Правда, г-н Тарасов наотрез отказался назвать фамилии и адреса современных Лазарей, как и хозяйки воскресшей кошки.

В Уфимском центре психического здоровья сейчас лечится несколько десятков человек, вращавшихся в секте г-на Грабового. Один из врачей центра заявил «НИ», что на пациентов явно было оказано губительное воздействие, по всей видимости, с помощью методик зомбирования и гипноза.

А в Беслане вчера звучали как панегирики, так и филиппики в адрес Григория Грабового. Стоит напомнить, что движение «Матерей Беслана» как раз и раскололось в сентябре прошлого года из-за отношения к «мессии». «Мы сами к нему поехали, по собственному желанию, — говорила нам активистка „Матерей Беслана“ Аннета Гадиева. — Грабовой проповедует добро и мир. Разве это аномалия? Грабовой и его идеи нам очень помогли в отличие от тех, кто хочет нас окончательно добить».

«Я ездила к Грабовому, и не раз. Если б он взял с меня хоть копейку, я бы откровенно сказала. Но денег ему никто из нас не давал. Он ничего не обещал нам. Мы ездили к нему за душевным успокоением и утешением. В этом нет никакого криминала. Это личное дело каждого, кто перенес такое страшное горе. Кто имеет право судить? Видимо, прокуратура забыла, что еще не расследовано основное дело о теракте в Беслане. И арестом Грабового хотят отвлечь наше внимание от основного дела», — предполагает член комитета матерей Светлана Дзгоева.

В то же время комитет «Голос Беслана» во главе с Эллой Кесаевой, который и откололся от «матерей» в сентябре, не раз требовал от прокуратуры обратить внимание на деятельность г-на Грабового. Г-жа Кесаева в интервью для «НИ» отметила, что «Грабового нужно было давно проверить», чтобы он перестал «морочить людям головы».

«Я не берусь судить тех, кто к нему ездит. Верить воскресителю или нет — это личное дело каждого. Люди, испытавшие такое страшное горе, бросаются в крайности. Такое горе, как Беслан, трудно пережить, воскрешение было востребовано. Я считаю, что историю с Грабовым нужно закрыть вместе с его арестом», — подытожила Элла Кесаева.

Настя ТОЛПАРОВА,
Артем ВАЛИЕВ

http://www.newizv.ru/news/2006−04−10/44 174/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru