Русская линия
Русский вестник Сергей Фомин15.03.2006 

«У Царицы Владычицы Русь в горсти»

2/15 марта мы еще раз вспомним явление Державной иконы Божией Матери в Царском подмосковном селе Коломенском в 1917 г. В будущем году этому переломному событию в Русской и Мировой Истории исполнится ровно 90 лет.

Спору нет, каждая икона Пресвятой Богородицы — Великая Святыня, но Державная — образ особый. И по значимости для нас — как видимый символ прикровенного правления Ею Россией. Это Она всё это время, начиная с черного дня нашей истории 2 марта 1917 г., когда мы (наши предки и мы — скованные в единую неразрывную цепь греха) позволили Помазаннику Божию оставить нас, — правит нами. У Царицы-Владычицы Русь в горсти (1). Ни Временное правительство, ни Совет народных комиссаров, ни Совет министров, ни ЦК, ни какое-либо иное правительство. Ни министр-председатель, ни генеральный секретарь, ни президент. Это надо твердо помнить и нам, и им. В интересах тех и других (Писатель и публицист В. И. Карпец даже предлагал, чтобы в любом правительственном здании находилась Державная икона. «И любое правительство, — пишет он, — должно осознавать себя как сугубо временное и твердо исповедовать Самодержавие как принцип, какая бы форма власти ни была». Здравая идея. Но кто же сегодня в здравом уме?).

Державный образ знают все, но чтят ли по-настоящему? По слову Господнему книжникам и фарисеям: «Люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мк. 7, 6−7).

Могут возразить, привести много примеров, как такой-то батюшка, такой-то подвижник, такой-то мирянин или мирянка делают это, на что можно возразить: но делают ли это в достаточной степени общецерковно, соборно. Недостаточно выпускать в Софрине иконки, иметь образ в храме — нужно Державной Владычице молиться, просить Ее, ясно отдавая себе отчет, о чем. И не только Пресвятую Богородицу, нашу общую Мать, но и конкретно — Правительницу Земли Русской. И вот в этой-то последней ипостаси знаем ли мы Ее?

А напоминает нам Она ох как о многом!..

Хотя задумываемся ли мы в полной мере, что же означает Ее явление. Чего мы удостоились по молитвам Царя мученика? Что это была за молитва? Не до кровавого ли пота?

Державный образ напоминает о том, что мы неблагодарны, недостойны той молитвы. Ведь разве вскоре после Ее явления у нас не отобрали эти Ее иконы? Разве дали нам напечатать службы, воздвигнуть храмы. Но большевики-безбожники (нисколько не оправдывая их самих) — только орудие, находящееся в руках… Божиих.

Но и еще: там, где это было возможно, разве мы чтили Державный образ. Нам опять-таки могут возразить: всем хорошо известны акафисты, изданные за океаном, которые привезли потом и в Россию. Но, во-первых, печатать-то стали уже после войны. А, во-вторых, сами-то службы, написанные здесь, в России, еще до карловацкого откола, там так и не издали. И не служили. Так что опять-таки почитание было чисто внешним, по касательной (И личное почитание иконы отдельными клириками и мирянами зарубежья, как и на Родине, ничего по сути не меняет, хотя, разумеется, не может, как таковое, не иметь ценности в очах Божиих).

Из великого множества храмов, воздвигнутых в годы первой и второй русских эмиграций, только три (!) были посвящены Державной иконе. Причем, строго по одному в юрисдикциях Московской Патриархии, евлогиан и Зарубежной Церкви. Первое — прямо скажем — просто удивительно! И нельзя во всем этом не видеть Промысла Божия. Но далее.

На Афоне, в Ее Уделе, до недавнего времени, исключая, возможно, нашу Пантелеимонову обитель, Державный образ был неведом. А виноваты в этом мы — русские монахи, русские священники, русские паломники («Этой иконы на Афоне не было, — писал в 1996 г. игумен Алексий (Просвирин). — На Святой Земле нам она однажды встретилась — в древневизантийском исполнении, — если не ошибаюсь, было это в Кане Галилейской. А вот на Святой Горе этот иконописный образ нам встречать не приходилось…»).

Но всё это не может быть просто случайностью. Произойти без Промысла Божия!

Вот внесли в Православный церковный календарь на 2006 г. изменение, выделив название иконы полужирным шрифтом. (Это значит, что Державная икона Владычицы поставлена в один ряд с самыми почитаемыми в России Ее иконами), а служить по Церковному уставу в этот день нельзя. «И так бывает почти всегда, поскольку этот день обычно приходится на Великий пост"(2), — пишет в своем обращении в Синодальную богослужебную комиссию редакция газеты «Русь Державная». В обращении предлагается рассмотреть на комиссии вопрос о внесении в Церковный календарь Русской Православной Церкви второго дня празднования Державной иконе — 14/27 июля (Ее второго обретения, возвращения в 1990 г. к Себе в Коломенское).

В этом, конечно, есть свой резон (На вопрос, чем же помочь нашей матушке России, блаженная Любушка Сусанинская в свое время отвечала: «Никто не поможет. Только Бог. Надо, чтобы священники молились"(3)). Но нельзя ли в этой невозможности (точнее, редкой возможности) служить, согласно Церковного Устава, усмотреть и какого-либо запрета на это Свыше? Ведь могло быть и так, что Бог во гневе затворил щедроты Свои (Пс. 76, 10). Что наложена Там до времени печать неразрешимого поста. Обойти чисто внешне, конечно, можно. Но будет ли это нам на пользу?..



(1) Владимир Карпец.

(2) Русь Державная. М. 2005.? 12 (138). С. 1.

(3) Свидетельство о. Николая Булгакова, настоятеля храма Державной иконы Божией Матери в пос. Кратово под Москвой

http://www.rv.ru/content.php3?id=6171


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru