Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец05.04.2006 

Нечто иное?

Глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил о том, что в настоящее время ведутся переговоры с Белоруссией о пересмотре цен на газ в соответствии с рыночными. Все это происходит на фоне усиливающихся требований Запада прекратить поддержку Президента Александра Лукашенка: это ставится одним из условий пребывания России в G-8

В последний день марта этого года находившийся в Санкт-Петербурге глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил о том, что в настоящее время ведутся переговоры с Белоруссией о пересмотре цен на газ в соответствии с рыночными. Это, как сообщает агентство «Росбалт», означает, по словам Миллера, «приведение цены на газ для всех бывших союзных республик на рыночный уровень». На следующий день интервью «Росбалту» дал секретарь-координатор Союза православных граждан Валентин Лебедев. «Белоруссия — это не европейское государство», это республика, с которой мы строим союзное государство. Может, следующим шагом будет требование платить за газ по европейским ценам российским областям?" - сказал Валентин Лебедев.

Заданный вопрос абсолютно логичен. Он означает следующее: либо мы не строим с Белоруссией Союзного государства, и все, что об этом говорится, есть простая маскировка, «умиротворение» патриотических, «почвенных», евразийских сил в самой России, либо реально готовится распад самой России на области (быть может, укрупненные), ибо рыночных цен ни одна из них не выдержит. И то, и другое не просто плохо, но, действительно, ужасно.

С учетом того, что Алексей Миллер считается лицом, приближенным к Президенту РФ, ситуация вызывает более чем опасения. Тем более странно, что уже 4 апреля вечером представитель «Газпрома» заявил о том, что вопрос решен: с Нового года цены будут повышены чуть ли не втрое. Вот такой подарок Президенту Белоруссии ко дню его инаугурации. Неужели от Президента Путина?

Все это происходит на фоне усиливающихся требований Запада прекратить поддержку Президента Александра Лукашенка: это ставится одним из условий пребывания России в G-8 — о «восьмерке уже все чаще говорят, как и прежде, как о G-7 — а также является предметом давления на Россию через механизм Евросоюза. В свою очередь Александр Лукашенко, одержавший на выборах триумфальную победу (82% голосов подделать невозможно при всем желании), не скрывает своей политической ориентации на т.н. «ось зла», именуемую таковым образом только потому, что она противостоит «оси лжи». Благодарение за поздравления он направил Президенту РФ Владимиру Путину, Председателю КНР Ху Цзиньтао, Президенту Республики Куба Фиделю Кастро и Президенту Исламской Республики Иран Ахмадинежаду. В своей внутренней политике Лукашенко изолирует откровенно пропольских, протинатовских руководителей оппозиции, игнорирует дегенеративную «творческую интеллигенцию» (в отношении этой публики игнорирование — лучшая политика, ибо от «гонений» она только «получает энергию», и лучше известное вещество просто не трогать), поддерживает людей науки и техники, национального бизнеса и «черную кость», на которую и опирается. При этом Александр Лукашенко не дает повода к обвинениям в фашизме, подчеркнуто дружелюбно относясь к еврейской диаспоре. Тем самым все нападки на белорусского Президента повисают в воздухе и оказываются тем, что в каратэ называется «боем с тенью».

Именно такой политики больше всего боятся российские либералы, из которых, правда, считанные единицы, решившие все же окончательно связать свою судьбу с Россией, такие, как главный редактор «Московских новостей» Виталий Третьяков, тем не менее, вынуждены не только считаться с Лукашенком, но и всячески его поддерживать.

На самом деле выступающие против Лукашенка и Союзного государства «Яблоко», СПС и всевозможные мелкие группы вроде «Обороны», «Поры» и проч., уже давно маргинализированы — кроме, быть может, СПС, имеющего определенную поддержку крупного капитала, — однако Союзного государства все нет и нет. И причина здесь очень проста: экономика двух стран построена по совершенно разным — противоположным принципам: протекционистикий госкапитализм в Белоруссии и компрадорская «рыночная экономика» (в целом очень мало пострадавшая от разгрома ЮКОСа) в России. Проблема России заключается в следующем: крупный российский капитал — это, в основном, бывшие «комсомольцы» и бывшие «доверенные маркитанты», сумевшие «отвязаться» от прежних партноменклатурных хозяев, поручивших им «управление» собственностью, образовавшейся в результате конвертации власти, — кровно заинтересован во включении в сферу действия ТНК и в «золотой миллиард», в то время как средний бизнес, многие представители которого — выходцы из народной толщи, а кое-кто «вышел из огня» «бандитских разборок» 90-х годов, теперь занимающие позицию «благоразумного разбойника», — приобретают все более национальную окраску. Почему в 1985—1991 гг., поверив в обреченность коммунизма, партноменклатура доверила «управление собственностью» лицам с сомнительным прошлым и идентичностью, а, например, не директорскому корпусу и военным аналитикам? Намек на это в свое время, словно предвидя будущее, дал И.В.Сталин Сергею Эйзенштейну в разговоре об Иоанне Грозном, который «не успел уничтожить пять боярских родов, и это вызвало смуту». Небезынтересно было бы проследить также и все брачно-семейные связи верхушки партноменклатуры в 70−80-е годы, принимая во внимание «легион доктора Климова». Так или иначе, есть то, что есть, и более последовательная «политика кнута и пряника» в отношении «интернационалистской» верхушки российского неокапитализма, осуществляемая спецслужбами, могла бы уравновесить ситуацию. Но для этого необходима жесткая директива «первого». А ее нет.

Александр Лукашенко, смотря на все происходящее «с крестьянским прищуром» (его потому презрительно и называют «колхозником») биологически здорового мужика, потому сам и не торопится в объятия российской элиты, хотя и связывает все свое будущее только с Россией. Его в этом прекрасно понимает здоровая часть российских верхов, исторически наследующая «русской партии внутри КПСС».

Нынешняя российская верхушка в отношении Белоруссии жестко разделена, и именно это разделение отчетливее, чем что-либо, показывает, кто есть кто.

Агентство Regnum 3 апреля с.г. сообщает: «Я думаю, что единая валюта, которая является непременным атрибутом единого государства и единой экономики, будет введена в Союзном государстве России и Белоруссии до конца этого года», — заявил 3 апреля 2006 г. в ходе пресс-конференции, посвященной Дню единения России и Белоруссии, Государственный секретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин. «Есть три способа построения государства, — отметил Бородин. — Ввести танки в Ирак, и вот тебе новое государство, второй — это когда собирается Политбюро ЦК КПСС и решает строить государство. Есть еще и третий способ построения государства, когда бал правит экономика. В Союзном государстве России и Белоруссии правит экономика, поэтому введение единой валюты просто необходимо. Бюджет у нас тоже будет единый. Все будет едино, как в Европе, но Европа без нас не сможет. Европа будет стоять перед нами на коленях», — резюмировал Павел Бородин.

Сказано все абсолютно правильно, хотя лучше бы было Пал Палычу остановиться на «единой валюте». Не хватает русскому человеку самодисциплины: видимо, «принял» Пал Палыч и врезал все, что на уме, понеслась «калинка-малинка"…

В который раз губит нас собственная дурость?

При всем том Алексей Миллер и Павел Бородин с предельной ясностью показали разделение на самом верху российской власти. Более того, разделение интересов сегодняшних капиталистов. Национальный капитал, позиции которого, правда, слабее, чем позиции капитала интернационального, хочет Союза, хочет сильной России-Евразии. Об этом свидетельствует выступление Павла Бородина. Но вот может ли крупный капитал быть национальным? Этот вопрос на самом деле задает себе Александр Лукашенко и отвечает на него скорее отрицательно. А потому строит государство, ориентированное на советские ценности, но без «марксизма-ленинизма». Строит «мягкую» — не слишком ли мягкую? — модель белорусского «чучхэ», абсолютно аутентичную евразийскому «месторазвитию» в целом. На самом деле аутентичную — на самом деле в гораздо более жестком виде — и России, а также Сербии, да и Украине, что и последняя все равно когда-нибудь поймет — уже понимает! — когда спадет с глаз пелена «морока свободы».

На самом деле это не Белоруссия, а Россия стоит перед радикальным выбором, который всячески «оттягивает» Президент. Естественно, позицию «оттягивания конечного решения» занимает и российский МИД. «На последнем заседании Госсовета принята шестая программа внешнеэкономической деятельности Союзного государства России и Белоруссии», — заявил Информационному агентству «Regnum» директор Второго департамента СНГ МИД Вячеслав Коваленко. При этом дипломат отметил, что сначала должна быть осуществлена «интеграция в рамках единого экономического пространства», которая «позволит постепенно устранить и унифицировать существующие различия», и только затем может последовать «политическое решение».

Но дело-то все в том и состоит, что при нынешней ситуации именно единое экономическое пространство и невозможно. Необходим или полный демонтаж протекционистской экономики Белоруссии, на что Александр Лукашенко никогда не пойдет — и правильно не пойдет, ибо это обратит в полную нищету ту «черную кость», на которую он опирается и к которой принадлежит сам, — или расчистка — радикальная! — экономического поля России, прежде всего, нейтрализация — по крайней мере — активности компрадорского капитализма. Переориентация — в том числе силовыми методами — финансовых потоков в пользу национального (условно) капитала.

Внутренняя противоречивость позиции Президента Путина заключается в том, что он, приняв в целом верные евразийские внешнеполитические ориентиры — с промежутком на три года в период сразу после 11 сентября — остается сторонником «рыночной экономики» (не будем строить рискованных предположений и с приемлемой убедительностью скажем, что эти взгляды он унаследовал от нескольких лет работы у Анатолия Собчака) и отчасти демократии. Желая, очень желая до последнего момента оставаться на пропрезидентских позициях, мы все-таки вынуждены — именно в связи с Белоруссией — вновь задавать себе вопрос: «Who is Mr. Putin?» Ответ на него есть «час судьбы».

Как бы там ни было, любые варианты ответа, предложенные Березовским, Белковским, Касьяновым, Немцовым и иными представителями «пятой колонны», мы отвергаем и будем отвергать как заведомую ложь, как антироссийскую «подставу». Если даже ответ трагичен, он все равно не такой, как у этих.

Почему руководство России так боится Союзного государства, когда все происходит в рамках демократии и международного права? Впрочем, никакой демократии, никакого международного права нет, да и никогда не было. Гибель Слободана Милошевича лишь проявила, показала всем «великую ложь нашего времени», как назвал демократию К.П.Победоносцев.

Почему все так? Потому, что создание Союза потребует не только иной экономики, но и иной идеологии, формирующейся сегодня в недрах элит таких стран, как Белоруссия, Иран и Северная Корея.

Валентин Лебедев, секретарь-координатор Союза православных граждан:

«Для того, чтобы белорусская элита пошла на действительный союз с Россией, ей необходимы гарантии власти на подответственной территории и предложения по ее роли в политической и экономической жизни воссоединенной страны. Союз России и Белоруссии должен стать категорическим императивом российской политики. Такая воля необходима политической элите России. Это логика здравого смысла, но в реальности происходит нечто иное».

Ключ к этому «иному» не в Минске, а в Москве.

http://www.pravaya.ru/look/7281


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru