Русская линия
Правая.Ru Илья Хаськович03.04.2006 

Русский яппи

Идеи национально-цивилизационной самобытности, столичной функции русского государства и, наконец, ключевая идея России как Третьего Рима — близки многим «русским яппи» и могут быть ими поддержаны. Но для этого должна быть проделана огромная работа по снятию предубеждений, накопившихся за эти годы по отношению к патриотическому движению

Яппи — группа высокооплачиваемых специалистов 30−40 лет с растущим уровнем жизни
(Словарь по маркетингу и коммерции)

Следует сразу оговорить, что сам используемый в этой статье термин «русский яппи» очень условен и имеет мало общего с точным переводом американского понятия young professional. Парадокс как раз состоит в том, что русский яппи чаще всего дилетант. В подавляющем большинстве случаев это человек, который занимается совсем не тем, чему его учили в институте. Это менеджеры по продажам с образованием инженера или маркетологи с дипломом учителя русского языка и литературы. Я позволил себе использовать этот термин только потому, что многие из них сами себя определяют именно так, с характерной для русского человека свободой обращения с иностранными терминами.

Это люди, которые в самом начале своей взрослой жизни попали в круговорот исторических событий резко изменивший их жизнь. Они представители поколения школьников 80-х, которых готовили к одной жизни, а жить пришлось совсем другой. Про это хорошо написал Егор Холмогоров в своей статье «Реставрация будущего»: «У каждого „прошлого“ есть его возможное „будущее“, наиболее богатое в плане раскрытия заложенных в „прошлом“ возможностей. Смута уничтожает это будущее, пытаясь перевести историю на некий другой путь, чаще всего заводит её в „безвременье“, в смысловую пустоту, откуда нормального хода вперед попросту нет».

Русские яппи это как раз наиболее экономически активная (если хотите, «деловая») часть этого поколения, разными путями искавшая выход из ситуации «откуда нормального хода вперед попросту нет». По своей нынешней профессиональной принадлежности они либо менеджеры среднего или даже высшего звена в крупных компаниях, либо владельцы собственного дела.

Последние 10−15 лет эти люди много и упорно работали и добились того, что вопрос выживания перед ними уже не стоит, более того, материально они обеспечены несравненно лучше, чем их родители в свое время, даже если те принадлежали к привилегированным слоям советского общества. То, чего они достигли за эти годы, потребовало от них немалых жертв, в том числе и моральных.

Русские яппи, прекрасно помнят, как в свое время рухнувшее советское государство похоронило под собой скромное благополучие старших поколений и от того испытывают на почти подсознательном уровне серьезные опасения за сохранность своих собственных достижений. Поэтому больше всего они хотят стабильности. Но настоящая стабильность возможна только в сильном государстве, и русские яппи в большинстве своем начинают это понимать. Нередко в офисах русских представительств западных компаний успешные клерки начинают рассуждать о необходимости жесткого порядка и сильной руке.

Часто говорят об аполитичности этой части русского среднего класса. Однако, это не совсем так. Действительно, какое-то время этим людям было не до политики, они зарабатывали деньги, делали карьеру и просто наслаждались первыми плодами своих успехов. Политика воспринималась ими как борьба сильных мира сего за доступ ресурсам, своего рода продолжение бизнеса, только на высшем уровне. Однако постепенно ситуация начала меняться. Первый раз это стало заметно в 1999 году, после нападения на Дагестан и последовавшими за тем взрывами жилых домов в Москве. Тогда весь средний класс (вопреки распространенному мнению, переживший дефолт августа 1998) и русские яппи в том числе, впервые почувствовал реальную угрозу и отвлекся от своих повседневных занятий. Притом что идеологически большинство его представителей были в то время совершенно индифферентны, покорно следуя в своих оценках происходящего за стереотипами навязываемыми либеральными СМИ. Но после всех потрясений 90-х среднему классу просто захотелось предсказуемости, безопасности и надежности и, соответственно, сильного государства, способного обеспечить все это. Этими настроениями в итоге блестяще воспользовался Чубайс, жесткая позиция которого по Чечне и лозунги о «либеральной империи» вызвали тогда неподдельный энтузиазм у многих русских яппи, чьи голоса во многом обеспечили успех СПС на выборах в Государственную Думу осенью того же года. Менее политически активная часть этого слоя проголосовала тогда за одну из двух партий власти («Единство» или «Отечество-Вся Россия»), что называется, «на автомате».

Но уже к осени 2003 года русский средний класс стал куда более политически разборчив и разочаровался в «демократах». Дело в том, что т. н. «демократические ценности» никогда не вызвали большого интереса у этого, казалось бы, самого западнического по своему образу жизни слоя русского общества. Они приняли условия игры, хорошо освоились в той странной модели рыночной экономики, которая сложилась к тому времени в России, но красивые речи про «либеральные ценности цивилизованного мира» ничего, кроме раздражения, у них не вызывали и не вызывают до сих пор. В результате на выборах 2003 года русские яппи в большинстве своем проголосовали за «Единую Россию». И это при том, что «Единая Россия» как партия чиновников вызывает у них довольно сильную аллергию.

Тут как раз стоит поговорить об отношении русских яппи к патриотическим силам. Распространенное представление о полном неприятии ими национально-патриотических идей совершенно не соответствует действительности. В большинстве своем русские яппи как раз являются стихийными националистами и настроены весьма патриотично, чему, кстати, способствуют их частые поездки за границу, где отношение к ним как к людям второго сорта, независимо от количества денег в карманах, вызывает естественный протест. Однако проблема в том, что патриотические силы чаще всего русскими яппи воспринимались (и во многом воспринимаются до сих пор), как левые, почти то же самое, что коммунисты. А коммунисты для них, прежде всего, те самые «красные» из старого советского фильма, которые «придут и все отнимут». Вникать в тонкости у них нет ни времени, ни желания. Тем не менее, часть русских яппи в том же 2003-м проголосовала за «Родину», хотя многих оттолкнули красные знамена и социалистическая риторика Глазьева. Но, так или иначе, на современном политическом небосклоне нет силы, которую эти люди считали бы однозначно близкой себе.

Русский средний класс, как и всё в России, весьма своеобразен. Очень многие его представители, достигнув серьезных личных успехов, испытывают нехватку большой цели. В отличие от европейца, русскому человеку мало хорошо устроится на земле, ему всегда в глубине души хочется хотя бы немного Неба. Русскому среднему классу, как бы он сам к этому ни стремился, никак не удается стать тихими бюргерами и наслаждаться комфортом своих купленных в кредит квартир. На каком-то этапе отсутствие большой Цели, наполняющей жизнь надындивидуальном смыслом, становится для материально благополучного русского яппи серьезной проблемой. И это не повторение бунта западных яппи в стиле фильма «Бойцовский клуб» против скучной, сытой, стандартной жизни, здесь эта жизнь стала «сытой» совсем недавно и во многом еще не лишилась ощущения новизны. Это стремление к Большой Цели, по месту поколения в истории, по Миссии. Поколения предков имели такую Цель и ради нее свернули горы, а русские яппи вынуждены работать только на себя и на свой успех. А когда этот успех приходит, он оказывается недостаточным, чтобы чувствовать себя удовлетворенным. Постепенно к этим немало добившимся в личном плане людям приходит понимание того, что полная самореализация возможна только в рамках Большого проекта, в котором участвовала бы вся страна. Им действительно хочется Большого Русского Проекта, но без революций, без очередных безумных идей и экспериментов, неважно коммунистических или либеральных. Очевидно, что такой проект могли бы им предложить постепенно выходящие из тени маргинальности право-консервативные силы. Идеи национально-цивилизационной самобытности, столичной функции русского государства и, наконец, ключевая идея России как Третьего Рима — близки многим представителям этой части русского общества и могут быть ей поддержаны. Но для этого должна быть проделана огромная работа по снятию предубеждений, накопившихся за эти годы у русских яппи по отношению к патриотическому движению.

http://www.pravaya.ru/look/7239


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru