Русская линия
НГ-РелигииПротоиерей Всеволод Чаплин16.03.2006 

В поисках точек соприкосновения
Термин «экуменизм» сложно наполнить конкретным содержанием, считает протоиерей Всеволод Чаплин

В феврале в бразильском городе Порту-Алегри состоялась IX Генеральная ассамблея Всемирного совета Церквей (ВСЦ), крупнейшей международной межцерковной экуменической организации. Делегация Русской Православной Церкви (РПЦ) в Порту-Алегри по сравнению с Ассамблеей в Хараре в 1998 г. была достаточно многочисленной и представительной. С учетом довольно прохладного отношения к деятельности ВСЦ со стороны РПЦ в последние годы такое внимание Московского Патриархата к работе Ассамблеи можно считать знаковым. Итоги IX Генеральной ассамблеи ВСЦ, а также позицию РПЦ в отношении экуменического движения и экуменизма в целом «НГР» попросили прокомментировать заместителя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата протоиерея Всеволода Чаплина.

— Отец Всеволод, вы были в составе делегации Русской Православной Церкви на IX Ассамблее ВСЦ в Порту-Алегри. Каковы, на ваш взгляд, итоги этого форума? Как Русская Православная Церковь сегодня смотрит на экуменическое движение в целом и на деятельность ВСЦ в частности?

— Обстановка на Ассамблее была гораздо более приемлемой для православных участников, чем на двух предыдущих аналогичных событиях, состоявшихся в 1990-е годы. В частности, из молитвенной практики ушли крайние либеральные манифестации, вызывавшие протесты православных.

Стало меньше агрессивного либерализма, тогда как раньше некоторые участники буквально требовали от ВСЦ борьбы с «фундаментализмом» и пропаганды «прогресса» в реформировании христианства любой ценой.

Хотелось бы надеяться, что протестантские члены Совета не остановятся на достигнутом и будут еще в большей степени прислушиваться к мнению православных не только по богословско-нравственным вопросам, но и в области «политических» суждений.

ВСЦ, на мой взгляд, нужно преодолеть безальтернативность леволиберального подхода к мировым процессам. В рамках такого подхода сильное государство, патриотизм, крепкий христианский социум — это всегда плохо, а оппозиционность, национально-освободительные движения, деятельность различных меньшинств — всегда хорошо.

Жизнь показывает, что это не так. И Совету было бы неплохо освободиться от плена «теологии освобождения» и прочих идеологических клише 60-х годов прошлого века.

Некоторые протестантские участники ВСЦ страдают от того, что в объединении мирового христианства «нет видимого прогресса». Нужно, наверное, перестать лицемерно изображать такой прогресс и честно признать, что православные Церкви и мир либерального протестантизма все больше удаляются друг от друга.

Главная причина — пересмотр некоторыми протестантами основ христианского богословия, нравственности и церковного устройства. Думаю, надо честно зафиксировать усиливающиеся расхождения и понять, чем в этих условиях мы все-таки можем быть полезны друг другу и окружающим.

— Сегодня много говорится о реформировании ВСЦ с учетом позиций православных Церквей — членов Совета. Как эти реформы повлияют на деятельность ВСЦ и на участие самих православных Церквей в его работе?

Если гипотетически представить себе, что в экуменическом движении будут доминировать православные, а не протестантские Церкви, то как, по-вашему, будет выглядеть это движение?

— Сегодня решения принимаются консенсусом, то есть любая Церковь-член ВСЦ может изменить то или иное решение. Православные добились того, что от их имени «парламентским» голосованием не будут приниматься документы, противоречащие их вере и взглядам. Членство стало доступным только для тех, кто исповедует веру во Святую Троицу и готов ясно ответить на вопрос, не противоречат ли его взгляды Никео-Цареградскому Символу веры.

Не думаю, что православным участникам стоит стремиться к доминированию. На мой взгляд, было бы лучше, если бы Совет превратился в новое сообщество, где были бы соразмерно представлены католики, евангелики, православные и «традиционные» протестанты. Тогда бы Совет не создавал искаженную картину мирового христианства. Так было бы ясно, что большинство христиан, как это и есть на самом деле, отнюдь не разделяют леволиберальной повестки дня, по-прежнему преобладающей в ВСЦ.

— На IX Ассамблее ВСЦ приоритетными стали вопросы войны и мира, бедности, борьбы с терроризмом, экологии. Нет ли противоречия в том, что экуменическая организация выдвигает на первый план не проблемы христианского единства, не богословские вопросы, а социальные и даже политические проблемы?

— В условиях, когда первоначальная цель — достижение христианского единства все более отдаляется, неудивительно, что ВСЦ все больше занимается социально-политическими вопросами. Впрочем, они всегда занимали в работе Совета значительное место. В лучшие для ВСЦ годы его представители даже реально участвовали в выработке международно-правовых документов.

Я не вижу ничего противоестественного в том, что христиане разных стран вместе возвышают голос против глобальной экономической несправедливости, против агрессивного насилия и распространения оружия, за справедливый миропорядок.

Другое дело, что необходимо реалистично посмотреть на окружающий мир и найти новые ответы на его вызовы. Получится ли это? Посмотрим. Я лично возлагаю большую надежду на инициированное мной и одним из немецких делегатов решение Ассамблеи составить серьезный богословский документ по проблемам мира, куда войдут, например, такие темы, как конфликт ценности человеческой жизни и ценности территории государства.

Для нас этот конфликт наиболее очевиден на примере Чечни. Так давайте рассуждать о нем богословски, но только не в рамках отвергнутых жизнью либеральных предубеждений типа «ничто не ценнее человека, и точка»!

— Глава делегации Русской Православной Церкви на IX Ассамблее ВСЦ епископ Иларион (Алфеев) говорил в Порту-Алегри о расколе между традиционным христианством — православием и католицизмом — и либеральным протестантизмом. Действительно ли можно говорить сейчас о расколе? Если да, то преодолим ли он?

— Действительно, как я уже говорил, сейчас увеличивается богословская и этическая дистанция между православными и католиками, с одной стороны, и либеральными протестантами — с другой. Не испытываю оптимизма по поводу сокращения этой дистанции.

Для православных ее преодоление возможно только через возвращение к вере, нравственному учению и образу жизни Древней неразделенной Церкви, преемницей которой ощущает себя Церковь Православная. Мир же либерального протестантизма все больше следует за общественным мнением, за модой, за современным политическим мышлением, стараясь стать «комфортным» для человека, заботящегося о земном, а не о небесном.

С моей точки зрения, это путь в никуда. Люди будут уходить из «облегченных» христианских общин. Ведь по-настоящему человек идет в Церковь не для оправдания своего греха, а для духовного очищения и для перемены жизни. Православные христиане да и католики вряд ли захотят прыгать в последний вагон поезда, несущегося в пропасть.

Станислав Минин

http://religion.ng.ru/facts/2006−03−15/1_chaplin.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru