Русская линия
Правая.Ru Михаил Смолин04.04.2006 

Эффективное государство и вызовы России

Демократический либерализм не может дать нам эффективного государства просто потому, что сам находятся в услужении у более сильного международного и межэлитарного процесса — процесса глобализации. Эффективные государства — это альтернатива либеральному проекту глобализма. Они злейшие враги, с которыми ведет безкомпромисную борьбу межконтинентальная элита глобализма

Эффективное государство Россия — как вызов Западу

Эффективное государство — путь новой, уже не либеральной России. Демократический либерализм не может дать нам эффективного государства просто потому, что сам находятся в услужении у более сильного международного и межэлитарного процесса — процесса глобализации. Эффективные государства — это альтернатива либеральному проекту глобализма. Они злейшие враги, с которыми ведет безкомпромисную борьбу межконтинентальная элита глобализма.

Эффективное государство — это абсурд для либерализма, все направление действий которого прямо противоположно. Государство неэффективно — вот что чаще всего слышим от правоверного либерала. Не эффективно в экономике, не эффективно в руководстве обществом и т. д.

Рамки собственного либерализма в отношении государства не простираются далее конфедеративных или федеративных органов, устанавливающих самые общие свободные и почти ни к чему не обязывающие права и обязанность для этого института.

Либералам такая Россия не представима в силу того, что не понятно как соотносить реальную эффективность государства с их либеральной теоретической догмой о принципиальной его неэффективности (в экономике и далее везде). Может ли последовательный либерал честно работать (если у нас они вообще могут это делать честно) на дело торжества эффективного государства — могильщика либеральных мифов.

С другой стороны есть международная конъюнктура, никак не способствующая развитию эффективного государства в России. Процесс глобализации отказывает суверенным государствам в признании за ними самостоятельности в мировых процессах. Традиционное государство объявляется как отживший институт развития мирового сообщества. Эффективное же да еще и суверенное государство это вообще большая опасность для межконтинентальных элит глобализации, желающих видеть мир единым, но под своим руководством. Межконтинентальный олигархизм будет бороться с суверенитетом любого большого и сильного государства желающего вести самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

Все эти элиты, которые кричат о ликвидации власти национального государства, на самом деле подразумевают собственную власть над миром без всякой альтернативы на веки вечные. Вот уж где конец истории будет действительным концом развития человека.

Эффективное государство на одной шестой части суши совершенно против их планов. Кстати, также, как и эффективное государство в любом другом месте мира, в том числе и в США. Так знаменитый левацкий идеолог Иммануил Валлерстайн, профессор Йельского университета и директор Центра им. Фернана Броделя, говорит следующее: «Закат США — это реальность» [i], хотя закат имеется ввиду с точки зрения глобалистов.

Именно поэтому призыв президента России — строить эффективное государство — это определенный вызов: внутренне направленный против либерально-олигархического лобби в России, и внешне против глобалистки-олигаргических элит мира.

Внутриполитические вызовы России

Необходимость мобилизации сил нации, прежде всего, требуется для ответа на внутриполитические вызовы России. Здесь видится два проблемных блока: государствостроительный и межнациональный. В первом блоке крупнейшими проблемами являются государственный федерализм, ослабляющий единство страны, и финансовый олигархизм, не дающий сконцентрировать власть и политическую, и экономическую в руках самого государства, а не частных лиц (олигархов). Во втором блоке опаснейшими надо назвать две проблемы: исламистская угроза и падение рождаемости русской нации…

Принцип федеративности в строении государства сам по себе не положителен и не отрицателен. Эти оценочные факторы федеративность получает только на конкретной национальной почве. Так в Швейцарии или в США федерализм явился тем самым слагаемым единства швейцарских кантонов и американских штатов, которого им в отдельности не хватало для создания большого государства. Примерно то же самое мы видим и в Федеративной Республике Германии (ФРГ), в которой разность религиозная, историческая и даже династическая во многих землях могла быть преодолена лишь введением принципа федеративности государства. В этих странах объединительные процессы с одновременным сохранением определенной самостоятельности землями, штатами и кантонами, было шагом вперед в государственном строительстве. Федеративная идея, по сути, и дала этим государствам возможность появиться на свет.

Однако надо отметить и то, что федерации — образования не устойчивые, и одни из них развиваются в сторону унитарного государства (в США и ФРГ штаты и земли — все менее самостоятельны в отношении своего федерального центра), а другие напротив в сторону разрыва подобного союза (Югославия, Чехословакия).

В России идея федерации появившаяся в имперские времена унитарного государства, с точки зрения государственного единства, была большим шагом назад. У нас прошло уже пятьсот лет (с XV века) с того момента, когда из раздробленных княжеств было восстановлено единое централизованное русское государство, а потому федеративная идея в России стала знаменем не русской нации, а всевозможных инородческих движений и освободительно-разрушительного революционного фронта от либералов-кадетов до коммунистов-большевиков.


Большевицкая революция реализовала федеративное устройство, уничтожив Россию «единую и неделимую», как было записано в Основных законах Российской Империи. Тогда реализация федеративной идеи стоила нам потерь земель Великого княжества Финлянского, Царства Польского, Прибалтийских губерний, южнорусских губерний Малороссии, западных белорусских губерний и прочего и прочего и прочего. Проект советской федерации просуществовал недолго, развалившись не в малой степени из-за заложенной в него идеи самоопределения национальных республик. Большой России в конце XX века вновь не стало…

Но осталась Российская федерация — причудливо вырезанный большой территориальный кусок из Большой России. Осталось в урезанной России и то же государственное федеративное устройство, что и в развалившемся Советском Союзе. Такое положение несет в себе очень опасную тенденцию — склонность к распаду по национально-территориальному признаку. При президенте Ельцине этот вектор уже чуть не привел к переходу Российской Федерации в конфедерацию независимых нерусских национальных государств внутри России.

В президентство В.В. Путина распад федерации, по всей видимости, приостановлен, но без реформы государственного устройства России проблема территориального единства страны будет каждый раз вставать пред государством при серьезной внешнеполитической экспансии. Татарстан, Саха-Якутия, Чечня и другие национальные республики, доставшиеся нам в наследство из интернационального советского прошлого, потенциально всегда будут стремиться к наиболее возможной самостоятельности вплоть до отделения, если к этому сложатся определенные предпосылки. Нужны ли нам такие дополнительные центробежные соблазны как существование в теле России национально-территориальных образований нерусских народов? Думаю, что всякий кто хочет видеть Россию в будущем единой и сильной мировой державой, согласится, что сильным вовне может быть только тот, кто является таковым внутри своего дома.

В этом аспекте положительной тенденцией можно отметить первые унитарные опыты администрации В.В. Путина — соединение Коми-Пермяцкого автономного округа с Пермской губернией и Таймырского и Эвенкийского округов с Красноярским краем. Это события не прошли незамеченными и имеют громадное положительное значение, если тенденция станет общегосударственным вектором административной реформы территориального деления России. На первом этапе необходимо полное растворение автономий на территориях разных губерний. А далее естественным шагом была бы унификация всех национальных республик в губернии единого и неделимого российского государства. Безусловно, необходимо упразднить и сами национальные названия этих субъектов, тем самым, снимая саму возможность их выхода из России.

Политика последнего времени направленная на укрупнение субъектов федерации и переход от территориальных выборов к выборам по федеральным партийным спискам указывает на осознание верховным управлением в стране опасности положения Российской Федерации в том виде, в каком она есть сегодня. Ведь федерализм устойчив (не поддается трансформации в конфедерацию и не имеет тенденций к распаду на отдельные субъекты) только там, где он прошел путь от конфедерации (самостоятельных субъектов) к федеративному союзу (субъектов в отдельности не имеющих важнейших атрибутов государственности: армии, валюты, внешней политики, где законодательство федеральное выше местного субъектного и руководствуется им). Он эффективен, как государство, когда он стремится сделать из саксонцев и баварцев — германцев, из ирландцев и мексиканцев — американцев. Иначе говоря, когда федерализм выполняет культурно-гражданскую ассимилирующую функцию.

У нас же федерализм глубоко искусственен и опасен своей нежизненностью, но весьма сложен по своей структуре, поэтому пошли по пути объединения тех субъектов в федерации, которые находятся одни внутри другого и являются мелкими коренными народами.

В ближайшие годы к объединению намечены Камчатская область и Корякский автономный округ, Иркутская губерния с Усть-Ордынским (Бурятским) автономным округом, Читинская область с Усть-Агинским автономным округом, Тюменская область с Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономным округов. Возможно и дальнейшее укрупнение архангельской области с Ненецким автономным округом, объединение Алтайского края и Республики Алтай и Кемеровской области, Хабаровская область и Еврейский автономный округ, Псковская и Новгородская губернии. Возможны и такие укрупнения, как соединение Свердловской, Челябинской и Курганской областей, Ивановской, Владимирской и Костромской, С.-Петербурга и Ленинградской области.

Сегодняшняя слабость нашего государства, во многом будучи следствием федерализма, породила и другую внутриполитическую проблему — финансовую олигархию с претензией на политическое руководство страной. Все эти березовские, гусинские, ходорковские, абрамовичи и некоторые другие возжелали реализовать своеобразную конвертацию своих денег во власть в государстве. Цель — получение еще больших прибылей, но уже без всяких ограничений со стороны купленного ими государства.

Такая попытка уничтожения государства, как гаранта справедливости и социальной защищенности всех граждан, стало олигархическим вызовом власти. Новый президент, приняв этот вызов, имеет много шансов своим курсом дать достойный ответ олигархами…

Говоря о втором проблемном блоке, межнациональном, необходимо, прежде всего, обратить внимание на исламский экспансионизм. Исламизм своей пропагандой будоражит массы мусульман эфемерной возможностью мусульманизации России. Это очень опасный цивилизационный вызов не только русским, но и всему Православному миру, и здесь наше государство должно быть непреклонно в отстаивании господствующего положения традиционных ценностей России.

Исламистский террор в нашей стране уже давно перерос границы собственно русско-чеченской войны, являясь орудием международных и внутренних сил (гораздо более серьезных, чем собственно силы ичкерийских бандитов), которые хотят дестабилизировать обстановку в России. Смысл деятельности этих международных сил высказал еще в 90-е годы американский геополитик Бжезинский: «Мы будем поджаривать Россию на чеченском пожаре"…

Из высокой рождаемости среди мусульманских народностей в России встает более выпукло и проблема отрицательного прироста русского населения страны. В этом вопросе нам жизненно необходим перелом, поскольку численность населения является весьма убедительным рычагом в политике. Не будь в России революции и сохранись тот же естественный прирост населения, что в Российской Империи начала XX столетия, то в 1950 году население России равнялось бы 500 миллионам. А сейчас, в начале XXI века, стало бы равным населению Китая. При миллиарде населения и военной мощи атомного и обычного вооружения никаких серьезных противников Россия сегодня бы не имела. После же всех этих социальных и либеральных революционных экспериментов XX века, обошедшихся России катастрофически дорого, а главное — абсолютно бесцельно, мы не дотягиваем и до 150 миллионов.

Наше положение более чем сложно, и поэтому, если у России в обозримом будущем не появится нового поколения прагматически мыслящих политиков, опирающихся в своих действиях на традиционное православное мировоззрение, с которым наши предки построили величайшую в мире Российскую Империю, то в грядущих цивилизационных противоборствах наша страна вновь удивит весь мир своей внутренней слабостью.



[i] Власова О. Результат, обратный желаемому // Эксперт. N 19. 23−29 мая 2005. С. 87.

http://www.pravaya.ru/look/7267

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru