Русская линия
Нескучный сад Нина Соловьева10.04.2006 

Зачем математика «лирику»

Почему-то школа всегда — драма. Неужели нельзя учиться спокойно, без жертв и конфликтов? На наши вопросы отвечает преподаватель химии из Традиционной гимназии при Братстве Всемилостивого Спаса Нина Афанасьевна СОЛОВЬЕВА

— Помните то время, когда только начинали работать учителем?

— Я очень усердно готовилась к уроку, по ночам. Утром вставала, проспав три-четыре часа, шла к детям нести свет в их души, а они почему-то не хотели этого света воспринимать, им было абсолютно все равно, что я им готовила до трех часов ночи. И вели себя соответственно. Во время урока я то и дело уходила в химическую лабораторию. Это было очень трудно, но прошло.

— Как вы думаете, конфликт с учителем — это что-то из ряда вон выходящее или это нормальная рабочая ситуация?

— Конфликт заложен самой ситуацией «учитель-ученик». Учитель обязан требовать, а ученик — выполнять. Но ученику не всегда хочется делать, поэтому приходится вступать в конфликты — скрытые или явные. Иногда учитель провоцирует конфликт для того, чтобы вытащить внутренние проблемы детей. А бывает так, что и родителям нужно пойти на столкновение с учителем ради спасения своего ребенка. Мне кажется, когда в школе внедряются ненужные программы (например, полового воспитания), портящие душу ребенка, тут нужна открытая борьба.

— Кто чаще бывает виноват в конфликте, как вам кажется? Учителя, родители, дети?

— Не всегда нужно искать виновника. Иногда достаточно просто обозначить проблему, рассмотреть ее со всех сторон. Из всякой ситуации можно найти выход либо дипломатическим путем, с помощью переговоров, либо путем военным, рядом решительных действий. В конфликте «взрослый-ребенок» первый шаг всегда должен сделать взрослый, потому что ребенок не умеет сам выйти из противостояния.

Есть некоторые правила, которые я рекомендовала бы родителям соблюдать. Первое — не обсуждайте никогда учителя при детях, какой бы он плохой ни был. Мы совсем не ангелы, все ошибаемся. Ошибки можно комментировать во взрослом коллективе, но не надо, чтобы дети при этом присутствовали. Для них это падение авторитета. Следующим падет родительский авторитет и так далее. Второе — не надо доверять на сто процентов рассказам детей. Например, он получил тройку, приходит домой и возмущается: «А че она говорит, а че она мне тройку поставила? У меня все сделано». Надо сначала посмотреть работу ребенка, посоветоваться с учителем и потом уже делать выводы, а не идти сразу на конфликт. Одна из наших учениц восьми-девяти лет каждый день дома рассказывала, как ее смертным боем бьет в школе другая девочка. И, дескать, только один мальчик из класса ее защищает. Мама слушала, слушала эти рассказы, возмутилась в конце концов: что это за школа такая, где бьют ребенка?! Пришла в школу, стали выяснять. Оказалось, что все придумано. Девочке просто хотелось рассказать маме про мальчика, который ей нравился. Поди разберись. Но мама все-таки смогла спокойно поговорить с учителем и найти решение. Это один из путей. А военный путь — это жаловаться, уходить в другой класс, в другую школу, менять место жительства и так далее.

— Бывает, учителя обижаются, что ребенок плохо успевает по их предмету. Что делать, если ребенок не понимает физику, не может учиться хорошо по математике?

— Учитель обижается не на то, что ребенок плохо успевает, а на то, что плохо готовится. Я знаю нескольких учеников, которые на уроке играют в крестики-нолики, читают под партой и занимаются другими интересными делами, а потом подходят и говорят мне: «А мы не понимаем, что было на уроке». Но иногда действительно ребенок не понимает — особенно физику. В этом случае родителям нужно прежде всего поговорить с учителем, узнать, какие требования. Если учитель по каким-то причинам не может дать консультационные часы, родителям следует найти среди знакомых того, кто смог бы объяснить предмет. Если ребенку совсем тяжело, можно его учить на тройку. На тройку — это просто воспроизведение материала: прочитал параграф учебника, пересказал.

Совсем отказываться от физики или математики нельзя. Проводилось достаточно много экспериментов по разработке учебного плана для школ гуманитарного профиля. Выяснилось, что когда снижают количество часов на математику, то дети хуже усваивают и гуманитарные предметы. То же относится к русскому языку и литературе. Когда снижают нагрузку по этим предметам, страдает весь образовательный цикл. Действительно, есть такие дети, которые абсолютно не способны к математике. Но их — один на миллион.

— Бывает так, что у учителя не складываются отношения с целым классом. Чем это объяснить? Ведь в других классах тот же учитель может работать совершенно спокойно.

— У классов разные темпераменты. Есть классы очень активных детей, которые на твой небольшой рассказ тянут руки, пытаются рассказать что-то еще, и ты только успеваешь поворачиваться, чтобы дать им пищу для ума. Если в этот класс придет неэнергичный учитель, то он не справится. А бывают — не знаю почему — другие классы, болото такое. Сидят эти бедные детки, и в глазах у них тоска смертная, что бы ты ни рассказывал. Вытащить их трудно любому учителю. Но надо стараться все равно.
Имеет также значение разница стилей, культур класса и учителя. Например, если в православную школу придет педагог, который не очень ориентируется в Православии, ему будет трудно с учениками.

— Ребенок очень много времени теряет в школе на уборку класса и всякие административные поручения. Может быть, продуктивнее ребенку обучаться дома: брать, например, задания на неделю, а в конце недели приходить и сдавать?

— Мой опыт показывает, что нет, так не надо. Ребенок должен пройти школу, он должен быть вышколенным, иначе он сам будет страдать — от отсутствия контакта со сверстниками прежде всего. Школа — это социальная адаптация ребенка. В коллективе и процесс воспитания, и усвоение знаний идут лучше. Бывают случаи, когда необходимо индивидуальное обучение, их достаточно много. Но чаще всего ребенка лучше отвести в школу.

— Проведя опрос родителей, мы выяснили, что с конфликтной ситуацией сталкивается примерно каждый шестой ученик. В основном в начальных классах. Треть конфликтов приходится на среднюю школу, в особенности на шестой класс. Вот некоторые наиболее характерные случаи.

Занятия в музыкальной школе сказываются на успеваемости в обычной. Учитель может поставить вопрос ребром: либо учеба, либо музыка. Но все опрошенные сказали, что в такой ситуации шли на компромисс — музыкальную школу никто не бросил. К сожалению, не редки случаи, когда учитель кричит на ребенка. Одна мама в такой ситуации пошла к учительнице, они поговорили, и учительница вообще перестала обращать на ребенка внимание. Некоторые родители сталкиваются с предвзятым отношением к их ребенку. Большинство родителей смиряются с такой ситуацией, и конфликт нередко разрешается сам собой. Бывает, что родители сталкиваются с индивидуальной непереносимостью ребенком учителя. Одна девочка, по словам ее родителей, была слишком нежной, возможно даже балованной, а учительница начальных классов — требовательной, жесткой. Ребенок в течение всей начальной школы не хотел ходить на занятия. Конфликт разрешился только тогда, когда девочка перешла в среднюю школу. В начальных же классах одна опрошенная семья столкнулась с тем, что учитель не обратил внимание на плохое самочувствие ребенка. Когда учитель стал упрекать его в лени, ребенок упал в обморок. Вы можете как-то прокомментировать это?

— Музыкальное воспитание ребенку необходимо хотя бы для того, чтобы впоследствии противостоять современным музыкальным тенденциям. Воспитанным на классической музыке это делать легче. Но музыкальная школа все же не должна идти в ущерб учебе. Тут родителям важно определить приоритеты. Если они хотят сделать ребенка профессиональным музыкантом, нужно подобрать соответствующую школу или даже перейти на домашнее обучение, чтобы ребенок больше занимался музыкой.

По своему опыту знаю, что учительский крик не всегда крик. Мне тоже иногда говорят: «Что вы кричите?» Я не кричу на детей. Но учительская интонация может производить впечатление крика. Но если учитель действительно срывается — это непрофессионализм.

Индивидуальная непереносимость ребенком учителя — случай очень тяжелый. Тогда надо менять класс. Особенно если это начальная школа. Жесткость к детям в младших классах может вызывать у них немотивированную агрессию потом, в более старшем возрасте.

Случай с учителем, не заметившим плохое самочувствие ребенка, не очень понятен. Знал ли преподаватель о том, что ребенок болен, был ли, грубо говоря, диагноз в медицинской карточке, на который необходимо было обратить внимание? Если да, то лучше уйти от такого учителя.

— Я не успевал по химии, хотя другие предметы мне удавались. Причем в какой-то я момент перестал понимать вообще все — не имело смысла даже слушать уроки. Как избежать этого?

— Химия — дисциплина очень логичная и последовательная, она развивается из предыдущего материала. Может быть, по болезни или по иным причинам вы пропустили кусок, и химия сделалась для вас загадочной наукой. В таких случаях учитель должен провести диагностику: посмотреть, какие темы западают, чтобы вывести отставшего на нужный уровень.

— Должны ли родители постоянно делать уроки с детьми?

— Зависит от ребенка. Мне казалось, что я обязана делать уроки вместе со своим ребенком первые несколько лет. Так и вышло: дальше мое участие не потребовалось. Но дети бывают разными. Есть медлительные, кому трудно дается учеба. Их же жалко! Иногда дети перестают делать уроки потому, что думают: «Это никому не надо, за мной все равно никто не следит». А когда все спохватываются, догнать уже трудно. И ученик опять в сложной ситуации: он начал делать, а урок не получается, потому что потерян большой объем знаний. Ему кажется, что вот он же делает, а все равно не получается — значит, он безнадежен, нечего и стараться. Здесь важно, чтобы учитель смог такого ребенка подтянуть. Но это очень сложно. Проще проконтролировать, чтобы занятия выполнялись регулярно.

— Существуют разные точки зрения о том, стоит ли ребенку учиться в православной школе. Что вы можете сказать об этой проблеме?

— По современным исследованиям психологов, в воспитании детей решающую роль (до 80 процентов) играет семья и только 20 процентов — школа. Так вот, если Православие в семье естественно, если это не напоказ, не наносное, то у ребенка не будет отторжения Церкви в любом случае.

— Как быстро определить, насколько хороша школа?

— Если выбираешь школу для своего ребенка, можно договориться с директором, что походишь по коридорам, посмотришь. Не стоит обращать очень уж большое внимание на материальную базу. Часто бывает, что это банальная «показуха». Школа узнается по царящей в ней атмосфере. Атмосфера должна быть не грубая, творческая. Чтобы дети охотно разговаривали про учебу, в коридорах обсуждали занятия. Важны учителя, которые смогут увлечь детей. Пожалуй, самое главное — хорошие дети. Хорошие дети делают хорошую школу. Если весь класс тянется к знаниям, тут уж любой учитель наизнанку вывернется, чтобы эти знания дать.

Степан АБРИКОСОВ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=19§ion=10 005&article=416


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru