Русская линия
Агентство политических новостей Владимир Голышев06.04.2006 

Разжигание

Копцев, который разжег у Когана ненависть к самому себе

Март 2006-го закончился громкими приговорами по трем «фашистским» уголовным делам и не менее громкой реакцией на них федеральных СМИ и прочего «гражданского опчества» (совокупность обласканных властью «инициативников», не имеющих к реальному гражданскому обществу никакого отношения).

Во-первых, ограниченно вменяемый поклонник компьютерной игры Postal Александр Копцев получил 13 лет «строгача» за несколько неглубоких порезов (жизненно важные органы его жертв не пострадали, из больницы все они давным-давно выписались).

Во-вторых, огласили обвинительный приговор членам преступной группы из Новосибирска, грабившей приезжих (СМИ их упорно называли «скинхедами»).

И, наконец, в-третьих, завершился судебный процесс по делу знаменитой «таджикской девочки».

«Гражданское опчество» и федеральные СМИ, как известно, не удовлетворили все три приговора.

Казалось бы, приговор по «делу Копцева» должен соответствовать их людоедским аппетитам. В России любая драка с участием кавказцев сопровождается воплями про «русских свиней» и поножовщиной (см. ежедневные сводки происшествий в Москве и Санкт-Петербурге). Кстати, прошлой зимой в Санкт-Петербурге именно так был убит известный спортсмен — велосипедист Дмитрий Нелюбин. Это убийство «по мотивам национальной вражды» СМИ, несмотря на статус жертвы, практически полностью проигнорировали. О ходе следствия ничего неизвестно. Тысячами других подобных случаев (даже если жертвы погибали или на всю жизнь оставалась инвалидами) милиция тоже не особенно интересуется. Во всяком случае, лишь единицы из них доходят до суда. Что же касается Копцева, то при всей театральности совершенного им преступного деяния в сухом остатке мы имеем лишь скромные порезы и много подозрительных недоговоренностей (и насчет того, как он смог с ножом в руках проникнуть в охраняемое помещение, и насчет мер физического воздействия, примененных в отношении него оборонявшимися).

Следствием и экспертами были приложены недюжинные усилия для того, чтобы признать его «вменяемым на момент совершения преступления». Судите сами. Психиатры признали, что у него шизотипическое расстройство. В приговоре суда говориться о том, что в колонии строгого режима, в которую его направят, он должен будет пройти принудительное лечение… Получается что псих неожиданно стал здоровым в то самое мгновение, когда он с вытаращенными глазами (с молчаливого согласия охраны синагоги) изображал «почтальона-убийцу» из компьютерной игры. А когда его скрутили дюжие раввины, он также неожиданно снова стал больным.

Результатом всех этих замысловатых ухищрений стал поистине запредельный срок — такие «срока» нынче дают за изнасилование и убийство ребенка или, скажем организацию террористического акта.

Казалось бы, чего же больше? Ан нет. Потерпевшая сторона обиделась на то, что из обвинения исключили ст. 282 УК РФ («разжигание межнациональной и религиозной ненависти и вражды»). Признание этой самой «ненависти и вражды» мотивом совершения преступления им оказалось недостаточно — нужно обязательно добавить «разжигание». И срок — 13 лет «строгача» за несколько неглубоких порезов — по их мнению, мал (потерпевшая сторона продолжает настаивать на 16-ти). Судя по всему, теперь мы увидим фарс внутри фарса: чудесным образом выздоровевший на момент совершения преступления Копцев будет обвинен в том, что, размахивая ножом, проповедовал раввину Когану антисемитские идеи (и, видимо, сумел разжечь в нем ненависть к самому себе).

Все-таки «антифашизм» — страшная сила…

Котлеты фаршированные мухами

В далеком Новосибирске люди попроще. В отличие от федеральных СМИ и «гражданского опчества», они так и не смогли увидеть «скинхедов» в тривиальных грабителях и бандитах. «Первый канал» показал обескураженного гособвинителя.

В совершенных ими преступных деяниях был очевиден корыстный мотив, — оправдывался прокурор. — «Межнациональная и религиозная ненависть и вражда» в этом деле никакой роли не играла. Они просто грабили торговавших на рынке людей.

Между тем, по телевизору показали якобы обнаруженные у них на квартирах «нехорошие книжки» («Майн кампф» и пр.) и сообщили, что они между собой вели разговоры о собственной «расовой исключительности». Как быть с этим?

Наивные сибиряки решили — как закон предписывает, так и делать. А именно: преступления, имеющие очевидный корыстный мотив, были соответствующим образом квалифицированы. А политические пристрастия, не имеющие отношения к их преступным деяниям, в рамках данного уголовного дела рассмотрены не были. Верные путинскому тезису о «мухах и котлетах» сибиряки решили, что деятельность сих уголовников на идеологическом фронте может получить юридическую оценку исключительно в рамках отдельного уголовного дела.

Между тем, «гражданское опчество», от бурного возмущения которого у мирных граждан уже закладывает уши, вовсе не требует возбуждения уголовного дела в отношении новосибирских грабителей по факту их «неправильных книжек» и «неправильных разговоров» (что было бы вполне логично). Им нужен прецедент — «котлеты фаршированные мухами», а не новое уголовное дело. Такой прецедент, чтобы, ссылаясь на него, можно было вклеивать в любое уголовное дело, где в качестве потерпевшего фигурирует лицо «нерусской национальности», непременное «разжигание вражды» и давать обвиняемым «копцевские сроки».

Депутат-«единорос» Павел Крашенинников, возмущенный упорным нежелание прокуроров и судей превращаться из юристов в «охотников на ведьм», уже требует внести в Уголовный кодекс «соответствующие поправки». Как они могут выглядеть? Объявить «разжиганием» любое преступление, в котором у злодея и жертвы разные национальности? Но львиную долю преступлений на территории России совершают мигранты и выходцы с Северного Кавказа. Даже при нынешнем уровне раскрываемости и порочной практике не регистрировать преступления и закрывать уголовные дела за взятки, это не будет означать ничего хорошего для таджикских, узбекских, азербайджанских, дагестанских и других южных «мальчиков». Очевидно, что Крашенинникову и прочему «гражданскому опчеству» это ни к чему. А раз так, то предложение депутата подразумевает расистскую норму, согласно которой «разжиганием вражды» должно считаться любое преступление, совершенное русским против нерусского. Причем, «русским» в широком смысле этого слова: скажем, этнический немец Ульман (спецназовец, дважды оправданный присяжными) или этнический татарин Сафин (руководитель калининградского отделения ДПНИ, преследуемый ФСБ РФ за протест против возведения мечети на территории русского кладбища) — ничуть не менее русские, чем «русские по крови».

Крашенинников сдуру проговорился. Более искушенные представители «гражданского опчества» о расистских поправках пока не заикаются. Они лишь пытаются добиться изменения правоприменительной практики. Если у них это получится, то нынешние суды (несмотря на повальное взяточничество, «карательный уклон» в приговорах, низкую квалификацию судейского корпуса и пр.) покажутся раем земным. Им на смену придет машина, жонглирующая судьбами людей в угоду «антифашистской» власти и ее добровольными помощниками-«инициативниками».

Как нас убивают

А что им собственно от нас — русских — надо? Всякий, кто хоть чуть-чуть знаком с демографической ситуацией в стране знает ответ: чтобы все мы как можно быстрее передохли.

Это — не преувеличение. 161 место в мире (ниже, чем в большинстве африканских стран!) по продолжительности жизни мужчин — это вам не шутки. Как действующей власти удалось достичь столь впечатляющего результата (результата, от которого мы были далеки даже в самые мрачные моменты ельцинщины)? Тут сразу несколько моментов.

Первое и главное, искусственная бедность, бедность, как важнейший институт, обеспечивающий путинскому режиму устойчивость. Зарплата обязательно должна быть милостыней, жилье обязательно должно быть не по карману подавляющему большинству граждан России. Это аксиома. Неудивительно, что такое положение вещей больнее всего бьет по мужчинам репродуктивного возраста, лишенных возможности быть в своих семьях добытчиками (а заодно и уважать себя, иметь ощутимые материальные интересы и волю, чтобы противостоять произволу властей).

Глупые сказки про то, что каждый, кого не устраивает его работа, может стать преуспевающим малым предпринимателем, в условиях «коррупционной вертикали», налогового беспредела и отсутствия каких бы то ни было поощрительных мер со стороны власти, мало кого убеждают.

Как известно, кланово-коррупционная модель успешно функционировала в Средней Азии и на Кавказе еще во времена СССР. Сегодняшние российские реалии таковы, что умеющие давать и брать взятки «гости с юга», связанные круговой порукой и узами землячества, — идеальные «малые предприниматели» путинской РФ. Именно в их руках сейчас сосредоточена розничная торговля, общепит, сфера услуг, транспорт — одним словом все то «малое предпринимательство», которым якобы должны заняться нищие бюджетники.

…Два других важнейших инструмента депопуляции — армия и ГУИН. Они исправно перемалывают в своих жерновах миллионы молодых, полных сил и надежд на будущее мужчин. Ивановская пятилетка, о результатах которой на днях отчитался отец автомобилиста-убийцы, ознаменовалась резким увеличением уголовных преступлений в армии. Число гибнущих в ней солдат (в мирное время) по разным подсчетам составляет сегодня от 500 до 4000 в год (сам Иванов говорит о «взятых с потолка» двух сотнях за пять лет). Число искалеченных — морально и физически — учету, вообще, не поддается. При этом важнейший инструмент оперативного наведения порядка в воинских частях — гауптвахта — упразднен.

Параллельно с этим в армии бурно развивается институт северо-кавказских «землячеств», берущих под контроль уже целые части. Рискнувшие встать у них на пути солдаты, сержанты и офицеры выживают далеко не всегда. Поэтому большинство старается с ними не связываться. В самое ближайшее время к ним присоединятся землячества «выходцев из стран СНГ», для которых служба в российской армии по контракту становится самым простым способом получения гражданства РФ. Как их присутствие отразится на обстановке в частях и соединениях ВС РФ догадаться нетрудно.

В этих условиях бурный карьерный рост военного министра может означать только одно — путинский режим заинтересован именно в такой армии, армии убивающей и калечащей максимальное количество молодых русских мужчин.

Примечательно, что буквально в день триумфального отчета Иванова стало известно о ликвидации 9 из 25 отсрочек, среди которых: по уходу за родителями-инвалидами, отсрочки для молодых отцов и мужей беременных женщин, для молодых священников и сельских учителей, для выпускников вузов, работающих по специальности и др.

Что же касается ГУИНа, то для него подобные людоедские реформы навряд ли возможны, так как данное ведомство, похоже, уже достигло совершенства.

Доля зараженных открытой формой туберкулеза заключенных стремительно приближается к 50%. Смертность в российских колониях давно достигла уровня Турции и Нигерии (тюрьмы этих стран принято считать самыми страшными). Формы наказания, не предусматривающих заключение в тюрьме или колонии («химия», поселения и пр.), почти не применяются. Суды исправно заполняют тюрьмы людьми, не представляющих ни малейшей опасности для общества, а следственные тюрьмы набиты подследственными, которым сам Бог велел ждать суда дома (под «подпиской») и т. д., и т. п.

При этом НКО, пытавшиеся хоть как-то защищать права заключенных и военнослужащих (или хотя бы делать достоянием гласности совершающиеся в армии преступления) фактически разгромлены. Более того, министр Иванов уже заговорил об ограничении деятельности Главной военной прокуратуры в отношении военнослужащих, обвиняемых в уголовных преступлениях. Таким образом, последнее препятствие для осуществления тотального уголовного террора в отношении призывников, похоже, скоро будет ликвидировано.

А ведь есть еще «паленая водка» и наркотики, особенно эффективные в условиях, когда нет никакой надежды ни на сносное жилье, ни на приемлемый заработок, ни на достойное положение в обществе. Казалось бы, навести порядок на рынке алкогольной продукции ничего не стоит. Производство спиртных напитков вновь может быть монополизировано или хотя бы взято под жесткий контроль государством. Выигрыш для бюджета очевиден, и никто не будет травиться «паленой водкой» (а ведь травятся-то в основном мужчины репродуктивного возраста — самый дефицитный сегмент населения России). Но это если считать депопуляцию злом. А если считать ее благом?..

С наркотиками еще интереснее. Уже несколько лет действует специально созданный Путиным Госнаркоконтроль. Возглавляет его близкий путинский друг Черкесов. А теперь вопрос: объем проданных на территории России наркотиков за это время снизался? Черта с два! Вырос в разы. А доблестные наркополицейские хватают подмосковных старушек за грядку садового мака, ветеринаров за пузырек кетамина, торговцев модными футболками с рисунком в виде листика конопли и составляют списки запрещенной литературы.

А в это время по стране совершенно свободно кочуют орды таджикских и цыганских наркоторговцев. Они организуют дилерские сети, строят на нашей земле целые «нарокдеревни» и активно используют своих несовершеннолетних детей для сбыта наркотиков в мелкую розницу («таджикские девочки» с «цыганскими мальчиками», задержанные с дозой в руках, ничем не рискуют). Там, где борьбу с этим злом коренное население берет в свои руки (например, в Екатеринбурге, где работает общественная организация «Город без наркотиков»), обнаруживается, что ни милиция, ни Госнаркоконтроль с этнической нарокомафией не только не борятся… они ее «крышуют». В итоге, хоть какая-то реальная борьба с наркомафией осуществляется не благодаря, а вопреки тем, кто, вроде бы, должен заниматься этим по долгу службы.

Если исходить из нашей гипотезы о депопуляции, как об одной из основных задач действующей власти, то приходится признать, что «наркотическое направление» для власти представляет огромный интерес. Наркотики за год убивают 70−100 тыс. молодых людей (в основном русских). И это только прямой ущерб. А сколько покалеченных человеческих судеб? Сколько людей с подорванным здоровьем и расшатанной психикой? Сколько преступлений имеют «наркотическую подоплеку»? Сколько не родившихся детей или новорожденных с патологией? Такое не снилось даже министру Иванову!

Создание Госнаркоконтроля лишь облегчило жизнь тем, кто обеспечивает весь этот «праздник жизни» (точнее, смерти). Почему бы не предположить, что это — не провал, а успех?..

Трудно отделаться от ощущения, что Госнаркоконтроль изначально создавался для обеспечения бесперебойного функционирования наркотраффика, которому в свое время докучала «межведомственная разобщенность». Ведь раньше приходилось договариваться и пограничниками, и с таможенниками, и с рубоповцами, и с чекистами, и с гаишниками. И каждый раз был риск нарваться на «честного лоха». Теперь наркотраффик надежно «крышует» одна, специально «заточенная» под это контора и поток смертоносных наркотиков (главным образом, из солнечного Таджикистана) не только не оскудевает, но становится все более и более полноводным.

На этом фоне «игорная вакханалия», обездолившая сотни тысяч азартных простаков и их семей — сущие пустяки. Во всем мире игорный бизнес жестко контролируется. В США игорные заведения разрешены лишь на нескольких специальных территориях (штат Невада, несколько индейских резерваций), в Европе — сосредоточены в нескольких популярных курортах (в первую очередь, в Монте-Карло), а в Российской Федерации поедающие пятирублевые монеты «столбики» стоят даже в деревенских сельпо. Так искусственно созданная бедность плавно перетекает в не менее искусственно созданную нищету. В итоге, руководство Российской Федерации может похвастаться еще одним показателем — одним из первых мест в мире по количеству самоубийств на душу населения.

Как мы рожаем

Со всем вышеназванным неплохо сочетается полное отсутствие хоть каких-нибудь действенных мер по стимулированию рождаемости.

«А как же знаменитые „сертификаты“? — спросите вы.

Так же как и все остальное. Ведомство Зурабова решило внести коррективы в механизм финансирования роддомов и женских консультаций (причем, речь идет не о премии, а об основном финансировании). И все. Разговоры о „выборе“ — „в пользу бедных“. Выбор сегодня могут гарантировать только деньги. А сертификат вы, скорее всего, в глаза не увидите — вам его автоматически выпишут там, куда вы обратились за консультацией, и с этого момента вы можете смело о нем забыть. Более того, не обратившись в консультацию в первые 12 недель беременности, женщина рискует, вообще, не получить никакой помощи (после 12 недель сертификат уже не выписывают).

Все остальное остается, как и было раньше: заплатил врачу, акушерке, анестезиологу, медсестре и др. — есть шанс, что родишь нормально. Нет — не взыщи. От сертификата медперсоналу ни тепло, ни холодно — деньги за него получает роддом. Тем более что с сертификатами нынче рожают все — вы других ничем не лучше.

Почти то же самое можно сказать и про чертовски „щедрое“ единовременное пособие на ребенка.

8 тыс. рублей (около $ 300) — деньги, конечно, нелишние (хотя и ничего не решающие). Если бы их можно было получить мелкими купюрами прямо в роддоме и раздать персоналу — это бы очень помогло сносно родить и комфортно провести первые дни после родов. С другой стороны, было бы приятно, если бы конверт с этими деньгами прилагался к конверту с малышом в момент выписки из роддома (хватило бы на первую тысячу памперсов).

Разумеется, ничего этого нет. Молодым родителям предлагается бросить новорожденного на произвол судьбы и бежать собирать горы справок, выстаивать в очередях, терпеть обязательные в таких случаях унижения. И все ради этих злополучных $ 300. При этом, добиваясь их выплаты, вы рискуете испортить отношения со своим работодателем, которому предстоит в этом деле сыграть ключевую роль… Допускаю, что есть люди, которые не могут себе позволить махнуть рукой на „зурабовский подарок“ и все эти круги ада проходят. Но не думаю, что их больше половины.

О копеечном ежемесячном пособии говорить не будем. С ним и так все понятно.

Люди будущего

На фоне ползучего геноцида населения основной — русской — части Российской Федерации особенно бросается в глаза откровенный протекционизм властей в отношении жителей Северного Кавказа, национальных республик Поволжья (особенно Татарстана) и миллионов „выходцев из стран СНГ“, зачастую проживающих на территории РФ нелегально. Именно они сегодня являются реальными „хозяевами жизни“ в Российской Федерации.

Ни для кого не секрет, что изобилующие гигантскими кирпичными особняками (зачастую со специальными подвалами для содержания русских рабов) северо-кавказские республики исправно получают дотации из федерального бюджета. А Чечне — реальному победителю в войне, которая в свое время привела к власти Путина, — Кремль в открытую платит дань (на чиновничьем слэнге она называется „компенсациями“). Там уже есть своя армия (до 18 тыс. вооруженных кадыровцев) и уроки шариата в школах. Тамошний правитель проводит самостоятельную внешнюю политику (во всяком случае, в отношении Дании) и, подражая Путину, проводит „прямые линии“ с жителями горных чеченских сел.

„Как один из руководителей Чеченской республики и как чеченец, я заявляю, что Чеченская республика как субъект Российской Федерации должна быть первой среди равных“, — по-восточному высокопарно говорит лидер чеченских „единоросов“ и глава Национального собрания республики Дукваха Абдурахманов (на его торжественное вступление в должность прилетал лично Путин). Кроме того, он требует: изгнание из республики всех федеральных силовиков (кроме пограничников), свободную экономическую зону, освобождение от уплаты всех налогов всех юридических и физических лиц сроком на 10−15 лет, закрепление прав собственности республики на ее недра и их содержимое (в первую очередь, нефть), а также списание всех задолженностей республики перед федеральным бюджетом.

Дело даже не в том, какие именно требования Кремль удовлетворит немедленно, а с какими повременит. Впечатляет сам факт их предъявления. Так может говорить только власть имущий со своим вассалом… Поистине, на фоне путинской откровенной капитуляции ельцинский Хасавюрт уже выглядит почти пристойно.

Другой характерный пример — межбюджетные отношения Москвы и Казани. А так же феерическое празднование 1000-летия Казани, на фоне которого 60-летие Победы — утренник в детском саду…

Конечно, особые отношения с „национальными окраинами“ закладывались даже не во времена Ельцина, а гораздо раньше. Но постоянные уступки со стороны Центра всегда носили вынужденный характер. Был торг, был взаимный шантаж. Отданное вчера, при первой возможности возвращалось обратно. При этом речь шла преимущественно об особых условиях „на местах“. И только при Путине „национальным окраинам“ (плюс диаспорам „выходцев из стран СНГ“) впервые стали навязывать роль привилегированного слоя во всероссийском масштабе.

Особую роль здесь играет навязчивая исламофилия Путина. Причем (это важно!) речь идет не о традиционном исламе российского Поволжья и Северного Кавказа (до сих пор не создававшего России никаких проблем), а о его сверхновой агрессивной экспансионистской „политической“ версии. Его главная отличительная черта — перманентно оскорбленные чувства (российским гербом, песней группы „Блестящие“, учебником „Основы православной культуры“, мифическим „гей-парадом“, карикатурами в иностранной газете — всем, чем угодно), а также постоянные попытки навязать в качестве „универсальных правил“ элементы традиций, чуждых традиционным российским формам ислама.

В итоге, нам (и, прежде всего, самим российским мусульманам) навязывается образ одержимого, вечно обиженного многоженца, с ножом для убоя жертвенных животных за поясом. Более того, сей малосимпатичный джентльмен фактически объявлен действующей властью „идеальным россиянином“ — человеком будущего.

Забытая утопия

В сентябре 2000 года в „Независимой газете“ была опубликована программная статья некоего Александра Игнатова — генерального директора информационного аналитического агентства при Управлении делами президента РФ. На тот момент, текст этот казался какой-то глупой шуткой не слишком умного человека, обчитавшегося на сон грядущий Дугина вперемешку с Климовым. По прошествии пяти с половиной лет, стало понятно, что г-н Игнатов — не дурак и не шутник…

Основная мысль Игнатова была довольно проста: глобализация — объективный процесс, бороться с ней бессмысленно, Россия должна в нее встроиться на максимально выгодных условиях.

Игнатов предсказывает, что уже в самое ближайшее время традиционным государственным образованиям составят конкуренцию „частные компании, имеющие признаки суверенных государств“. Он считает, что именно за ними будущее.

Исходя из всего вышесказанного, Игнатов формулирует основные задачи Российской Федерации на ближайшую перспективу:

…формирование российских сверхкорпораций — топливно-энергетической, золото-алмазной, аэрокосмической, военно-промышленной…

…"Газпром», РАО «ЕЭС России» и Минатом должны стать ядром российской топливно-энергетической сверхкорпорации. Действенным механизмом дальнейшей глобализации такой сверхкорпорации может стать альянс или объединение с нефтегазовыми и энергетическими компаниями исламского мира (особенно с иранскими)…

…Россия должна сформировать золото-алмазную сверхкорпорацию на базе компании «Алроса» с условием присоединения к ней всех золотых и серебряных приисков России и стран СНГ. В состав российской золото-алмазной сверхкорпорации также должны войти платиновые подразделения РАО «Норильский никель"…

…Военно-промышленная сверхкорпорация должна объединить в себе все российские государственные и приватизированные предприятия, связанные с разработкой, производством и торговлей вооружениями и военной техникой…

Напоминаю, я цитирую текст, опубликованный пять с половиной лет назад. Между тем, описанный в нем план действий реализуется буквально на наших глазах. Можно предположить, что предшествовавшие этому годы Путин потратил на приобретение властных рычагов для успешной реализации игнатовской утопии. И вот сейчас, когда рычаги в его руках «процесс пошел"…

Читаем дальше:

…Трансформации подлежит и модель государственного управления. Вопросы экономической политики должны быть распределены между государством и сверхкорпорациями. При этом за государством остаются бюджетная и налоговая политика, направленная на финансирование государственных программ. Для того, чтобы не допустить искажения в экономической политике сверхкорпораций, российское государство должно участвовать как в капитале, так и в органах управления сверхкорпораций (с управленческой долей от 30 до 60%)…

…Не знаю как вы, а я уже почти не сомневаюсь в том, что Путин, после передачи ядерного чемоданчика своему медведеву-иванову, станет главой «Газпрома"… Но мы отвлеклись от главной темы…

Я процитировал ключевой фрагмент игнатовской утопии. Он, как вы видите, исполняется с точностью до запятой. Что же касается второстепенных вопросов, то здесь налицо серьезные коррективы.

Путин, как Себастьян Перейра

…Первое послание Путина Федеральному Собранию начиналось с констатации демографической катастрофы постельцинской России. За те честные и горькие слова многое Путину простилось тогда. И в игнатовском тексте читаем, что для обеспечения глобального лидерства России якобы позарез нужно третье место в мире по численности населения (что, в общем-то, логично, если исходить из территории).

Игнатов предлагает две традиционные меры решения этой проблемы и две нетрадиционные. Традиционные: оздоровление нации и стимулирование рождаемости. Нетрадиционные: «ограничение выезда квалифицированных специалистов и лиц детородного возраста на постоянное место жительства за рубеж путем введения налога на выезд» и… «содействие процессам этнической ассимиляции в форме поощрения межнациональных браков и программ переселения этнических групп"…

Попутно Игнатов проповедует «синтез мировых религий», как неизбежный итог глобализации, и призывает Россию стать лидером этого процесса.

«Особо важным является признание одинаковой значимости для России православия и ислама как религиозных систем, исповедуемых единой славяно-тюркской этнической общностью», — настаивает Игнатов и предлагает внести и законодательно закрепить понятие «государственная религия», к которым должны быть отнесены ислам и православие.

Забегая вперед, скажу, что чаемая Игнатовым синтетическая религия уже появилась. Но не в Российской Федерации, а в Нигерии. Специалисты называют ее «хрислам». Адепты этой «религии» верят в Аллаха и в Иисуса одновременно. Такую же синтетическую веру исповедует и афганец Абдул-Рахим, недавно чудом избежавший за это побивания камнями (его вовремя признали сумасшедшим).

Как видите, на этом направлении игнатовский план не выполняется. В то время, как его экономико-политическая составляющая реализуется опережающими темпами. А теперь поставьте себя на место Путина. «Хрислам», как каменный цветок у Данилы-мастера, у вас не выходит. Коренное население заставить плодиться и размножаться — мудрено, да и недешево. Что делать? Конечно, оптимизировать издержки, действуя по упрощенной схеме. Старик Мичурин «делал обрезание» слабым веткам, дабы они не отбирали соки у перспективных. Путин делает тоже самое, но в масштабах целой страны…

Мы с вами — русские (не обязательно по крови, главное — по языку, культуре, менталитету) образованные городские мужчины, с точки зрения прожектера-Путина, — ненужный шлак. Во-первых, мы не плодимся удовлетворяющими его темпами. Во-вторых, слишком много от него хотим (безопасности, сносного жилья, достойного заработка и др.). В-третьих, слишком любим обсуждать его действия и высказывать недовольство по ничтожным поводам (вроде злоключений Олега Щербинского или Андрея Сычева). А значит, с точки зрения Путина, мы занимаем чужое место и нам самое место на кладбище.

В России только Северный Кавказ регулярно поставляет таких молодцов (Поволжье слишком «европейское» для этого), а значит, приходится поощрять импорт «из стран СНГ». Вся миграционная политика действующей власти направлена сегодня исключительно на это.

«Рабочих рук не хватает», — грозит пальчиком Герман Греф. А зачем, простите, они нужны? У нас что показатели безработицы (в том числе скрытой) на уровне статистической погрешности? Или в России сейчас — промышленный бум? Заводы новые растут как грибы? Страну решили опутать сетью современных дорог и коммуникаций? Мы что тоннель под Береговым проливом роем? Или мост, через Финский залив возводим?

Какие на хрен (путинское словечко) «руки»? Мы что не знаем, в чьих карманах эти «руки» шарят? В кого они тычат ножиком? С чьих женщин срывают одежду?

Даже официальная статистика свидетельствует — не заняты эти самые «рабочие руки» в производстве (разве что самую малость на возведении элитных новостроек). Розничная торговля, общепит, транспорт, а также изготовление контрафактной продукции и целый букет других преступных промыслов, которые «чисто по-братски» поделили между собой различные этнические преступные группировки.

В итоге, ненужных Путину русских становится все меньше, а «людей будущего» все больше.

Как известно, наиболее многочисленные и активные диаспоры в русских городах — это диаспоры так называемых «этнических мусульман» (таджики, узбеки, азербайджанцы, чеченцы, другие выходцы из Северного Кавказа и т. д.). Как слепить их в единую нацию? Конечно с помощью ислама! Причем, ислам традиционный, прочно связанный с культурной традицией того или иного народа России (скажем, татар или чеченцев), не годится. Нужно нечто универсальное. Простое как мычание. Разящее как удар ножа. Не религия, а идеология…

В итоге, ситуация в России будет напоминать современный Египет: мусульманское большинство в роли «хозяев жизни» и угнетаемое меньшинство коренных жителей Египта — христиан-коптов…

И последнее, что хотелось сказать по Игнатову. То обстоятельство, что Путин изменил параметры решения демографической проблемы, не может не указывать и на внесение существенных корректив в основной замысел.

Главная цель, по версии Игнатова, глобальное лидерство России, обеспечивающее ее народу и элите «достойное место в дальнейшей истории человечества».

За годы, прошедшие с момента первой публикации игнатовской утопии, Путин успел избавиться от очень многих иллюзий и полюбить выражение «Боливар не вынесет двоих».

Полагаю, что «на достойное место» сегодня претендует не «народ». И даже не «элита», а «путинская семья» (узкий круг доверенных лиц). Эта «новая аристократия» планирует навязать себя в качестве деловых партнеров сильным мира сего, предложив им в совместную собственность все, что есть в России ценного (в первую очеред, ь ТЭК). То есть речь идет о классической колониальной модели эксплуатации России и ее богатств.

То обстоятельство, что верхушка туземной власти «в доле» у колонизаторов, позволяет безошибочно определить — что это за модель…

— Нет! Это не Латинская Америка! Это — Африка! — заявил «корабельный кок» Негоро. — А я — не Негоро. Я — Себастьян Перейра!

Вот как-то так…

«Таджикская девочка»: Как это было

Я нарочно до сих пор не трогал злополучную «таджикскую девочку», вокруг которой после оглашения приговора закипели главные страсти. Напомню, обвиняемых в нападении на 9-летнюю Хуршеду Султонову признали «хулиганами» и приговорили у «детским» срокам, а обвиняемого в убийстве и вовсе оправдали.

Прежде чем прокомментировать этот приговор, позволю себе напомнить — откуда взялась эта «таджикская девочка», как она появилась в нашей жизни.

Начнем с того, что аналогичные преступления с русскими девочками (как правило, сопровождающиеся изнасилованиями) случаются достаточно регулярно. При этом в роли преступников нередко выступают земляки Юсуфа Султонова. В сводках происшествий, вообще, чрезвычайно много таджиков-насильников и таджиков-убийц. Правда, в последнее время СМИ стараются не афишировать национальность преступника. Читаешь новость с заголовком «Строитель изнасиловал и убил пожилую женщину» и, лишь дочитав до середины, обнаруживаешь, что «строитель"-то «из Таджикистана».

Как известно, ни одна из леденящих кровь историй, в которых в качестве жертвы выступала не таджикская, а русская девочка, не то что не вызвали и сотой доли того резонанса, что выпал да долю Хуршеды Султоновой… Их, вообще мало кто замечал.

Но и это еще не все. За год до трагедии на Бойцовой улице были зверски убиты сразу две маленькие таджикские цыганки (6-ти и 9-ти лет от роду). В отличие от убийства Хуршеды Султоновой, тут мотив межнациональной ненависти лежал на поверхности — убийцами оказались вполне реальные, а не мнимые скинхеды. Но… То убийство не привлекло внимание захлебывающихся сегодня от негодования СМИ и почтенного «гражданского обчества».

А теперь давайте ответим на вопрос: какая муха их укусила два года назад? Почему вполне тривиальное для сегодняшней России преступление «вышло в хиты» и держится в них уже два сезона подряд. Отвечаю: Хуршеду Султонову убили в аккурат после страшного взрыва в Москве в метро Автозаводская.

Напомню, тот теракт сопровождалось любопытной инсценировкой — «лицо кавказской национальности» (предположительно организатор) за несколько минут до взрыва пообещало дежурной по эскалатору «устроить праздник», выматерилось и ушло. Фотороботы «героя» тогда активно перепечатывали центральными СМИ, и власти, видимо, решили — быть «анти-черным» погромам. Именно в этот критический момент из Санкт-Петербурга прилетело спасительное известие: неизвестные на глазах отца убили 9-летнююю таджичку…

Все, что произошло после этого — качественно разыгранная информ-истерика, призванная через «призыв к покаянию» сбить волну «анти-черных» настроений.

Сбивали ее не по-детски. Первым делом, еще до начала каких бы то ни было следственных действий, было объявлено о том, что девочку «совершенно точно» убили мифические «скинхеды». Затем в питерских школах начались облавы, в ходе которых было допрошено несколько тысяч мнимых «скинхедов». Чтобы попасть в их число, не обязательно было иметь короткую стрижку — в «скинхеды» без проблем могли записать паренька, который «дерзит классному руководителю» или, скажем, «систематически прогуливает черчение».

Обескураженные родители мнимых «скинхедов» даже пытались жаловаться на произвол «в инстанции», но их там не стали слушать.

Между тем, кроме информационной составляющей убийство Хуршеды Султоновой худо-бедно имело и некоторый криминальный аспект. Преступление же кто-то совершил. Убийство же должно быть раскрыто, а преступники найдены. Долгое время следственные органы хранили молчание. А потом в питерских СМИ пошли первые «сливы». Ознакомившись с ними, всякому не наивному человеку становилось понятно — следственные органы не спешат сообщать официальную информацию о ходе расследования. А заодно разъяснялись странности в поведении отца убитой девочки.

На вопрос об источниках его доходов Юсуф Султонов удобоваримого ответа так и не дал. Между тем, доходов этих хватало на съем большой квартиры в центре Санкт-Петербурга и содержание немаленькой семьи.

Теперь давайте приглядимся к Юсуфу Султонову. Нигде не работает. Живет с детьми в дорогой квартире. Буквально на следующий день после убийства дочки скрылся и в поле зрения следственных органов не попадал. А ведь он — главный свидетель. Вам это ничего не напоминает?..

Сейчас Юсуф Султонов в окружении членов Общественной палаты РФ выступает на пресс-конференциях. Но объяснить — чем вызвано его странное поведение так и не — удосужился. Между тем, если предположить, что он — наркоторговец, все загадки разгадываются сами собой. И дорогая квартира. И многочисленные дети. И отсутствие постоянной работы. И побег с классическим «залеганием на дно».

Питерские СМИ со ссылкой на свои источники в следственных органах неоднократно говорили о «профессии» Султонова как о чем-то само собой разумеющемся. Еще интереснее была информация о давно задержанных подозреваемых и мотивах совершенного ими преступления. Сообщалось о том, что подозреваемые эти — никакие не скинхеды, а наоборот — дети высокопоставленных сотрудников милиции и ФСБ. Мотив тривиальный — корыстный. Якобы другой наркоторговец нанял подростков «попугать» конкурента. Один из них перестарался и убил девочку.

По информации питерских СМИ, дело это было раскрыто сразу же «по горячим следам». Между тем, следствие затянулось по двум причинам: во-первых, родители маленьких мерзавцев пытались обеспечить своим чадам минимальный срок, во-вторых, сверху было категорически запрещено отражать в материалах следствия «наркотическую составляющую». Таким образом, большая часть материалов следствия была фактически выброшена на помойку, обвинение принесло в суд лишь жалкие обрубки, по которым невозможно доказать чью-либо вину.

Вот скажем ключевой вопрос о мотиве. Если бы обвиняемым инкриминировали выполнение «заказа» и это обвинение имело бы под собой достаточную доказательную базу — был бы совсем другой разговор. Возможно, и убийца бы нашелся и получил заслуженное наказание… Но такой разворот поставил бы крест на столь любимых «гражданским обчеством» разговорах о «разжигании вражды». Уголовщину пришлось бы признать уголовщиной, а Юсуфу Султонову — срочно паковать чемоданы и вылетать в Душанбе.

«Таджикский мальчик»

Показательно, что вакханалия вокруг приговора по «такжикской девочке» пришлась на момент, когда завершилась история «таджикского мальчика-педофила». Завершилась к полному его удовольствию. Об этом деле без конца писали «желтые» и «не желтые» газеты. Впечатляющие итоги этого дела подвел «Первый канал» специальным материалом под нелепым названием «Детская любовь». Для тех, кто забыл (или не знал) напоминаю суть дела…

16-летний безработный таджикский гастрарбайтер Хабибула, ни разу не месивший бетон на стройке (см. первую народную примету) склонил к сожительству 8-летнюю девочку (на год младше Хуршеды Султоновой). Несколько лет «таджикский мальчик-педофил» использовал ребенка как сексуальный объект. Когда девочке исполнилось 11, она родила, а преступник — сбежал на родину в Таджикистан.

В перспективную тему вцепились журналисты. На коленке набросали основные сюжетные линии (безбожно обокрав Шекспира с Его «Ромео и Джульетой»). Педофила записали в «герои», врачей и опекунский совет — в «злодеи» (что нетрудно, ибо похожи). Девочке объяснили: то, что у нее было с гастрабайтером, называется «любовь». Гастрабайтера — научили говорить по-русски слово «муж». И запустили мыльную оперу, полностью соответствующую законам жанра (с кражей ребенка, побегом, обращением к «людям добрым» за помощью и т. д.). Было подключено почтенное «гражданское обчество». И все получилось. Малахов, небось, напился на радостях, когда увидел динамику рейтинга своего ток-шоу.

Осталась одна маленькая проблема: гастарбайтер-таки совершил тяжкое уголовное преступление (за которое в развитых странах Запада полагается такое, о чем Хабибуле лучше не думать — крепче будет спать). Но мы, слава Богу, живем, не в дикой Америке — педофилу дали два года условно (ау! американцы!) и отпустили с миром — в постель к 11-летнему ребенку.

Изумительны детали, которыми снабдил свое повествование «Первый канал». Во-первых, «таджикский мальчик-педофил», оказывается, поставил растленному им ребенку ультиматум: так и быть женюсь на тебе, если примешь ислам. Ребенок послушался (дети, вообще, как правило, слушаются взрослых). Выполнит ли гастрабайтер свою часть договора, пока неизвестно (педофилов с их 11 летними жертвами пока не регистрируют).

Корреспондент «Первого канала», не поленившийся съездить в Таджикистан, спрашивает у человека, воспитавшего преступника-педофила: «Вы не против брака сына с русской?»

На лице педофилова отца застывает гримаса превосходства, и он великодушно бросает:

— А что, русские — не люди что ли? Вот ислам примет, и можно жениться…

Мусульманское духовенство из московской соборной мечети тоже настроено довольно благодушно.

— Согласно шариату девушка становится совершеннолетней, в момент полового созревания. Эта девушка, ребенка родила — значит, совершеннолетняя, — напомнил российской аудитории законы, по которым нам всем теперь предстоит жить, один муфтий.

— По-моему, их надо просто оставить в покое, — вторит ему другой.

То, что сказали по этому поводу представители «гражданского обчества», я повторять не буду — они всегда говорят одно и то же…

А теперь давайте разберемся: что собственно произошло? А вот что…

Создан крайне важный и крайне перспективный прецедент. С завтрашнего дня любой педофил может уложить в свою постель хоть дошкольницу и при этом ничего не бояться. Когда его поймают за этим занятием или если беременность растленного им ребенка станет очевидной, достаточно объявить, что у них «любовь», — и педофил уже ничем не рискует. Дальше пойдут разговоры о том, что ребенок ребенка «останется без отца», сопли и слюни по «Первому каналу», инсценировка суда и гарантированный приговор «условно».

Одним словом, педофилы теперь могут себе ни в чем не отказывать… Если, конечно, они — представители какой-нибудь «нации ислама» (особенно широкие перспективы перед ними открывает грядущая легализация многоженства).

…Девочку-мать спрашивают:

— Чем планируешь заниматься?

— Ничем. Я теперь замужем — пусть меня муж кормит.

Разговор переключается на мужа. Корреспондент спрашивает:

— А чем он планирует заниматься? Может быть, он будет учиться.

— Нет. Он говорит, что ему учиться надоело…

На этих словах корреспондент деликатно замолчал. Мы же с вами легко можем себе представить чем именно будет зарабатывать далекий от бетона «муж"-педофил.

http://www.apn.ru/?chapter_name=print_advert&data_id=957&do=view_single


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru