Русская линия
Нескучный сад27.03.2006 

Ты, друг и Бог

Можно ли прожить без друзей? Как проверяются друзья? И что, вообще, такое дружба? Об этом мы спрашивали разных людей — от самых общительных до самых замкнутых. Наиболее интересные ответы мы публикуем

Протоиерей Владислав СВЕШНИКОВ. Родился в Москве в 1937 году. Окончил ВГИК, киноведческое отделение. В 1976 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма Трех Святителей на Кулишках. Доктор богословия, заведующий кафедрой нравственного богословия ПСТГУ

Иеромонах ИОНА (Займовский). Родился в Москве в 1964 году. Учился в Педагогическом институте, окончил семинарию и Московскую Духовную академию. Насельник Данилова монастыря, исполняет послушание библиотекаря. В настоящее время руководитель программы духовной, психологической и социальной реабилитации Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Московском Даниловом монастыре

Виктор Владимирович РЖЕВСКИЙ . Родился в Москве в 1957 году. В 1978 году окончил актерское отделение школы-студии МХАТ, после окончания играл во МХАТе, Театре Советской Армии и «Современнике», снимался в кино. Потом ушел из актерской профессии, более 20 лет проработал в строительстве. Сейчас староста храма Трех Святителей на Кулишках

Олеся Александровна НИКОЛАЕВА. Поэт, прозаик, эссеист. Автор книг «Православие и свобода», «Современная культура и православие», романов «Инвалид детства», «Мене, текел, фарес» и др. Член Союза писателей. Доцент Литературного института им. Горького

Наталья ЗАГРЕБИНА. Родилась в Москве в 1966 году. В 1991 году окончила филфак МГУ. Работала в журнале «Литературная учеба», в издательстве Валаамского монастыря. Замужем. В настоящее время растит четырех детей

Виктор РЖЕВСКИЙ:

-У меня был друг, которого я недавно похоронил. На его похороны пришло огромное количество народа, причем люди совершенно разных рангов, от дворников до замминистра. Он был очень скромным, незаметным человеком, но в жизни и в сердце каждого из пришедших занимал огромное место, поэтому они пришли его провожать. Это говорит о том, что он умел дружить.

Если ты человека впустил в свое сердце и он это ощущает — то даже если ты будешь говорить ему нелицеприятные вещи, он услышит тебя и поймет, что ты не просто его осуждаешь, а искренне переживаешь за него. Мне кажется, что дружба — это земное проявление любви, которая будет между людьми в Царстве Небесном.

Часто люди дружат, потому что связаны конкретным делом, например бизнесом, такие отношения только похожи на дружбу. Их цель конечна, и когда она достигнута — дружба может закончиться. Но бывает дружба иная. Друг для христианина, как мне кажется, это ближний, с которым он хочет из этой временной жизни перейти в вечность и вместе быть на трапезе со Христом.

Мы ищем чего-то для себя, а нужно научиться себя друзьям отдавать и не желать за это благодарности. Надо уметь прощать и проявлять терпение, потому что, если ты имеешь большие претензии к человеку, непосильные для него, он станет тебя чураться и сторониться. Отсутствие дружбы, состояние ссоры — это, мне кажется, ад при жизни.

Я думаю, дружба со временем должна переходить в другое качество. Не- обязательно, чтобы с другом тебя связывали годы совместной жизни. Друг может появиться в любой день. Бывает, встречаешь человека, которого раньше совсем не знал, и, пообщавшись с ним совсем немного, понимаешь, что это очень близкий тебе человек.

Дружба, наверное, и есть в какой-то степени объединение во Христе, потому что впустить другого человека в сердце мы можем только через Бога, никак иначе. В дружбе всегда присутствует третий — ты, друг и Бог.

Олеся НИКОЛАЕВА:

— Прожить без друзей? Я думаю, это очень страшно. Эта ситуация близка к опыту ада, потому что в аду, наверное, человек испытывает ужас абсолютного отчуждения, внутренней изоляции, полного отсутствия любви. Бывает, конечно, что Господь ставит человека в особые трудные обстоятельства. Но ведь известно, что и в тюрьме, и в лагере человек склонен сострадать и помогать ближнему, любить его. Проблема отсутствия друзей не внешняя («Не с кем дружить!», «Некого любить!», «Никто здесь меня не достоин!»), а внутренняя. Дружба — образ должного отношения человека к ближнему. Эта любовь невозможна без самоограничения, без жертвы и подвига.

Христос, называя своих учеников друзьями («Вы — друзья Мои» (Ин. 15, 14)), закрепляет непререкаемую ценность человеческой дружбы. В Евангелии упоминается, что, когда умер Лазарь, друг Христа, которого потом Господь воскрешает, «Христос прослезился» (см. Ин. 11, 35). Замечательные картины дружбы нам даны в Ветхом Завете, прежде всего — это дружба Ионафана, сына Саула, с Давидом: «…душа Ионафана прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу» (1 Цар. 18, 1). Но бывают, конечно, и такие друзья, вроде трех друзей Иова Многострадального…

В дружбе есть какой-то иррациональный момент: не всегда дружат люди, у которых есть общие интересы и даже общие жизненные ценности. Это ведь удивительная вещь — как друзья избирают друг друга? За что, почему они вдруг начинают друг друга любить? Зачем моему «Я» так необходимо это другое «ТЫ»? Почему порой именно через это «ТЫ» человеку открывается радость и Царствие Божие?

У меня есть друзья, с которыми я могу не видеться годами, но, оказывается, не это важно. Например, у меня есть друзья, которые живут в Грузии, мы с ними не виделись лет десять, а когда встретились — та же любовь, то же чувство внутреннего родства, та же радость…

Мы с мужем, отцом Владимиром Вигилянским, однажды были свидетелями замечательной встречи митрополита Антония Сурожского и владыки Иоанна Снычева. Владыка Антоний приезжал в Россию в 1990 году на Архиерейский собор, и мы пришли к нему в гости — он останавливался в гостинице «Украина». И вот когда мы были у него, одновременно к нему пришел владыка Иоанн — они были давними друзьями. Было очень трогательно видеть, как два этих маститых архиерея — а ведь они были очень авторитетные, значимые люди в Православной Церкви — общаются: они называли друг друга — «владыченька», шутили, даже подтрунивали друг над другом, но так, как это делают близкие друзья, с любовью, с огромным доверием друг к другу…

Конечно, если ты не священник, защищенный сугубою благодатью таинства, то тебе выслушивать откровенности другого человека, фактически его исповедь, бывает очень тяжело. Но если твой ближний, раскрывающий перед тобой сердце, действительно чувствует при этом облегчение, успокоение, и ты, выслушивая его, помогаешь ему распутать кое-какие психологические узлы и, быть может, приготовиться к настоящей, церковной исповеди, то нужно потерпеть, пройти с ним это поприще. Апостол Павел об этом сказал: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 2). И если твой друг оказался в тяжелый ситуации: или в больнице его нужно навещать, или деньгами помочь, или какие-то сложности взять на себя, — значит, свои собственные дела нужно отодвинуть, пожертвовать чем-то своим. Иногда не хочется, но вот в этом-то и состоит испытание.

Уменьшается ли количество друзей с годами? Уменьшается, потому что друзья умирают… И с ними умирает какая-то часть жизни. Но за них молишься, и таким образом продолжаешь с ними общаться. Уменьшается еще и потому, что сокращается время на продолжительность жизненных историй, которые стоят за каждой дружбой — ведь за каждой дружбой стоит удивительный сюжет о том, как Господь сводит людей. И, наверное, в любого человека, который появляется в нашей жизни, мы должны всматриваться — мне кажется, каждый человек нам послан, чтобы мы его полюбили, чтобы мы чему-то от него научились. Там, где есть дружба — неподалеку Господь.

О. ИОНА (Займовский):

— На поверхностном уровне можно сказать, что, если у человека нет друзей, значит, он эгоистичен и сам в этом виноват. Но в более глубоком плане нужно помнить, что над человеком всегда действует промысел Божий, часто одиночество бывает необходимо человеку, чтобы он чему-то научился.

Дружба складывается, когда люди чувствуют друг друга, уважают психологические границы другого, не лезут на чужую территорию. Самых лучших друзей можно найти себе в церковных общинах. Вне Христа людей могут объединять какие-то общие интересы, но лучшая дружба — это дружба во Христе.

Нередко друзья, бывшие у человека еще до его ухода в монашество, приходят к нему уже как к послушнику или монаху, обретая его в новой роли, и обращаются часто к нему как к наставнику. Если говорить обо мне, то я приглашал в монастырь моих школьных друзей, но ни один из них так и не приехал, не стал церковным человеком. Тем не менее один из них попросил меня окрестить его приемную дочь, и она постепенно стала церковным человеком — я надеюсь, не без нашей дружбы.

Я слышал от одного опытного монаха, что вначале, когда человек приходит в монастырь, у него много друзей. Потом их становится меньше — кто-то ушел из монастыря, кого-то перевели, а ближе к пожилому возрасту человек остается в какой-то мере один. Но мне кажется, что и вне монастыря то же — количество друзей с годами уменьшается.

О. Владислав СВЕШНИКОВ:

— Интроверту труднее найти предмет своей любви и дружбы, потому что он в большей степени замкнут на себе, но когда он находит и получает отзыв — он умеет благодарно любить гораздо больше, чем экстраверты.

Для дружбы совсем не обязательна психологическая близость. Даже мировоззрения иной раз могут быть довольно далекими, хотя если в дружбе двух людей так и не находится пути сближения мировоззрений, то скорее всего дружба прекращается.

Подлинные супруги имеют в начале и в основе своих жизненных отношений именно дружбу. Подлинная любовь имеет отношение только к личности — одна личность может любить другую, и это понимание, известное во всех религиях, особенно возросло в божественном откровении Ветхого Завета, но окончательный смысл приобрело в новозаветном рассуждении, потому что явилось понимание того, что любой другой человек есть образ Божий. Человек видит в своем друге более ярко и остро, чем в других людях, образ Божий, и потому влечется к нему с особенной силой. И в этом смысле можно сказать, что супруги, если они не являются друзьями — они плохие супруги, это почти не муж и жена, а люди, играющие роль мужа и жены. Настоящая любовь — готовность видеть в другом избранника собственного и избранника Божьего для себя.

Подлинная любовь, входя в сердце, расширяет его так, что оно становится способным вместить все больше и больше других личностей, но предпочтение чаще всего оказывается одному-двум, с которыми находится некоторое особенное родство душ. Ведь и Христос выделяет Иоанна Богослова, хотя и все остальные ученики являются для Него друзьями.

В Священном Писании сказано: «Принимайте друг друга, так же как Христос прият вас во славу Божию». Приятие другого в свое сердце — это и есть дружба.

В выборе друга всегда есть тайна. Интуитивно ощущается некоторая близость, для которой трудно найти слова, чтобы ее выразить.

Настоящая дружба всегда чудо, потому что уметь любить бытие другой личности, как свое собственное, — это после грехопадения чудо.

Наталья ЗАГРЕБИНА:

— Желание иметь друзей связано с преодолением человеческой замкнутости на себе, с преодолением эгоизма. Славянское слово «друг» означает «другой», «ближний». Желание стремиться к кому-то другому совершенно необходимо человеку. Человек может реализоваться только в связи друг с другом. Заповеди ведь самые главные две: любить Бога и любить другого. Любовь к другому человеку и есть стремление к дружбе. Всякий человек теоретически и практически может и должен быть другом.

Друзья часто появляются у человека в молодости, например в институте. Почему так необходимо где-то учиться после школы — кроме всего прочего для того, чтобы обзавестись хорошими друзьями. Часто именно в молодости человек находит настоящих друзей на всю жизнь. Даже говорится в пословице: каких друзей наберешь, так и жизнь проведешь. И действительно, так часто бывает — с кем ты в юности так или иначе связал свою жизнь, случайно или сознательно, с теми ты потом и живешь. Дружба в юности требует досуга, она часто связана с ничегонеделанием, формы этого ничегонеделания, правда, бывают разными, но часто они близки к настоящему творчеству. Мы, например, в студенческие годы время проводили весело, и при этом, как мне кажется, содержательно. У нас были эпохи шарад, которые мы разыгрывали с упоением, или какие-то совместные поездки. Оказывалось, что без этого как бы ничегонеделания нет и более глубоких человеческих взаимоотношений. Легкая, поверхностная дружба может ни к чему не привести, а может быть началом очень глубокой человеческой привязанности.

Сейчас основная сложность — найти время на общение, на выражение своей дружбы.

Меня потрясло, что когда родился наш первенец и я вернулась из роддома — у нас стояла стиральная машина, которая была не просто куплена и привезена, а еще и подключена! И это был подарок друзей, которые за то короткое время, пока я была в роддоме, собрали деньги, купили, привезли и подключили машину. Или когда я лежала с младшей дочерью в больнице, а муж остался со старшими, тоже еще маленькими детьми, то каждый день в больницу к нам приезжал кто-то из друзей, привозили памперсы, продукты, какие-то невероятные творожки, которых мы дома никогда и не пробовали. Приезжали при своей занятости, при своих маленьких детях — это было очень трогательно и очень запомнилось. Да и все остальные сложные и важные моменты жизни — свадьба, рождение детей, болезни, похороны родственников — без друзей были бы совершенно другими.

Я за верность друзьям. С этим человеком ты когда-то вместе провел часть жизни, а значит, какой он сейчас есть, такой и есть. Личные достоинства при дружбе не играют роли, ведь многие люди со сложными характерами прекрасно дружат.

Мне кажется, с годами личных друзей не становится меньше. Конечно, появляются новые друзья — например, друзья мужа или люди, связанные с какой-то, но деятельностью. Есть друзья, с которыми видишься часто, и это потребность — видеть этих людей часто, а есть те, с кем видишься раз в год, и это тоже друзья. Есть один-два человека, с которыми нужно все самое трудное, самое радостное, самое грустное пережить вместе.

Бывает, что дети не уложены, хотя уже пора, в раковине полно грязной посуды, а ты разговариваешь с подругой по телефону, муж возмущается, но ведь это тоже часть дружбы. Бывает, человеку необходимо именно сейчас твое внимание, и приходится чем-то жертвовать. Нужно трудиться над тем, чтобы не терялась человеческая связь. Дружба — это немалый душевный труд.

Мне очень понравилось определение дружбы, данное моими детьми. Я их спросила: а у вас много друзей? Моя младшая дочь — ей пять лет — говорит: «Да, очень!» И начинает перечислять: «Мама, папа, бабушка, дедушка, крестные, тетя Лена, Катя… Они же все мне делают подарки!» С одной стороны, это смешно, но я вдруг поняла, что, действительно, друг — это тот, кто что-то дарит. Необязательно стиральную машину или коробку конфет. Дружба — это дар себя.

Подготовила Марина НЕФЕДОВА

http://www.nsad.ru/index.php?issue=20§ion=10 004&article=406


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru