Русская линия
Panorama Энцо Беттица21.03.2006 

Путин возвращается к «холодной войне»
Возрождение российской сверхдержавы?

От Ирана до ХАМАС и Средней Азии, Москва бросает вызов Соединенным Штатам. Возрождение российской сверхдержавы? ООН покажет.

До сих пор можно было констатировать повышенное внимание СМИ к исламской священной войне, к иракской гангрене, к упадку Европы, к поразительному экономическому и политическому подъему Китая и Индии среди мировых держав. Между тем аналогичного внимания не уделялось последним и во многих отношениях беспрецедентным международным ходам Владимира Путина. Хронисты, в общем и целом, молчали по поводу партизанской войны, развязанной гигантом-'Газпромом' в ущерб Украине и Польше. Но несколько недель назад шаги и телодвижения Путина вышли далеко за пределы нефтяного конфликта, который затмили другие дипломатические инициативы, в спешке запущенные Кремлем с четкой целью: вернуть сегодняшней России, низведенной до ранга державы средней руки, престиж и вес глобальной державы, какими некогда располагал Советский Союз времен холодной войны.

Совершенно очевидно, что Путин, чтобы довести до конца свой амбициозный проект, должен будет заново (с подобающей осторожностью) пройти путь, проделанный Кремлем при коммунистах. Иначе говоря, он должен будет задействовать внешнюю политику Москвы в более широком и непосредственном конфликте с внешней политикой Соединенных Штатов. Только достигнув дипломатического равенства в противостоянии между Москвой и Вашингтоном, равенства если не по сути, то, по крайней мере, в отношении имиджа, Россия сможет снова оказаться в утраченной роли сверхдержавы.

Рассмотрим маневры, которые Путин уже предпринял или предпринимает в настоящий момент, с тем чтобы уравнять на мировой арене силовые позиции России и Америки. Три ключевых пункта его плана восхождения — это Ближний Восток (в общем и целом), Иран (в частности), и Центральная и Восточная Европа (в избранных точках).

В отношении Ирана большая игра идет с небывалой силой из-за ядерного конфликта — Тегеран не сдает позиций, и здесь задействовано все международное сообщество. Карательная передача иранского ядерного досье в Совет Безопасности кончится тем, что американские и российские позиции по этому вопросу окажутся четко разделены. С точки зрения Вашингтона, компромиссы более невозможны. Если внутрииранская оппозиция, поддерживаемая и подпитываемая ЦРУ, не сможет вовремя свергнуть режим неконтролируемого Махмуда Ахмадинежада, останутся, как считает администрация США, только две возможности: либо санкции, либо бомбардировка ядерных электростанций.

Трем американским ставкам (смена режима изнутри, санкции ООН, военное вмешательство) Кремль пытается противопоставить две своих карты более крупной масти: вето против санкций в Совете Безопасности в сочетании с возобновлением предложения о размещении в России производства, связанного с обогащением иранского урана, с тем чтобы контролировать его использование в мирных, а не в военных целях. Применение права вето, совместно с предложением по урану, входят в рамки стратегии, нацеленной главным образом на то, чтобы прикрыть Иран, защитив его от надвигающихся экономических или военных угроз Америки. Именно здесь до сих пор намечался самый жесткий конфликт между реальной западной сверхдержавой и виртуальной российской сверхдержавой.

Однако мы видим, что из рукава Путина одна за другой появляются и другие карты, имеющие не меньшую важность в партии по отвоеванию равновесия. Одна из самых неожиданных — это сделанное российским правительством приглашение победившего руководства ХАМАС и обеспокоенных израильских политиков к дипломатическим переговорам. Ввиду тупика, в который зашла американская политика в этом регионе — тупика, спровоцированного комой Ариэля Шарона и избирательным триумфом ХАМАС, — Кремль пытается предстать в качестве авторитетного посредника в этой, наиболее взрывоопасной, ближневосточной ситуации. Иначе говоря, Путин пытается занять место Джорджа Буша в трудоемком разрешении проблемы, которую никому еще не удавалось сдвинуть с мертвой точки.

Кремль, от иранского урана до палестинской переделки, посылает Белому Дому два сообщения. Первое состоит в том, что заканчиваются те времена, когда Москва считалась второстепенным партнером Соединенных Штатов во внешней политике. Второе носит более угрожающий и шантажистский характер. Оно предупреждает Вашингтон, что Москва готовится к такому поединку, где зуб идет за зуб, с тем чтобы отплатить за проникновение американцев на российские окраины (в Среднюю Азию, Грузию, Прибалтику), проникнув и затеяв интриги в регионах, имеющих стратегическое значение для Соединенных Штатов (Иран, Палестина, Израиль).

Но игра на этом не заканчивается. Госсекретарю Кондолизе Райс, которая обвинила Путина в том, что он осуществляет над Россией власть не слишком демократического характера и практикует среди бывших стран-сателлитов в Европе политику шантажа и оскорблений, Путин ответил двумя неожиданными примирительными поездками — в Венгрию и в Чешскую Республику.

В Будапеште он возложил венок цветов к монументу революционерам, уничтоженным в 1956 году советскими войсками. В Праге он покаялся за вторжение со словами 'Россия — не Советский Союз. Но в любом случае я должен откровенно признать, что мы, русские, чувствуем своего рода моральную ответственность за то, что произошло в 1968 году'. Никто не ожидал увидеть подобные жесты и услышать подобные слова. Возобновление 'морального' диалога между русскими и бывшими 'народными демократиями', однако, не исключает параллельной стрельбы по мишеням в некоторых, наиболее антипатичных сопредельных странах — таких, как Украина, Эстония и Литва, где историческая обида на Россию горька, а симпатия к Америке — глубока, как никогда прежде.

Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru

http://www.inosmi.ru/stories/01/05/29/2996/226 212.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru