Русская линия
Невское время Александр Селицкий17.03.2006 

Бог накажет? Закон помилует
В царской России церковные воры получали до двенадцати лет каторги, а в России светской не получат и пяти

СВЯТЫНЮ УКРАЛИ ПО ОШИБКЕ

В ночь на 6 февраля неизвестные проникли в храм Крестовоздвижения на территории Свято-Успенского девичьего монастыря в Старой Ладоге. Бояться им было нечего, ведь по ночам в монастыре, который занимает территорию в 200 гектаров, остаются лишь четыре женщины — настоятельница мать Ангелина, две монахини и трудница. Которые к тому же за день так наработаются, что их потом ночью и из пушки не разбудишь. Вот и на этот раз сестры даже не услышали, как залаяла сторожевая собака.

Впрочем, материальный ущерб от кражи был невелик — немногим более 30 тысяч рублей. Но верующих в данном случае взволновал цинизм совершенного. Ведь воры не только взломали церковные кружки и взяли оттуда около 200 рублей пожертвований, не только стащили несколько десятков медальонов с церковного прилавка — они похитили антиминс с мощами святых, благословленный митрополитом Владимиром.

Впрочем, похитители, скорее всего, и не подозревали, что в руки к ним попал предмет, являющийся для православных великой святыней. Ведь он вместе с принадлежностями для совершения литургии и крещения лежал в железном ящике, который воры вынесли из алтаря. Видимо, они рассчитывали найти в нем предметы, имеющие не только духовную, но и материальную ценность: золотые и серебряные крестики, образки, цепочки…

ПРЕСТУПЛЕНИЕ РАСКРЫЛИ НА СРЕТЕНИЕ

Поначалу круг подозреваемых, в который попали и местные жители с криминальным прошлым, и бомжи, обосновавшиеся рядом с монастырем, был довольно велик, но с каждым днем он сужался. Свести же его к минимуму сыщикам помогла вторая попытка проникновения в храм, произошедшая буквально за несколько часов до прибытия на место опергруппы из «антикварного» отдела, — в ночь с 7 на 8 февраля. Попытка эта оказалась неудачной — воров вспугнула настоятельница, заночевавшая в административном здании. Но, уходя, они оставили сыщикам свои «визитные карточки» — отпечатки пальцев на выдавленном и брошенном в снег оконном стекле.

Правда, отпечатки оказались смазанными, и на их идентификацию понадобилось около недели. Но когда, как раз на Сретение, она была закончена, оказалось, что обладатели этих папиллярных узоров и так уже в числе первых подозреваемых.

Оставалось только задержать 23-летнего бомжа Александра Каливецкого, уже имевшего несколько «ходок» за грабежи, и 20-летнего местного жителя Виктора Степанова, также ранее судимого (интересно, что первый освободился в последний раз только в октябре, а второй в связи с очередным грабежом до задержания уже находился под следствием и подпиской о невыезде). Сыщикам оставалось только, поговорив с ними «по душам», найти и изъять в двух тайниках абсолютно все похищенное.

ДУХОВНАЯ ЦЕННОСТЬ АНТИМИНСА НА «ОСОБО КРУПНЫЙ РАЗМЕР» НЕ ТЯНЕТ

Обращаясь в милицию с заявлением о краже, матушка Ангелина сказала, что Господь за поругание святыни наказывает. Несомненно, так оно и будет — и в нынешней жизни, и в вечной. Однако кара человеческая в данном случае будет, скорее всего, не вполне адекватна сути преступления. Ведь арестован сейчас только один из похитителей, а тот, который во время кражи был на подписке, так на ней и остался. Да и дело возбудили не по 164-й статье УК РФ, сулящей польстившемуся на предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, до 15 лет лишения свободы, а по простой «кражной» — 158-й. Причем отнюдь не по самым серьезным ее частям.

Впрочем, говорит начальник «антикварного» отдела Владислав Кириллов, с формальной точки зрения дознаватель, возбуждавший дело, был прав. Ведь ценность антиминса — духовного, сакрального свойства, и адекватной финансовой оценке не поддается. 30-тысячный ущерб на крупный (более 250 тысяч), а уж тем более особо крупный размер никак не тянет. И наконец, организованной группой от этих двух подвыпивших маргиналов, проникших в заведомо нежилое помещение, и не пахнет — предварительный сговор группы лиц, не более.

Так что грозит им теперь не более чем по пять лет лишения свободы. Да и то в лучшем случае, ибо понятие «рецидивист» исчезло из российского уголовного законодательства. А там, глядишь, отбыв по половине срока, оба и по УДО выйдут «за примерное поведение» — кормить-то в большинстве лагерей заключенных практически нечем, и тамошнее начальство частенько использует такую возможность разгрузить подведомственное спецучреждение.

Так стоит ли в таком случае удивляться пессимистическому прогнозу Владислава Кириллова, утверждающего, что кражи из церквей, подворий и монастырей будут продолжаться. Ведь в современной России, где вера долгие десятилетия вытравлялась каленым железом, уже мало кто боится кары Божьей. А при такой правоприменительной практике, как видим, не приходится похитителям церковных ценностей бояться и кары светской.

Конечно, еще сотню лет назад, когда совершенное нашими «героями» именовалось в Уголовном уложении не иначе, как святотатство, их ожидала бы совершенно иная перспектива. Тогда кража со взломом в церкви или часовне наказывалась лишением всех прав и ссылкой в каторжные работы на заводах или в крепостях на срок от 6 до 12 лет. Да и в тогдашней уголовной субкультуре «клюквенники» стояли лишь немногим выше нынешних «шнырей» и «петухов». Но, разумеется, в сегодняшней России, взявшей курс на «общечеловеческие ценности», ратовать за подобные строгости было бы попросту неполиткорректно.

Антиминс (вместопрестолие) — один из важнейших предметов православной литургической практики, представляющий из себя четырехугольный льняной или шелковый плат с зашитыми в угол частицами мощей и изображением положения во гроб Господа Иисуса Христа, орудий Его казни и четырех Евангелистов по углам. Считается одной из главных святынь, имеющих особую духовную ценность. Прикасаться к нему могут только священник и дьякон, женщинам брать в руки антиминс запрещено.

http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=236 203 856


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru