Русская линия
Русский дом Александр Москалев17.03.2006 

День Москвы-реки
17 марта — день памяти святого благоверного князя Даниила Московского

Святой благоверный князь Даниил Московский. Фреска Успенского собора Московского Кремля
Святой благоверный князь Даниил Московский. Фреска Успенского собора Московского Кремля
В Москве учреждён ещё один праздник — День Москвы-реки. Мэр Лужков повелел отмечать его в третью декаду мая. Почему именно в это время?

Ведь есть серьёзные, исторически обоснованные даты для того, чтобы отметить День Москвы-реки. Наиболее обоснованно, на наш взгляд, перенести этот праздник к дню памяти святого Даниила Московского.

Торжественной службой в древнейшем Свято-Даниловом монастыре на берегу Москвы-реки Православная Церковь начинает праздновать память святого князя, самого младшего из четырёх сыновей святого Александра Невского, наиболее достойно продолжившего деяния великого отца своего. Историк Сергей Соловьёв писал: «Область Москвы-реки была первоначальной областью Московского княжества, и первой деятельностью московских князей мы замечаем стремление получить в свою власть всё течение реки». Наследовав в 1282 году Московский удел в младенческом возрасте, Даниил, возмужав, начал борьбу за возвышение Москвы. Он стал «первоначальником собирания русских земель» под главенством Москвы, ставшей впоследствии столицей могучего государства.

«Хитрый, разумный и любимый своим народом князь Даниил Александрович был настоящей причиной украшения и распространения Москвы», — справедливо говорит исследователь истории столицы И.К. Кондратьев. Как правитель св. Даниил действовал в духе своего времени: любыми путями стремился приобрести новые владения и богатства. Но, прежде всего, в его деяниях вёл его Божий Промысел. Он присоединил к Московскому княжеству Переславль-Залесский и Коломну — город, запирающий устье Москвы-реки. Можайском, городом у истока реки, овладел его сын Юрий в год смерти отца — 1303-й. Так была выполнена главная задача: взять под власть Москвы всё течение реки! Не символично ли, что после вековых административных делений и преобразований такими и остались границы Московской области — по течению реки?

Москва-река вытекает из Старьковского болота, окружённого березняками и соснякам и носящего название Москворецкая лужа. Первые 12 километров главная речка Московии зовётся Коноплянкой, и только после того, как пересекает Михалёвское озеро, река получает громкое имя Москвы. Но в этих местах её можно перепрыгнуть или вброд перейти. Местные жители считают, что Москва-река по-настоящему начинается после села Дровнино.

Но вернёмся к истоку, который достойно и на века обозначен построенной здесь часовней по проекту можайского архитектора Николая Борисовича Васнецова. Он строил её почти двадцать лет. Николай — правнучатый племянник великого русского художника Виктора Михайловича Васнецова, уроженца Вятской земли, который писал свои знаменитые картины в Москве и расписывал Владимирский собор в Киеве. Сам Николай хорошо помнит свою родословную, и судьба словно вела его к церковной архитектуре. В 1989 году он закончил Московский архитектурный институт и попал, как витязь на распутье с картины прадеда, в распутицу реформ и рынка. Рушилась привычная жизнь. Многие сокурсники ринулись в рынок, стали проектировать огромные виллы и безвкусные особняки новых богачей. Николай начал обдумывать свою дорогу, благо суета не затягивала — жил в собственном доме в тихом Можайске, рядом с храмом. Стал ходить на службу в соседнюю церковь всё чаще. И однажды к нему подошла игуменья Спасо-Бородинского монастыря Серафима (ныне настоятельница Новодевичьего монастыря в Москве) и попросила помочь в оформлении домовой церкви в честь преподобномученицы Елизаветы. Интересно, что игуменья и не знала о профессиональном образовании Васнецова, а просто обратилась к нему как к прилежному прихожанину. После Елизаветинской церкви он обустраивал часовню преподобной Рахили при том же Спасо-Бородинском монастыре, стоящем у притока Москвы-реки — на р. Колочи, потом церковный комплекс в старинном селе Мышкино, располагающемся на Москве-реке у начала Можайского моря. Там Николай восстанавливал разрушенную колокольню Успенского храма, ограду, спроектировал дом священника, врата и хозяйственные постройки, связал всё в единый ансамбль с ландшафтом. «По советским меркам и подходам, — вспоминал Николай, — это была работа для целой проектной мастерской института, а здесь я за три года всё один проектировал и строил».

Слухи о можайском архитекторе дошли до Москвы, его пригласили работать в столицу. Первым заказом стала консультация при строительстве храма на Киевском вокзале, который спроектировал другой архитектор, а Николай лишь довёл его проект до обретённой на берегах Москвы-реки гармонии. В это же время он получил большой заказ от Московской Патриархии на восстановление часовни в селе Рублёво.

Москворецкие дороги и свершения привели Николая Васнецова к заслуженной, справедливой победе в трудном конкурсе за право возведения часовни у истоков Москвы-реки. Когда Николай начал её проектировать, ему мешал скудный и унылый болотный пейзаж. Конечно, Москворецкую лужу не сравнить с высоком берегом реки и далями в селе Мышкино, но сила творца может преобразить окружающий безотрадный пейзаж. И вскоре Васнецов спроектировал яркую, выразительную часовню, которая сама излучает свет и радость.

Местность преобразилась, часовня у 148-го километра Минского шоссе стала ещё одним символом Московии, и в 2004 году правительство Москвы присудило архитектору первое место за проект часовни, увековечивший исток славной реки. Его наградили: «За оригинальное решение, за удачную интеграцию в окружающую среду и интересное инженерно-техническое решение». А в чём же заключалось это решение? Из-под плиты, куда была проведена вода из артезианской скважины, бьют 40 родничков — это отражение памяти о том, что в Москве было сорок сороков церквей, хоть и не все с этим согласны. Количество родников перекликается ещё и с весенним праздником Сорока мучеников.

В творческой судьбе Васнецова эта часовня стала продолжением логического пути. К 60-летию Победы ему доверили построить часовню на Белорусском вокзале, откуда уходили на фронт эшелоны с защитниками Родины и куда возвращались победители. Архитектор должен был увековечить память невернувшихся. «За два месяца, — вспоминает он, — мы освоили пространство зала, придумали храм, который не казался бы громоздким, чтобы потолок не „садился“ на купола». Цвет для церкви выбрали маковый и нашли место для главных икон: Георгия Победоносца — покровителя воинства и Московии, Всех святых в Земле Российской просиявших и Смоленской иконы Божией Матери — защитницы западных рубежей Отчизны.

Мы должны видеть и помнить не просто географические достопримечательности и страницы истории, но и зримые рубежи — истоки нашей славы и государственности.

http://www.russdom.ru/2006/20 0603i/20 060 333.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru