Русская линия
Комсомольская правда Игорь Кузнецов,
Владимир Мукомель
30.03.2006 

Будут ли в Москве мигрантские кварталы?

Кто из «гостей столицы» полезнее для Москвы, а кто опаснее? Те, кто приехал на время — за «длинным рублем»? Или те, кто хочет остаться здесь навсегда? На кого нужно «делать ставку»? В поисках ответов на эти животрепещущие для москвичей вопросы социологи Игорь КУЗНЕЦОВ и Владимир МУКОМЕЛЬ провели исследование среди мигрантов-азербайджанцев.

— То, что Москве необходимы рабочие руки, — это факт. Но какие? По мнению властей, нам нужны временные трудовые мигранты. Я считаю, что это ошибка, — говорит Игорь Кузнецов, старший научный сотрудник Института социологии РАН. — Поддерживать экономический уровень столицы (а тем более поднимать!) можно только с помощью людей, способных и готовых воспринять наши духовные ценности, ту культурную базу, на которой веками строилась Москва. А привлекая временных мигрантов, для которых наш город — всего лишь источник дохода, мы, конечно, решаем какие-то сиюминутные задачи, но при этом порождаем серьезные проблемы в будущем. И результаты наших исследований (которые мы проводили не только в столице, но еще и в Астрахани, Самаре) это подтверждают.

Столица для них — большая «шабашка»

— Из участников московского опроса мы выделили две группы: тех, кто ориентируется на постоянное проживание, и тех, кто приехал на время. И сравнили их отношение к Москве и русской культуре, уровень образования и доходов, мироощущение и законопослушность…

— И чем же временные мигранты оказались хуже?

— Как правило, они не имеют даже среднего образования (кстати, по данным опроса 2001 года, проведенного в столице среди этнических меньшинств, 15% азербайджанцев имеют неполное среднее образование — это в два раза больше, чем в среднем среди этнических групп), среди них больше тех, кто приехал из сел и маленьких городков. Они меньше зарабатывают и с меньшим оптимизмом смотрят в будущее.

Москва для временных мигрантов — это просто большая «шабашка», где можно заработать (к примеру, на свадьбу или просто на прокорм семьи, оставшейся на родине). Им незачем «встраиваться» в наше общество. Достаточно получить регистрацию, найти работу… То есть приспособиться. При этом лучше держаться «своих», вместе легче. В результате образуются анклавы (этнические кварталы). Приезжим там проще жить, но оттуда сложно вырваться. Анклав тормозит процесс «вживления», «врастания» в новую среду. Там живут, не зная толком языка.

— Но, может быть, и бог с ними? Не «вросли» — и ладно! Скатертью дорожка?

— Одни уедут — другие приедут. Поэтому анклав вечен! И для общества он представляет немалую угрозу. Потому что это независимая структура, город в городе со своим бизнесом (обычно — теневым), криминальными группировками. Он не контролируется властями. И очень раздражает местное коренное население. Это нарыв, который рано или поздно взорвется. Как это и случилось в Париже прошлой осенью. У нас может произойти то же самое. Только наоборот. В Москве накопившуюся агрессию выплескивать будут не приезжие, а москвичи. Если миграционная политика не изменится, много крови будет…

Понаехали тут!

— Вы думаете, что москвичи настолько ненавидят «иноземцев»?

— Дело не в том, что население столицы охвачено ксенофобией. По данным социологических исследований, большинство жителей не возражают, чтобы столица была многонациональной. И если бы, к примеру, азербайджанцы перебирались в Москву постепенно — они бы «рассасывались», «растворялись» среди москвичей, не привлекая излишнего внимания. Но события развивались по другому сценарию: прирост азербайджанского населения с 1989 по 2002 год, по данным переписей, составил 480%! Когда люди переезжают такими массами, безболезненного «растворения» не получается. Образуются анклавы. И мозолят москвичам глаза. Точно так же в советские времена москвичей раздражала «лимита», которая занимала целые кварталы. В них жители столицы тоже видели угрозу для московской культуры, для своего жизненного уклада. Так что опасается москвич не азербайджанца или таджика, а мигранта вообще, приезжего.

Но вот что вызывает тревогу: потихоньку «мигрантофобия» превращается в «кавказофобию». В неприязнь к мифическому, не существующему в природе народу под названием «лицо кавказской национальности». «Лицо» это резиновое, черты его настолько размыты, что «натянуть» его можно и на азербайджанца, и на армянина, и на молдаванина, и даже на вьетнамца… Короче, на любого «чужака» неславянской внешности (мигранта-белоруса или украинца в толпе москвичей сложнее «вычислить», поэтому на них раздражение вымещают редко). Кстати, от «неприязни» москвичей анклавы только крепнут, потому что она еще больше осложняет адаптацию мигрантов, загоняет в этнические кварталы даже тех, кто хотел бы обосноваться в Москве навсегда и жить «по русским законам».

Русский город. Но не город для русских!

— И много таких мигрантов, которые «хотят жить по-русски»?

— Среди тех, кто едет сюда навсегда, — много. Для них Москва — русский город, и они готовы здесь жить по русским традициям и обычаям. Это показали результаты нашего опроса. И поначалу нас очень удивили. Но все логично. Людям, которые воспитаны в рамках традиционной народной культуры (азербайджанской, грузинской, таджикской…), легче «влиться» в московскую жизнь, если она построена по законам пусть другой, но традиционной культуры. Если же мигранты видят перед собой некий многонациональный кисель, «город многих культур», в котором каждый живет как знает, они начинают отстраивать привычную для себя среду. Вот еще одна причина возникновения анклавов.

Не хотим их плодить — значит, надо преподносить Москву как русский город, а не как «столицу мира», лишенную национального колорита.

Но русская Москва — это вовсе не «город только для русских». В том и сила нашей культуры, что она всегда прекрасно уживалась с традициями других народов и готова была перенять у них что-то новое. Она, как вода, в которой плавают кристаллики иных культур, иногда они растворяются и становятся русскими…

ЦИФРЫ

От 100 тысяч до 2 миллионов нелегальных мигрантов, по оценкам разных экспертов, прибывают в Москву за год из стран ближнего зарубежья.

СПРАВКА «КП»

Сколько в первопрестольной выходцев с Кавказа

По данным переписей 1989 — 2002 годов, численность армян в Москве за 13 лет выросла в 2,4 раза, грузин — в 2,5 раза, азербайджанцев — в 4,6 раза. Темпы прироста огромные! И это несмотря на то, что данные переписи ну о-о-очень далеки от реальности. Если ей верить, то армян в столице всего 124 тысячи человек, азербайджанцев — 93 тысячи, грузин — 54 тысячи. Однако, по мнению специалистов, количество выходцев из «братских» республик на самом деле выше в несколько раз! Точных сведений нет, потому что не ведется у нас нормального учета мигрантов, и серьезных социологических исследований не проводилось. А цифры всплывают разные. Про азербайджанцев, например, говорят, что их в Москве не меньше миллиона. Эта цифра не раз звучала из уст депутатов Мосгордумы. Но представители столичного правительства и социологи считают ее сильно завышенной.

КСТАТИ

Чем занимаются гастарбайтеры

Да кто чем! И маршрутки водят, и с детьми нянчатся, и «бомбят» на ржавых «Жигулях», и асфальт кладут… Но есть излюбленные сферы деятельности, в которых представителей той или иной национальности больше, чем кого бы то ни было…

— Если судить по разрешениям на работу, которые выдает миграционная служба, то украинцы и молдаване — это чаще всего квалифицированные строители (штукатуры, электрики, плиточники). Кроме того, многие из них работают в общепите, — говорит Залина ФИЛИМОНОВА, пресс-секретарь УФМС по г. Москве. — Грузины заняты в строительстве и на транспорте. На рынках чаще торгуют азербайджанцы. Таджики — это чернорабочие и дворники. У армян очень широкий спектр профессий: от ювелиров до дорожных рабочих. Кстати, среди армян больше всего квалифицированных специалистов с хорошим образованием.

Юлия ЖУКОВСКАЯ

http://www.kp.ru/daily/23 682/51432/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru