Русская линия
Православие и современность Екатерина Устинова01.03.2006 

«Мобильный» ущерб

В редакцию газеты «Православная вера» пришло два письма от наших читателей. На первый взгляд, они говорят о разном, однако на самом деле посвящены одной и той же теме — теме зависимости, несвободы. Почему и от чего современный человек попадает в зависимость? Что с этим делать? Мы попытались разобраться вместе со священником.

«Мобильный» ущерб

Покупая дочери мобильный телефон, я думала, что совершаю благое дело. Все спокойнее и ей, и мне. Подействовали и настойчивые просьбы Оли: подруги-старшеклассницы к тому времени успели поменять не одну модель. Хотелось как лучше, оказалось — заложила фундамент той стены отчуждения, которая разделила меня с родным человеком.

Естественно, поначалу не обошлось без «мобильной ветрянки» — знакомства и болтовни с кем ни попадя. Переболели. На увлечение дочери новым видом общения — перепиской короткими SMS-сообщениями — я поначалу внимания не обратила. Однако не так давно с удивлением обнаружила, что мой мобильный телефон частенько оказывается в комнате дочери. На вопрос, почему она его берет, Ольга обиженно ответила: «А что, нельзя поиграть? В моем мобильнике такой программы нет».

Успокоилась я ненадолго. Ночью мобильник призывно загудел, высветив сразу три SMS-ки: «Подарю тебе виртуальное внимание, нежность и ласку», «Куда пропала? Жду ответа», «Наконец положил на счет деньги. Звони». Стало ясно, что дочка лукавит. Проверка счета показала, что за несколько дней половина обычной месячной суммы израсходована. Но Оля упорно утверждала, что отправила с моего мобильника всего несколько посланий. В офисе одного из саратовских операторов мне сообщили всю правду, вручив распечатку всех входящих и исходящих сообщений, прошедших в последнее время через наши с дочкой мобильники. Чего-чего, а получить десять страниц убористого текста я никак не ожидала. Причем череда многих разговоров, состоявшихся за две январские декады с разными собеседниками, обрывалась только утром. А я-то наивно верила, что в 22.00, в крайнем случае в полночь моя девочка видит третий сон. То-то почти все каникулы она проходила вялая и бледная, не прочитала ни одной страницы книги.

К тому же распечатки свидетельствовали, что дочь израсходовала на ночные виртуальные рандеву в два раза больше того, что ей давалось на оплату мобильных услуг. Значит, в «трубу» вылетали деньги, ранее сэкономленные на покупке школьных завтраков.

«Так ради чего же все эти жертвы?» — задумалась я и набрала один из номеров бесконечного списка. В трубке послышались записанные на автоответчик бурные вздохи…

На требование расстаться с телефоном на месяц дочь начала рыдать в голос: «Больше этого не повторится. Не лишай меня моего друга». Начались бесконечные обвинения в недоверии и насилии. На этот раз я нашла в себе силы сказать «нет». Неделю дома царила мертвая тишина. Надеюсь, Оля сделает правильные выводы из всего произошедшего. Я же твердо уверена: «мобильные вампиры» — это не просто рекламный образ, и поэтому советую другим родителям проявить бдительность: любые формы зависимости куда легче предотвратить, чем лечить.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/02society/99.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru