Русская линия
Православие и современность Елена Гриценко05.04.2006 

Поймите молодежь, или Кое-что о сленге

В последнее время много говорится о необходимости повышения культурного уровня нашей молодежи, составляющей почти треть населения России. Предлагается проведение всевозможных мероприятий, введение различных образовательных и социальных программ, направленных на это. Мы думаем, что для реализации этих проектов необходимы люди, которые были бы способны понять мироощущение молодого человека, могли бы помочь преодолеть неуверенность, которая возникает из-за отсутствия четкого социального статуса и тщательно скрывается с помощью различных внешних атрибутов: нестандартной одежды, манеры поведения. А для этого необходимы хотя бы теоретические знания в этой области.

Предлагаем небольшое исследование одного из атрибутов, присущих молодежной субкультуре, — молодежного сленга.

Экскурс в историю

Любая культура, независимо от времени и места ее существования, состоит из множества субкультурных образований (профессиональных, территориальных, статусных и т. д.), каждое из которых обладает собственной специфической лексикой, символикой, сленгом. Среди них социологи выделяют как самостоятельную группу молодежную субкультуру.

Исследователи связывают обособление молодежной культуры с возникновением барьера между поколениями отцов и детей в быстро меняющемся индустриальном и постиндустриальном обществе. На Западе всплеск интереса к молодежной культуре связан, прежде всего, с «революцией цветов», сексуальной и психоделической революцией 1960-х годов и движением хиппи. Именно тогда впервые понятие «субкультура» было использовано западными учеными для обозначения молодежных групп. Сейчас оно прочно вошло в научный оборот российских исследователей, которые отмечают, что обособление молодежи и определенная специфика ее образа жизни характерны не только для городской, но и традиционной сельской культуры: можно вспомнить собрания молодежи (святочные вечорки, супрядки, имушки), куда взрослые обычно не допускались.

С начала ХХ века принято выделять три этапа в развитии молодежного сленга. Первый можно отнести к 20-м годам, когда революция и Гражданская война, разрушив до основания структуру общества, породили армию беспризорных, и речь учащихся подростков и молодежи, не отделенная от беспризорников непроходимыми перегородками, окрасилась множеством «блатных» словечек. Второй этап приходится на 50-е годы, когда на улицы и танцплощадки городов вышли «стиляги». Третий этап соотносят с периодом застоя, когда удушливая атмосфера общественной жизни 70−80-х породила разные неформальные молодежные движения, и «хиппующие» молодые люди создали свой «системный» сленг как способ противостоять официальной идеологии.

В настоящее время, несмотря на смену политического курса, молодежная субкультура продолжает воспринимать себя как некую разновидность контркультуры, хотя уже менее радикально выражает свои взгляды. Сленг же как особое средство общения молодежи между собой, как специфический элемент, характеризующий эту социальную группу, сохраняет свое значение и по сей день. Что же такое сленг?

Сленг как часть языка

Молодежный сленг — это ряд слов и выражений, которые часто употребляются молодыми людьми, но не воспринимаются взрослыми как «хорошие», общеупотребительные. Вообще, слова и выражения становятся сленговыми не только благодаря их, порой, нетрадиционному написанию или словообразованию, но, прежде всего, потому, что, во-первых, их употребляет более или менее ограниченный круг людей и, во-вторых, эти слова и выражения привносят в язык особый смысловой оттенок. При этом молодежный сленг — это лишь один из уровней языка.

Лингвисты отмечают, что любой живой вербальный язык — это многоуровневое образование, состоящее из:

— общеупотребительного уровня, включающего слова и выражения, используемые, понимаемые и принимаемые большинством носителей языка независимо от места их проживания и контекста употребления. Значение подобных слов легко объяснить, их правописание и произношение представлено в толковых и орфографических словарях. Как правило, именно этому языковому уровню обучают иностранцев;

— разговорного уровня, используемого в бытовой речи и письме, но не подходящего для деловой переписки, переговоров и вежливой речи. Данный уровень используется и понимается практически всеми носителями языка. Если употребление сленга предполагает принадлежность к некоему «братству» и посвященность во что-то неведомое другим, то разговорная лексика подчеркивает лишь информативность и повторяемость общих житейских ситуаций. Например, так: «Заруби себе на носу, что мне не стоит вешать лапшу на уши и пудрить мозги»;

— уровня диалектов, который включает в себя слова, выражения, специфическое произношение и разговорные обороты, свойственные тем или иным географическим местностям, этнической группе. Например, в южных областях России предлог «за» употребляется вместо «о» или «про»: «Я говорю за свою покупку», «Ты мне ничего не расскажешь за Василия?»;

— уровня сленга, состоящего из слов и выражений, свойственных отдельным группам людей (профессиональным, возрастным, социальным). Суть сленга в том, что он не предназначен для того, чтобы быть понятным всем. Так, примером молодежного сленга может служить такая фраза: «Ну, знаешь, если тебя прикалывает этот мальчик-даун, который только и умеет, что колбаситься на каких-то непонятных тусовках, вместо того, чтобы рубить бабло, если у тебя по нему рвет крышняк — это твое дело, мне совершенно фиолетово по этому поводу!».

Указанные выше уровни языка (кроме общеупотребительного) максимально проявляются в разговорной речи, а в письменную практически не проникают. Сленг здесь не представляет исключения.

Пути формирования сленга

Формирование сленга происходит за счет тех же источников и средств, которые свойственны языку вообще и русскому в частности. Разница только в пропорциях и сочетаниях. На первое место по продуктивности выходят иноязычные заимствования, причем почти исключительно англоязычные. При этом слово преобразуется и приобретает русский «вид». Как правило, это пародийно русифицированная форма: из birthday (день рождения) — «бёздник» или «безник» и т. п. Появившись, заимствованный сленгизм активно вступает в систему словоизменения: «герла» (girl — англ. девушка) — «герлы»; «дринк» (drink — англ. спиртные напитки) — «дринкач», «дринкер», «дринк-команда», «дринкать» и т. д. Такое словоизменение продуктивно и с исконно русскими корнями: «оттяг» — наслаждение, «оттягиваться» — получать наслаждение, предаваться веселью; «приколоться» — обращать внимание, цепляться, насмехаться, увлекаться, «прикол» — то, над чем можно посмеяться, чем можно увлечься, «приколист» — тот, кто любит придираться, шутить над кем-либо.

Молодежный сленг обходится самыми стандартными суффиксами. Например, большинство прилагательных, происходящих от английских корней, образованы с ударным суффиксом -ов-: «брендовый» (brand — англ. совершенно новый), «олдовый» (old — англ. старый), «френдовый» (friend — англ. принадлежащий другу) и т. д. Иногда при образовании имен нарицательных используются суффиксы -лов-о: «зависалово» — сильное увлечение, «стремалово» — ощущение брезгливости.

Следующим мощным источником формирования лексического состава сленга является использование метафор: «волосатые» — хиппи. Иногда таким образом затушевывают негативную суть называемых предметов: «стекло» — лекарства в ампулах, употребляемые как наркотики, «дорога» — идущие подряд следы на вене от систематических уколов. Довольно часто присутствует юмористическая трактовка означаемого: «баскетболист» — человек маленького роста.

Носители сленга, как правило, люди 12−25 лет. Сленг охватывает практически все области их жизни, описывает разнообразные ситуации, кроме скучных, поскольку сленговое слово рождается как результат эмоционального отношения говорящего к предмету разговора. Наибольшее количество слов и выражений описывает те проблемы, которые интересуют молодежь больше всего. Основными темами словотворчества являются «человек» (с различением по полу, родственным отношениям, профессии, национальности), «внешность», «одежда», «жилище», «досуг» (вечеринка, музыка, выпивка, курение, наркотики).

Подростку очень важно не только, «что сказать», но и «как сказать», чтобы быть интересным. Когда сленговые выражения в речи редки, не сложно догадаться об их смысле. А как вам такое: «С прайсом глухо. Не на что и чаю попить. Аскать идти стремно, кругом менты. С впиской вообще полный облом. Весь пипл бесфлэтовый — придется до утра в парадниках тусоваться. Да того гляди свинтят да обхайрают в ментовке… Да что говорить, и стремно, и сыро, и некому руку подать…»? Незнакомый со сленгом человек не переведет эти мемуары без словаря. По данным исследований, современный молодежный сленг понимают лишь 40% людей старше 25 лет.

А что в будущем?

Судьба сленговых слов и выражений неодинакова: одни с течением времени переходят в общеупотребительную речь, другие существуют какое-то время вместе со своими носителями, а затем забываются даже ими и, наконец, третьи сленговые слова и выражения так и остаются таковыми на протяжении длительного времени и жизни многих поколений, никогда полностью не переходят в общеупотребительный язык, но в то же время и совсем не забываются.

Так, например, ранее сленговые слова «стушеваться» (в смысле застесняться), «мариновать» (в смысле намеренно задерживать кого-либо, откладывать надолго решение, исполнение чего-либо), «острить» (в смысле шутить) стали общеупотребительными; такие сленговые слова второй половины XX века, как «стиляги», «сачок» (в смысле прогульщик, отлынивающий от чего-либо человек), хотя еще временами и употребляются, но практически уходят в прошлое; такие же слова, как «стебаться», «лабать», «кайфовать», так и остаются на протяжении длительного времени сленговыми и вряд ли когда-либо войдут в категорию общеупотребительных.

Многие исследователи молодежного сленга говорят о том, что нахождение молодого человека в «тусовке» (группе людей со схожими интересами, установками, стремлениями) и использование им сленга в процессе общения со сверстниками — явление временное. Связано это с тем, что в тот период молодые люди находятся как бы в «подвешенном состоянии». Они уже не дети, но еще и не совсем взрослые, так как уже вышли из-под влияния семьи и школы, но еще не определились со своим статусом в обществе — не обрели своей семьи и профессии. Когда молодой человек определяется, то, как правило, выходит из субкультурной среды, круг его общения изменяется, речь его становится общеупотребительной.

Некоторые исследователи русского молодежного сленга как интереснейшего лингвистического феномена в своих работах делают вывод о том, что наличие или отсутствие в речи молодых людей сленговых выражений напрямую связано с их успеваемостью в школе. Ведь культура речи зависит от общей культуры, развитости и грамотности ее носителей. Лингвисты считают, что если студент, употребляя сленг, не претендует на юмористическую окраску сказанного, то, упрощая так язык, он приходит к примитиву. Чтобы этого не произошло, все богатство языка необходимо показывать детям с малых лет, не отделяя, естественно, его от других элементов многовековой российской культуры. Да это и невозможно, ведь, по выражению немецкого филолога В. Гумбольдта, материальная и духовная культура народа отражаются в языке.

Необходимо приложить максимум усилий, чтобы не позволить языку нашей молодежи пойти по пути деградации и упрощения. Есть такое выражение: «Чтобы убедить человека в чем-либо, нужно говорить на его языке». Однако в нашем случае эту фразу не стоит брать на вооружение тем, кто будет работать с молодежью в процессе реализации социальных проектов. Действовать надо иначе: говорить с ребятами на правильном русском и при этом знать и понимать их сленг. Тогда появится больше шансов достигнуть нужного результата.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/02society/105.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru