Русская линия
Правая.Ru Петр Сергеев13.03.2006 

Остановить Гайнутдина

План антицерковного лобби, по искусственной, следовательно, насильственной смене религиозной идентичности России, начал реализовываться. А главной силой, приводным ремнем секулярного тоталитаризма и разрушения позитивных церковно-государтсвенных отношений, как не парадоксально, становятся радикальные исламисты

План антицерковного лобби, покрываемого влиятельными международными силами типа Сороса, по искусственной, следовательно, насильственной смене религиозной идентичности России, начал реализовываться. Прежде чем перейти к его физической части, а именно, ГОНЕНИЯМ НА ПРАВОСЛАВИЕ, необходимо изменить существующую систему государственно- конфессиональных отношений в России.

В настоящий момент эта система подстроена под реальный исторический и политический вес российских конфессий. То, что Русская Православная Церковь является доминирующей- это политический факт, изменить который можно только насилием, политическим и физическим террором против РПЦ, и никак иначе. Церковь влиятельна, многочисленна, чтобы ее победить, необходимо выбросить ее на обочину общественной жизни, исключить из политических процессов, а наиболее активных ее деятелей — скомпрометировать. Все это и делается.

Соответственно, антицерковное лобби пытается монополизировать область церковно-государственных отношений. В качестве штаба по «равноудалению» Русской Православной Церкви от общества планируется создать «госорган по делам религий».

Межрелигиозный совет России отражает конфессиональный баланс нашей страны, и поэтому его пытаются разрушить. Если в прошлые годы главная ставка в разрушении Русской Православной Церкви делалась на т.н. «альтернативное православие», т. е. на церковные расколы (специально для реализации этого проекта был создан «портал кредо»), то в последнее время главной силой, приводным ремнем секулярного тоталитаризма, как не парадоксально, становятся радикальные исламисты. А именно — «совет муфтиев России» — искусственно созданная в противовес преемственному от Екатерины Второй Центральному духовному управлению мусульман России структура, за которой стоят политтехнологи-«методологи» (П. Щедровицкий и др.) и «Исламский банк развития» из ваххабитской Саудовской Аравии. В качестве политического крыла «совета муфтиев» появилось «Российское исламское движение» (РИН), в которое вошли откровенные ваххабиты типа Г. Джемаля.

РИН при поддержке «методологов» пытается проникнуть в госаппарат и СМИ (М. Шевченко — член РИ — стал телеведущим на Первом канале). Совет муфтиев (СМ) развязал грязную информационную войну против Православия. Сопредседатель СМ, дважды судимый Аширов начал войну с Российским гербом. В качестве куратора Аширова выступает эксперт американского «Карнеги-фонда» А. Малашенко, впервые вбросивший в СМИ «утку» о «двадцати миллионах российских мусульман».

Затем последовали агрессивные кампании СМ против «Основ православной культуры» в школах и военных священников в армии, которые набирают силу. После «сигнала» с «Кредо» «совет муфтиев» начал кампанию по развалу Межрелигиозного Совета России.

Глава Совета муфтиев Гайнутдин дал интервью одиозному антицерковному журналисту С. Бычкову, в котором заявил о необходимости роспуска «неоправдавшего себя» Межрелигиозного совета России и переноса центра межрелигиозного диалога в Общественную Палату, членом которой является Гайнутдин (показательно, что Бычков вслед за «Кредо» начал кампанию против дискредитации МСР и за придание ОП функции центра религиозной политики). Также Гайнутдин заявляет в этом интервью, что его удовлетворяет взаимодействие с митрополитом Климентом (митр. Климент — член ОП, а главой Межрелигиозного совета является митрополит Кирилл). Это характерное заявление в стиле антицерковных информационных технологий, заказчики которых пытаются создать видимость внутрицерковных конфликтов.

Одновременно Гайнутдин выступает с беспрецедентными нападками на Русскую Православную Церковь, обвиняя ее в подтасовке статистики и утверждая, что в Росси всего 3% православных и 20 миллионов мусульман, следовательно, Россия является не православной, а исламской страной. Это заявление характеризует идеологию религиозно-цивилизационного переворота в России, осуществляемого руками «совета муфтиев».

В этом контексте логичен и следующий шаг СМ — создание «комиссии по диалогу с христианами при совете муфтиев». Эта комиссия, как справедливо отметил епископ Егорьевский Марк, несомненно, является альтернативной Межрелигиозному совету. И не просто альтернативой — Межрелигиозный совет подчеркивает исторический этноконфессиональный баланс России с ее православным большинством, а «комиссия совета муфтиев по диалогу с христианством» самим своим составом демонстрирует, что «главной конфессией» является уже не РПЦ, а «совет муфтиев» и его главный партнер — член ОП и лидер «харизматов» Сергей Ряховский (как утверждают источники, не вылезающий из американского посольства).

Альянс «совета муфтиев» с католическим и протестантскими меньшинствами России понятен — дружить будут против Русской Православной Церкви. Ячейку «альтернативного межрелигиозного совета» в Общественной палате уже составляют Гайнутдин и Ряховский.

Первым совместным исламистско-протестантским проектом является выведение российского Дальнего Востока из окормления Русской Православной Церкви. Не случайно Ряховский вошел в подкомиссию по делам Дальнего Востока ОП. Он прямо формулирует свою политическую цель — сделать протестантское меньшинство в азиатской части Росси большинством (интересы радикальных протестантов лоббирует также портал «Религия и СМИ» А. Щипкова, который пытается влиять и на Федеральное агенство по печати и на спикера СФ Сергей Миронова — Щипков возглавляет также проект «Партии жизни» «Новая политика»).

Одновременно новый полпред Президента в Дальневосточном федеральном округе Камиль Исхаков занимается насаждением ислама, строит мечети там, где их никогда не было и в них нет особой нужды (в Магадане, Благовещенске) и, что самое интересное, проводит свои встречи с представителями диаспор в мечетях или мусульманских центрах, вовлекая таким образом в ислам представителей кавказских православных народов- осетин, например, или православных татар, коих тоже немало. Исхаков игнорирует православное большинство жителей Дальнего Востока.

Протестанты все последние годы проводят линию тотального освоения азиатской части России. Очевидно, что Дальний Восток, став мусульманским или протестантским, перестанет быть Россией. Другой проект — создание очагов межконфессиональной напряженности.

Именно с этой целью сейчас реанимируется проект строительства мечети в Сергиевом Посаде. Именно с этой целью на проспекте Мира строится мечеть совета муфтиев высотой в 75 метров и аналогичная планируется на шоссе Энтузиастов — в районе, где практически нет православных храмов. Москвы, это сознательное провоцирование православного большинства на реакцию. Мечеть в Сергиевом Посаде — тем более. И этот протест уже пытаются скомпрометировать и использовать с поджигательскими целями — так Максим Шевченко обвинил в хулиганском нападении на мусульман Сергиева Посада Союз Православных Граждан.

Таким образом, в Общественной Палате, созданной в противовес «оранжевым» НПО, создается штаб «религиозной антиправославной революции», которая способна похоронить Россию! Все это невозможно без лоббизма на высоком государственном уровне. Почему бредовые идеи сектанта Лурье о разгроме ОВЦС с помощью спецслужб, создании «альтернативного центра власти в РПЦ» и использовании с этой целью Общественной Палаты вдруг находят отклик в государственном аппарате? Где каналы влияния? Правда ли — связь Лурье с одним известным политтехнологом? Правда ли, что «методологов» в ОП «крышует» Вячеслав Глазычев? Какую роль играет разработчик «русского ислама» Щедровицкий в «Росатоме», где он является советником Кириенко? Почему безнаказанно саудовский «исламский банк развития» поддерживает «совет муфтиев» и группировку нижегородских исламистов Идрисова-Мукетдинова, все более нагло борющуюся с Русской Православной Церковью? Как попал в Общественную Палату Ряховский, и почему там мусульман представляет Гайнутдин, а не традиционный муфтий? Кто финансирует «Кредо» и другие антицерковные и антигосударственные СМИ?

Россия должна отстаивать только свой православный интерес и реализовывать только свой православный имперский геополитический проект. Все попытки затянуть нас, что в НАТО, что в «Исламскую конференцию» — от лукавого.

Итак, пока не поздно, государство должно проснуться. Церковь, устами епископа Марка, заявившего о том, что Гайнутдин теряет доверие, проснулась. Теперь важно не остановиться на полпути и заблокировать любые попытки разделений в Церкви. Православные члены Общественной палаты как один должны заявить о том, что этот орган не имеет функции религиозной политики и не является альтернативой Межрелигиозному Совету.

Если Гайнутдин не остановится, ответом ему должен стать православный бойкот в ОП и других местах. После войны, объявленной «советом муфтиев» «Основам православной культуры» и военному духовенству, эти проекты обязаны быть реализованы! Проекты с семидясятипятиметровыми минаретами на проспекте Мира и мечети в Сергиевом Посаде — цивилизованно остановлены, пока не поздно. Сибирь и Дальний Восток должны стать зоной особенного миссионерского воздействия Русской Православной Церкви. Создания семинарии в Хабаровске недостаточно — пока будет ее первый выпуск, могут произойти необратимые события.

Необходимы полноценные и постоянные православные миссионерские десанты с привлечением таких «спецов», как диакон Андрей Кураев и молодежный миссионер игумен Сергий (Рыбко), игумен Евмений (Перистый), православных рок-музыкантов, таких как Кинчев, Неумоев, Бутусов — там, в условиях отсутствия православной традиции, тотальной сектантской экспансии, по другому нельзя. Необходимо строить быстровозводимые храмы в каждом населенном пункте и микрорарайоне — пока строятся огромные Соборы (что тоже необходимо) — будет поздно. Здесь и сейчас должна появится современная православная апологетическая литература, реализованы проекты инкультурации диаспор через погружение в Православие.

Пока не поздно, антицерковное лобби и уже созданные им структуры должны быть нейтрализованы, очаги влияния антицерковных и антигосударственных сил — выявлены, а лица, причастные к взрывоопасным религиозным экспериментам — наказаны. Церковь и государство должны общаться без посредников, идея «религиозного госоргана» — антигосударственна и антирелигиозна.

http://www.pravaya.ru/dispute/6911


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru