Русская линия
Россiя Ольга Егорова06.03.2006 

Царское дело

Как уже сообщалось, Генеральная прокуратура не нашла юридических оснований для реабилитации семьи последнего российского самодержца. И теперь «Российский императорский дом» намерен добиваться этого в суде, вплоть до суда по правам человека в Страсбурге (!).

Очевидно, что, вынося вердикт, Генеральная прокуратура применила своего рода двойной стандарт. С одной стороны, в 30-х годах имели место внесудебные казни и расправы, когда никаких решений не выносилось или в лучшем случае в деле появлялось решение следователя или «тройки». Это не мешало впоследствии реабилитировать жертв сталинских репрессий. А тут нам указывают, что президиум Уральского совета не имел полномочий судебного органа, поэтому-де отсутствует сам предмет разбирательства — нет приговора.

Впрочем, позиция Генеральной прокуратуры становится понятной, если посмотрим на это дело с нынешних реалий. Если вдруг произойдет реабилитация императорской семьи, то это будет означать не только восстановление справедливости в отношении царственных мучеников, но и восстановление социальных и имущественных прав в отношении лиц, подвергнутых репрессиям. Появятся притязания на собственность со стороны дальних родственников. Именно этого, насколько можно судить, и опасается государство, отсюда — явно надуманные причины в отказе от реабилитации.

Кто эти родственники, известно: «императрица Мария I». Пишу этот титул в кавычках, поскольку самый авторитетный зарубежный источник — издающийся в Германии «Готский альманах» — отводит Марии Владимировне вполне определенное, хотя и далеко не столь желаемое место. С этим не поспоришь. То же самое касается «Российского императорского дома». В него входят только три человека: сама княгиня, ее мать Леонида Георгиевна и «цесаревич» Георгий. Все остальные входят в Объединение потомков дома Романовых.

Среди монархистов в России и за рубежом существуют разные мнения относительного того, кто же все-таки может претендовать на царский трон, и в данной статье мы не собираемся вступать в дискуссию о престолонаследии. Сошлемся лишь на прецедент западного права, который как нельзя лучше иллюстрирует обсуждаемый вопрос.

В июле 1996 года в монреальском Дворце юстиции состоялось знаменательное судебное слушание. К ответственности по обвинению в клевете был привлечен житель Канады Константин Веймарн, начальник Российского императорского союза-ордена (РИС-О). В 1984 году он выпустил обращение к русским монархистам в эмиграции и брошюру «Истинное возрождение и реставрация». В ней г-н Веймарн среди прочего утверждал, что кирилловская ветвь династии Романовых, в частности ныне покойный великий князь Владимир, не имеет права на престол. Икс был возбужден от имени великого князя Владимира, скончавшегося в 1992 году, конкурирующим с РИС-О Петра Колтыпина.

В течении трех дней в зале суда много и аргументированно говорили о престолонаследии и правилах венчания членов императорской семьи. Все споры были сосредоточены на том, прав или не прав Константин Веймарн, а если он ошибался, то можно ли это считать умышленным распространением клеветы.

Как следовало из заявления Кирилловичей в суд, клеветническими они посчитали следующие утверждения автора брошюры: «В 1848 году кн. Владимир Кириллович тайно женился на кн. Леониде Георгиевне Багратиони-Мухранской в греческой церквим в Швейцарии. Леонида Георгиевна была замужем гражданским браком за американцем Кирби и через год с ним развелась, имея дочь — Елену Кирби. Ее мать — урожденная Злотницкая из Тифлиса. Известно, что Злотницкие, жившие в Тифлисе, были евреи…»

На июльском процессе истцами выступали его вдова Леонида Георгиевна и их дочь Мария Владимировна. В течение трех дней в зале суда много и аргументированно говорили о престолонаследии и правилах венчания членов императорской семьи. Все споры были сосредоточены на том, прав или не прав Константин Веймарн, а если он ошибался, то можно ли это считать умышленным распространением клеветы.

Как следовало из заявления Кирилловичей в суд, клеветническими они посчитали следующие утверждения автора брошюры: «В 1948 году кн. Владимир Кириллович тайно женился на кн. Леониде Георгиевне Багратиони-Мухранской в греческой церкви в Швейцарии. Леонида Георгиевна была замужем гражданским браком за американцем Кирби и через год с ним развелась, имея от него дочь — Елену Кирби. Ее мать — урожденная Злотницкая из Тифлиса. Известно, что Злотницкие, жившие в Тифлисе, были евреи…»

По утверждению г-на Веймарна, кирилловская ветвь не имеет прав на российский престол по той причине, что ее представители нарушили павловские законы в первом и втором поколениях, вступая в морганатические браки, а «в 1917 году, до отречения государя императора, вел. кн. Кирилл Владимирович с красным бантом на своем мундире привел свой гвардейский экипаж в Думу…»

На судебном разбирательстве в Монреале истцов представлял известный в Канаде адвокат мэтр Эмиль Кола, получивший за то орден Св. Анны 1 степени. Его клиенты, проживающие в Европе, требовали в качестве компенсации за моральный ущерб 100 тысяч долларов, которые они планировали потратить на благотворительные цели в России, 1 миллион долларов на возмещение судебных издержек и других затрат, а также публикации опровержения в двух ведущих канадских ежедневных изданиях — «Газетт» и «Пресс».

Судья Клод Теллье тщательно изучал представленные ему материалы в течение четырех месяцев и 20 октября того же 1996 года вынес свое решение, изложенное на тридцати восьми страницах. «Квебекские суды, — говорилось в документе, — не выполняют миссию по переписыванию истории. Они также не комментируют заявление и позиции противостоящих друг другу группировок…»

Клод Теллье также отметил, что среди русских монархистов нет единства и что квебекские суды не обладают конституционным правом решать, кто глава российского императорского дома и кто имеет право на престол. Дело против Константина Веймарна было прекращено, все судебные издержки легли на РИС-О г-на Колтыпина.

Что же касается реабилитации царской семьи, то начинать ее нужно с другого конца — с возвращения российским городам их исторических названий. Пока же на карте страны продолжают существовать Ульяновск, а не Симбирск, Энгельс, а не Покровск, Киров, а не Вятка, Ногинск, а не Богородск. Очевидно, обитателям этих крупных населенных пунктов пока милее жить в советском сакральном измерении, нежели, вернувшись к исконным именам, идти в будущее.

Иллюстрацией некой шизофрении общественного сознания является наличие города Екатеринбурга, находящегося… в Свердловской области (носящей имя Якова Свердлова, одного из главных лидеров большевизма, принимавшего решение о расстреле царской семьи), города Санкт-Петербурга Ленинградской области. Это ли не символ двойственности нашего времени, свидетельствующий, что истинного, глубинного покаяния так и не произошло.

А пока адвокат Марии Владимировны собирается оспаривать решение Генеральной прокуратуры, в Москве продолжает существовать проспект Ленина. На севере столицы функционирует станция метро, носящая имя одного из непосредственных организаторов убийства царской семьи, — «Войковская"…

Кстати

Иллюстрацией некой шизофрении общественного сознания является наличие города Екатеринбурга, находящегося… в Свердловской области (носящей имя Якова Свердлова, одного из главных лидеров большевизма, принимавшего решение о расстреле царской семьи), города Санкт-Петербурга Ленинградской области. Это ли не символ двойственности нашего времени, свидетельствующий, что истинного, глубинного покаяния так и не произошло.

http://www.rgz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2794&Itemid=70


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru