Русская линия
Российская газета Татьяна Владыкина29.03.2006 

Не мое и не чужое
Что и как нужно говорить и думать об исламе

Что можно и как нужно говорить в России об исламе? — на эти вопросы пытались ответить участники «круглого стола», который состоялся в Москве. Поводом для обсуждения послужили события последних недель, показавшие, что любое неосторожное слово или провокационное действие может вызвать неожиданно обостренную реакцию.

— Россия — страна христианская, мусульманская, буддистская. Мы все равны между собой, — говорит Марат Муртазин, заместитель председателя Совета муфтиев России, ректор Московского исламского университета. — Мусульмане должны иметь точно такие же права, как христиане и буддисты. У мусульман есть свои убеждения и требования к обществу, уважайте, пожалуйста, нас, — я обращаюсь к журналистам, — уточнил он.

Марат Муртазин уверен, что СМИ, в особенности телевидение, навязывают обществу негативный образ мусульманина.

— Это обязательно человек с бородой, скачущий с автоматом Калашникова по горам, — говорит он. — Почему-то люди забывают, что мусульмане тоже строили эту страну и проливали за нее кровь. Я очень мало вижу положительных публикаций об исламе.

Алексей Журавский, ведущий научный сотрудник Института восточных культур РГГУ, считает, что на вопросы «как и что» можно ответить тогда, когда будут ответы на вопросы — как говорить и с кем говорить?

— Нужно учитывать среду, — говорит Журавский, — в научном сообществе можно обсуждать все проблемы. У СМИ слишком широкая аудитория, и реакция может быть разной. Несомненно, у каждой религии есть свои святыни, над которыми нельзя смеяться и издеваться. Россия — государство полирелигиозное, и решить эту проблему можно только на государственном уровне.

— Мы живем в светском государстве, где все религии равны. Но светскость бывает разная, Советский Союз тоже был светским государством, — продолжил дискуссию Ефим Резван, главный редактор международного научного журнала Manuscripta Orientalia, заместитель директора Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН. — Об исламе нужно говорить много, открыто и по-разному. Надо пытаться найти золотую середину, чтобы журналисты, особенно провинциальных СМИ, не боялись писать (не дай Бог написать «пророк» с маленькой буквы, в тюрьму посадят) — это одна из крайностей, а мы все заинтересованы в том, чтобы их не было, — заявил Резван и представил участникам проект «Иджма» («Согласие») — телевизионные интервью с известными мусульманскими учеными, общественными деятелями, живущими как в арабо-мусульманском мире, так и в США, Европе, России, Китае и других странах.

По дороге в редакцию я поинтересовалась у прохожих, что для них ислам и как им представляется мусульманин. Ответы были разные: «не моя и не чужая религия, просто особенное миропонимание отдельной группы людей», «мечеть и мулла, или как он там называется, который кричит с башни», «мужики в чалмах, которые молятся на ковриках», «коврик, чалма, Аллах Акбар по утрам». О том, что мусульманин — это «бородатый мужик в горах с автоматом» не сказал никто.

http://www.rg.ru/2006/03/28/islam.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru