Русская линия
Правая.Ru Илья Бражников22.03.2006 

Православный Пролеткульт

Великий пост, как известно, наилучшее время для христианина, чтобы вести борьбу — «не с плотию и кровию, а с духами злобы поднебесной». Начал свой духовный подвиг и «православный профессор» Михаил Михайлович Дунаев, выпустив брошюру «Преступление перед будущим» (изд-во «Святая гора», Сергиев Посад, 2006). И название издательства, и место издания словно бы «горой» стоят за воина Христова, начавшего духовную брань. Однако, «дьявольщиной» профессор объявил вполне земное явление рок-культуры, а «духами злобы» выступили у него всеми уважаемые православные миссионеры — диакон Андрей Кураев и игумен Сергий (Рыбко).

Композиция профессорской брошюры незамысловата: сначала несколько страниц старческого брюзжанья по поводу молодежи, потом — полемика с книгами о. Андрея «Рок и миссионерство» и о. Сергия «Современная культура: сатанизм или богоискательство?» Кульминационные точки брошюры — обвинение в преступлении вышеназванных церковных деятелей: «К великой нашей печали, среди тех, кто споспешествует такому обману, сегодня можно разглядеть и людей в рясе. Не станем рассуждать о подлинных причинах, приведших их к неправде (хотя соображения о том имеются), но скажем без обиняков, что каковы бы ни были благие намерения этих людей, объективно они соучаствуют в преступлении (курсив автора — И.Б.) против народа, против его культуры» (с. 13). Эта же фраза почти дословно повторяется в конце, на с. 49. Брошюра, собственно, ничего не доказывает и не аргументирует — просто иллюстрирует априорное обвинение примерами. Наиболее «тяжеловесный» аргумент — ссылка на два частных высказывания недавно почившего старца Иоанна (Крестьянкина) (с. 36−37). Все остальное — довольно бессистемное изложение собственных мнений по поводу рок-музыки, практически без ссылок на Евангелие и труды святых Отцев. Несколько таковых все же есть, но они настолько же подтверждают правоту М. Дунаева, сколько и опровергают его.

Первый же абзац книги поражает своей неряшливостью, смысловой темнотой, фактическими ошибками и просто безграмотностью. Цитирую: «Рок-культура (а музыка в ней задает основу ценностных ориентаций) осмысляется как синоним понятия молодежная культура. Того поколения, которое „выбирает пепси“, стремится „взять от жизни все“, „жить в кайф“, то есть заглатывает те легкие к усвоению наживки, какие в обилии подбрасываются ныне разного рода лукавыми соблазнителями» (с. 3).

Ничего не понять. Внутри рок-культуры, которая почему-то значит то же, что вся молодежная культура, есть какая-то музыка, которая задает некие «ценностные ориентации». Почему заведомо более узкое понятие (рок-культура) является синонимом гораздо более широкого (молодежная культура)? Каким образом музыка задает основу «ценностным ориентациям» и что это вообще такое? Но следующая фраза и вовсе не русская, не имеющая подлежащего, начинающаяся с местоимения в косвенном падеже, окончательно запутывает: какое отношение имеет некое поколение к тому, о чем говорилось в предыдущей фразе? О каком именно поколении идет речь? Если о «выбравшем пепси», то (автор просто не в курсе) — это совсем не то, что рок-поколение нынешних 30−40-летних. И если автор хотел сказать, что рок-музыка задала «ценностные ориентации» на пепси и «бери от жизни всё», то он очевидно некомпетентен: эти «ориентации» задала реклама, рок этим «ценностям» всегда противостоял. Безличные формы глаголов, которые употребляет автор в этих двух фразах, усиливают эффект темноты: кем «осмысляется» рок-культура как молодежная и кем «подбрасываются» наживки? Какими «лукавыми соблазнителями»? По смыслу книги, это не кто иные, как дьякон Андрей Кураев и игумен Сергий (Рыбко), других конкретных соблазнителей в книге не указано.

Итак, с первых же фраз книги мы сталкиваемся со стилистикой невежественного, скучного, оскорбительного пасквиля.

Сначала оскорбляется, в основном молодежь: молодежь опыта не имеет (с. 4), недоростки, следствие молодой глупости (с. 5), не смелая она (молодежь), а просто глупая, и опять: у молодых пока нет нужного опыта, они хорохорятся в состоянии, о коем говорят в народе: «жареный петух ещё не клюнул» (отметим ханжеский пропуск известного слова в поговорке — И.Б.), и снова: опыта недостает, методы примитивные, а то и вовсе дикие: тупая агрессивность (с. 6), лишены подлинного нравственного начала (с. 7), бездарные, страдающие от бессознательного ощущения своей неполноценности, тщеславие и самоуверенность молодых людей подогреваются их невежеством (с. 8) и т. д. Согласитесь для 4-х страниц брошюры это очевидный перебор! Автор словно задался целью максимально оскорбить, смешать с грязью русскую молодежь, отказать ей в праве на собственные ценности и вообще бытие!

Легко представить себе молодого человека, читающего эти страницы, какое бы желание у него возникло? Первая естественная реакция — пойти и уничтожить либо этого взрослого хама, либо организацию, которой он служит. Да, именно: пойти и взорвать ближайшую церковь, доказав, что он, молодой, вопреки этому уничижению, что-то из себя представляет. И никакой рок-музыки не надо! Брошюра профессора Дунаева в этой своей части носит, несомненно, экстремистский характер и подталкивает к совершению преступлений. Или М.М. Дунаев думает, что молодые люди, прочтя то, что он пишет, сразу признают правоту профессора, согласятся с ним, сознают свои грехи и выкинут в окно электрогитары и музыкальные центры? В лучшем случае, они посмеются над старческой глупостью.

Но может быть, его аудитория — старшее поколение? И все это — разговоры на завалинке о том, какая-де плохая нынче молодежь? Но тогда, профессор, покажите альтернативный пример. Расскажите, какими героями были вы в молодости.

Как это было, например, в русской классической литературе, на материале которой Дунаев сделал себе карьеру? Вот Фамусов отчитывает молодое поколение в лице Чацкого, приводя в пример екатерининских вельмож, героев «времен Очакова и покоренья Крыма». Лермонтовский солдат в «Бородино» ставит в пример молодежи 30-х гг. богатырей 1812 года. А Дунаев? Ему, похоже, ни о каких героических подвигах рассказать нечего. Разве что описать несколько сцен изнасилования, как он сделал это в своем ещё недавно продававшемся, но быстро исчезнувшем из церковных лавок романе. Однако, нынешнюю молодежь этим не поразишь и не завоюешь.

Невольно закрадывается подозрение, что М.М. Дунаеву в его советской юности всего этого, о чем он с таким придыханием пишет — оргий, наркотиков, рок-музыки — не хватило и теперь страсть как хочется. Но теперь уже, как говорит молодежь, «поздняк метаться». Иначе трудно объяснить, зачем так часто встречаются в его брошюре эти слова, почему, кроме секса (слово, которое профессор пишет курсивом), наркотиков и сатанизма он не видит (и не хочет видеть) больше ничего в молодежной культуре и роке?

Профессор может скептически возразить, но по жанру брошюра Дунаева больше всего напоминает статью из советской газеты или комсомольского журнала — не столь давней, кстати, эпохи. Я прекрасно помню все эти публикации, запоздалые попытки коммунистической элиты взять под контроль молодежную субкультуру. Очень хорошо помню одного комсомольского агитатора, который в 1983 году пришел к нам в школу доказывать, что все западные рок-группы состоят в заговоре против Советского Союза. «Спросите меня о любой группе, я отвечу», — предлагал он. И мы спрашивали, но с любого вопроса агитатор сворачивал на тему заговора, наркотиков и мирового капитала. И мы очень быстро потеряли к нему интерес, поскольку Сева Новгородцев по «Би-Би-Си» рассказывал о роке гораздо более увлекательно.

Теперь я готов признать, что доля правоты у агитатора была. Мы все любили западный рок больше, чем Родину, это факт. Но решение вопроса было не в конспирологии, не в запрете рока, не в его дискредитации. Более проницательные люди из КГБ понимали, что бороться с западным роком можно только путем создания отечественного — так и возник знаменитый ленинградский рок-клуб. Другое дело, что компетентно курировать русский рок кадровые разведчики не могли. Однако, с тех пор много воды утекло, и теперь не только стражи порядка на фестивале «Нашествие» пели наизусть все песни Константина Кинчева — «Родина», «Антихрист-магазвезда», «Небо славян» и другие, но, по свидетельству, о. Сергия, многие священники в прошлом — басисты и гитаристы рок-групп.

Дунаев своей брошюрой возвращает нас к унылым временам агитаторов 80-х. Критика рока у него чисто советская: он не признает национальной специфики и считает рок являением интернациональным, глобальным. («Рок-музыка шествует в авангарде обезличивающего человечество глобализма», с. 25). Он не знает конкретики, пишет о роке «вообще», пытаясь поймать о. Андрея и о. Сергия на противоречиях. «Я Кинчева не слушал, но осуждаю», «Гребенщиков буддист, о. Андрей его не любит, а о. Сергий любит — где же истина?» — таков примерно уровень аргументации. Все это типичные приемы советского полемиста, агитатора, и Дунаеву не откреститься от этого.

Самое удивительное в его книге — это отсутствие времени. Он говорит о «Битлз» как о современном явлении. Африканская ритуальная музыка, джаз, «Роллинги», Кинчев, Шевчук — все предстают явлениями одной исторической парадигмы и одной онтологической сути. Все это — «бесовщина». На противоположном полюсе — русская плясовая, Бах, Моцарт, Бетховен. Все со знаком плюс. И невдомек проф. Дунаеву, что русская плясовая ничуть не менее ритуальна и эротична, чем негритянская, а масонство Моцарта, атеизм Бетховена и неоязычество Вагнера — ничуть не менее чужды русской православной культуре, чем Мэрилин Мэнсон. Можно было бы согласиться с Дунаевым (хотя он об этом не пишет) в том, что необходима жесткая концертная цензура западных исполнителей — того же Мэнсона или зачастивших в Россию многочисленных финских сатанистов совсем не обязательно пускать и давать им лучшие концертные площадки. Но наличие сатанистов внутри рок-музыки доказывает, как минимум, что не вся она проникнута сатанизмом.

Так, например, совсем ещё недавно в центре Москвы, вполне официально, существовал сатанистский театр, постановки которого включали элементы черной мессы. И что же: на этом основании мы должны сделать вывод о том, что все театральное искусство — сатанизм и обращение священнослужителей к этому искусству, даже в миссионерских целях, — преступление? Между прочим, Отцы склонялись к такой точке зрения: тезисы против зрелищ мы найдем у Тертуллиана, Киприана, Иоанна Златоуста. Они (справедливо) видели в драме и скачках пережитки язычества. Феодосий Великий на том же основании отменил Олимпийские игры — может быть, профессору Дунаеву написать следующую брошюру о преступлении священников, отслуживших молебен перед отправкой нашей Олимпийской сборной на игры в Турин? Или назвать преступниками руководителей замечательного православного театра «Глас»? Или, может быть, Дунаеву стоит обличить выдающегося современного театрального режиссера Сергея Женовача, недавно поставившего глубоко христианский спектакль «Мальчики» по «Братьям Карамазовым»? Ведь профессор действовал бы в точном соответствии своей логике: театр — идолопоклонство, те, кто пытаются воцерковить театр, совершают «преступление перед будущим».

Дунаев, будучи номинально христианином, не понимает одной очень простой вещи. Христианство есть сила, преображающая мир. У нас уже не тот театр, что был в античности, не та музыка, не тот цирк, не тот спорт. И троекратное крестное знамение олимпийского чемпиона Евгения Плющенко, совершенное до и после выступления, сегодня самая лучшая проповедь христианства. Судите сами: человек, равных которому нет в мужском фигурном катании, на глазах миллионной, рукоплещущей ему аудитории, отдает свою победу истинному Богу — Пресвятой Троице. Показывает всем, Кто истинный автор Победы. А ведь Плющенко сегодня человек, которому подражают сотни, если не тысячи мальчишек. Пусть Дунаев напишет о преступлении Плющенко — и тогда всем окончательно станет ясно, кто в действительности совершает преступление перед будущим, на кого ляжет действительная ответственность за невоцерковленность молодежи!

Но ведь совершенно то же самое — на своем месте — делают православные рок-музыканты Константин Кинчев, Роман Неумоев, отец Андрей Кураев и игумен Сергий. Настоящее преступление перед будущим совершает именно профессор МДА Дунаев, фактически обвиняющий их в сатанизме, в соблазнении «малых сих», смущающий неокрепшие души своей ханжеской, пуританской, вовсе не православной моралью. Кстати, все аргументы против рока изложил католический священник Режимбаль — Дунаев не отрицает этого. Между тем, католический священник, разумеется, ничего не знал о русском роке. Дунаеву это все равно, он будет с католиком, он оправдает еретиков и сектантов — лишь бы опорочить своих. Он будет (в который уже раз, Господи!) повторять этот параноидальный бред про участников группы «Битлз», которые «основали так называемый „сатанинский рок“, применяя воздействующие на подсознание идеи, связанные с „культом сатаны“»; про «прокручиваемую назад» пленку, что рождает, якобы, фразы сатанистского содержания (с. 10). Честное слово: необразованной старушке и даже монаху, давно удалившемуся от мира, ещё можно было бы простить такое невежество. Но эти ходячие фразы из «православных» брошюр переписывает ничтоже сумняшеся доктор наук, профессор Московской Духовной Академии! Стыд и позор.

Проснитесь же, наконец, Дунаев! Прокрутите пленку в своей голове — только вперед, а не назад! Если бы вы слушали группу «Битлз», когда это было актуально, и записи ее распространялись на катушках, вы бы убедились, что все эти фразы — развесистая клюква для наивных слушателей 60-х. Теперь же уже и катушек нет, и половина «Битлз» на том свете, поэтому призывы «прокрутить назад пленку» воспринимаются как, извините, психическая неадекватность. Или попробуйте, прокрутите время назад, вернитесь в 60-е и разберитесь со своими проблемами, которые явно идут оттуда. Те, кто тогда слушал «Битлз», всё уже давно «прокрутили», и теперь они вполне нормальные православные люди.

Но — и это серьезная проблема — в сознании профессора Дунаева времени нет. «Битлз», Кинчев с его фразой из начала 90-х годов, Иван Ильин с его оценкой джаза, — все это существует для него в актуальности сегодня, через запятую. С самоуверенным невежеством рассуждает Дунаев о невозможности национальной формы рока, об антипатриотизме рокеров — ясно, что ни «Русский альбом» Гребенщикова, ни недавний мощный патриотический гимн Кинчева «Родина» им никогда не будут услышаны. «Нам это чуждо в принципе» — мои ровесники ещё помнят, откуда, от какой идеологии идет такая позиция. Несостоявшийся коммунистический пропагандист, Дунаев, став православным профессором (как раньше была «красная профессура»), возглавил дело «православного Пролеткульта».

Иван Андреевич Есаулов, тоже доктор филологии и православный человек, указал, что нигилизм Дунаева (а это именно нигилизм, ничто иное) распространяется не только на рок, но и на большую русскую культуру — на классику. Неправославными, «чуждыми» объявлены им Лермонтов, Тургенев, Булгаков, Солженицын… Пролеткультовцы в свое время отвергали любую культуру, имеющую «непролетарское происхождение». Дунаев, несомненно, близок по своим установкам к критикам приснопамятного журнала «На посту». Рок отвергается им, прежде всего, из-за африканского (неправославного) происхождения. Какой-такой может быть русский рок, когда он генетически исходит «из глубин чёрной Африки»?! (с. 25) В пору задаться вопросом: а так ли уж православно происхождение самого Дунаева? На стр. 12 он сочувственно цитирует «Г. Лурье». Думаю, Дунаеву прекрасно известно, кто это. Представитель раскольнической группировки, в сущности сектант, Вадим («иеромонах Григорий») Лурье может быть неизвестен разве что «малым сим», о которых так «заботится» Дунаев.

Итак, представителей Русского Православия, облеченных саном игумена и диакона мы смешиваем с грязью, а сектанта и раскольника пропагандируем, при этом нигде не указывая, что «Г. Лурье» — самый настоящий враг Церкви и еретик, и никакого рока, чтобы его скомпрометировать, не надо. С кем же автор в данном случае — с Церковью или с сектой? Ответ очевиден.

Поэтому слова профессора о том, что о. Сергий приводит свою паству к какому-то другому «богу» (с. 38) можно развернуть против самого М.М. Дунаева: он сам к какому «богу» хочет привести молодых? Совершенно очевидно, что брошюра «Преступление перед будущим» никого к истинному Богу в истинную Церковь не приведет. Она нигилистическая по форме и сектантская по духу. Складывается впечатление, что автором движет ненависть к молодежи и зависть к православным миссионерам. В итоговом постановлении Архиерейского собора 2004 г. прямо сказано о молодежной политике Церкви: «Собор указывает, что работа с молодежью должна быть приоритетом в деятельности всех церковных структур и каждого члена Церкви в отдельности… Следует активно развивать самые разные формы молодежного досуга, включая концерты, выставки, летние лагеря, строительные отряды и так далее. При этом во внебогослужебной сфере могут использоваться культурные стили и формы, привычные для современной молодежи, если они наполняются христианским содержанием».

Руководствуясь этим постановлением, действуют на благо Церкви о. Андрей Кураев и игумен Сергий (Рыбко). К сожалению, по-видимому, какой-то «другой бог» и «другая церковь» у преподавателя Московской Духовной Академии, как это ни прискорбно. И готовящаяся встреча православных иерархов с православными рок-музыкантами, в подготовке которой участвует и Правая.Ру, надо надеяться, все окончательно расставит по своим местам.

http://www.pravaya.ru/column/7057


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru