Русская линия
Русская линия Игорь Алексеев19.11.2005 

Участие представителей православного духовенства Казанской губернии в деятельности правомонархических организаций (1905 — 1917 годы)

Тезисы выступления, представленные на Всероссийскую научно-практическую конференцию «Православие в поликонфессиональном обществе: история и современность», проходившую в г. Казани 22 июля 2005 г.

Открыто проявившийся в нашей стране в начале ХХ века общественно-политический раскол в разной степени затронул все российские сословия, не обойдя стороной и православное духовенство. Однако в силу известной специфики самого «рода занятий» представителей последнего он не вызвал значительной внутрисословной поляризации по политическому признаку. Известно, во всяком случае, что до революционных событий 1917 г. «красные попы» являлись в России аномальным явлением. В Казанской же губернии, где численно преобладало инородческое население, они тогда себя и вовсе не обнаруживали: хотя, справедливости ради, следует упомянуть о том, что один из выпускников Казанской Духовной Академии (КДА) 1899 г. — будущий архимандрит Михаил (в миру — П.В.Семёнов) — и «прославил» себя затем на всю Россию в сомнительном образе «христианского социалиста».

Основной политический водораздел здесь проходил значительно правее, а именно — между умеренными и правыми монархистами (или — в более упрощённом изложении — между октябристами и черносотенцами). Благодаря прочно «вбитым» советской историографией идеологическим штампам, многие исследователи до сих пор продолжают считать, что практически всё православное духовенство Российской империи, являвшееся непосредственным носителем и проводником традиционалистских религиозных взглядов, прямо или косвенно поддерживало правых монархистов и принимало участие в деятельности их организаций. Помимо прочего, сей «факт» должен был указывать на особую поддержку черносотенного движения со стороны государства (частью которого в то время являлась Православная Церковь) и «реакционный» характер самого духовенства, что затем было использовано в качестве одного из поводов для массового физического истребления его представителей. Обвинение в «черносотенной пропаганде», под которой обычно понималась любая критика в адрес большевиков, являлось весьма распространённым поводом к самой беспощадной расправе над православными священниками.

В то же время ещё в начале XX века некоторые правые монархисты сами с недоумением сетовали на то, что многие представители православного духовенства «на местах» не только не поддерживают в должной мере отстаиваемую ими триединую «формулу» — «Православие, Самодержавие, Народность», но даже в ряде случаев чинят различные препятствия деятельности право-монархических организаций. Так, например, в феврале 1907 г. председатель Совета Казанского отдела «Русского Собрания» (КО РС) А.Т.Соловьёв писал архиепископу Казанскому и Свияжскому Димитрию (в миру — Д.И.Самбикину) о неоднократных крестьянских жалобах на священников, отказывавшихся служить молебны перед открытием отделов «Союза Русского Народа» (СРН) и не желавших «поддерживать патриотические чувства русского народа». В связи с этим А.Т.Соловьёв просил местного архиерея «сделать распоряжение, чтобы духовенство не мешало, а содействовало устройству Союзов «За Веру, Царя и Отечество». Прошение похожего содержания было послано 20 июня 1909 г. на имя нового архиепископа Казанского и Свияжского Никанора (в миру — Н.Т.Каменского) и представителями сельских отделов СРН Чистопольского уезда Казанской губернии.

Изначальный расчёт казанских правых монархистов на то, что местное православное духовенство займёт их сторону и возглавит черносотенное движение «на местах», оправдался лишь частично. Начиная с того момента, как самим Императором православным духовным лицам, в числе прочих, было дозволено воспользоваться своими политическими правами, правые монархисты вступили за них в напряжённую идеологическую борьбу с либералами (и, прежде всего, — с представителями «правого крыла» российского либерализма — октябристами), результаты которой оказались весьма неоднозначными. Так, в самой Казани черносотенное движение нашло активную поддержку, главным образом, «на верхах», то есть у представителей высшего епархиального духовенства (олицетворявшего, как тогда часто говорили, «чёрную рясу») и у части приходского «белого» духовенства.

Вместе с тем, большинство казанских обладателей «белой рясы» оказались безучастно к призывам черносотенцев, а местные идеологи тогдашнего «обновленчества» даже учредили в противовес созданного правыми монархистами «Общества церковных старост и приходских попечителей города Казани» свой «Союз пастырей и церковных старост г. Казани», расписавшийся в политических симпатиях к октябристам.

Как с сожалением подчёркивал в своём докладе на собрании КО РС 7 февраля 1907 г. Ф.С.Гребеньщиков, «почти все» пастыри казанских городских церквей и церковные старосты («за исключением 5 или 10-ти лиц») «утекли от нас» в «Союз 17 Октября». Известно также, что открытое или латентное сопротивление деятельности черносотенных организаций оказывалось православными священниками и в ряде селений Казанской губернии (так, резонансные конфликты местного духовенства с правыми монархистами имели, к примеру, место в 1907 г. в селе Красная Горка Мамадышского уезда, в 1912 г. в селе Янгорчино Ядринского уезда и в 1914 г. в селе Волчья Слобода Чистопольского уезда).

Однако, даже несмотря на все эти «пораженческие» признания, традиционалистские лозунги правых монархистов поддержало немало как «высокопоставленных», так и рядовых православных священников, известных своей безупречной репутацией и заметным духовным влиянием на паству. Следует признать при этом, что открытый выбор в пользу «Православия, Самодержавия, Народности» был в то «смутное» время достаточно опасным даже для священников, а следование этим убеждениям после 1917 г. и вовсе оказалось сродни смертному приговору, в чём убеждает судьба многих представителей православного духовенства.

Среди наиболее деятельных священнослужителей, состоявших в правомонархических организациях Казанской губернии, можно выделить архимандрита Казанского Спасо-Преображенского монастыря (а затем — епископа Мамадышского) Андрея (в миру — князя А.А.Ухтомского), избранного, согласно ряду документальных свидетельств, в конце 1906 — начале 1907 гг. председателем «Областной Управы Объединённого Русского Народа» (а затем — почётным членом КО РС), священника действовавшей в Ягодной слободе Казани Смоленско-Димитриевской церкви Н.М.Троицкого — члена Совета Казанского «Царско-Народного Русского Общества» (ЦНРО) первого состава (а затем — председателя Совета Боголюбского отдела СРН) и председателя Совета отдела СРН в селе Куюки Лаишевского уезда Казанской губернии священника В.Е.Бетьковского.

Известно также, что в Совет КО РС в разное время избирались: ректор КДА епископ Чистопольский Анатолий (в миру — А.Г.Грисюк), доцент КДА Варсонофий (в миру — А.В.Лузин), архимандрит Гурий (в миру — А.И.Степанов), игумен Казанского Спасо-Преображенского монастыря Иоасаф (в миру — И.И.Удалов), ключарь Благовещенского Кафедрального собора Казани священник П.А.Рождественский и другие священнослужители. Почётными членами КО РС являлись архиепископы Казанские и Свияжские Димитрий (в миру — Д.И.Самбикин) и Никанор (в миру — Н.Т.Каменский), архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (в миру — А.П.Храповицкий), епископ Вологодский и Тотемский Никон (в миру — Н.И.Рождественский), епископ Чистопольский Алексий (в миру — А.Я.Дородницын), состоявший также почётным членом Казанского ЦНРО, и другие. В деятельности КО РС в первое время активное участие принимали также известные проповедники братья-священники А.А. и Н.А. Воронцовы.

Некоторые из православных священнослужителей возглавили также местные отделы «союзнических» черносотенных организаций в качестве председателей и товарищей (заместителей) председателей их Советов. Отчасти это были приходские священники (Н.Д.Борисов — председатель Совета отдела СРН в селе Красная Слобода Спасского уезда, Р. Дмитриевский — председатель Совета отдела СРН в селе Янасал Казанского уезда, М.П.Иванов — председатель Совета отдела СРН в селе Красновидово Свияжского уезда, С. Казанцев — председатель Совета отдела СРН в городе Чистополь, С. Толпегин — председатель Совета отдела СРН в селе Сюкеево Тетюшского уезда и другие), отчасти — низшие клирики (например, диаконы П.В.Кедров — председатель Совета отдела СРН в селе Кошки Спасского уезда, С.Н.Ляпидовский — председатель Совета отдела СРН в селе Полянки Чистопольского уезда и Г. Светозаров — председатель Совета отдела СРН в селе Кармалы того же уезда). Встречались среди руководителей черносотенных организаций и иеромонахи: один из них — Софроний (из Казанского Спасо-Преображенского монастыря) — возглавлял, к примеру, Совет Второго отдела СРН в Пятницком приходе Казани, а другой — Викентий — являлся товарищем и одновременно и.о. председателя Совета отдела СРН в городе Свияжске.

Жёсткое иерархическое подчинение требовало от всех православных священнослужителей, решивших вступить в политическую организацию или, тем более, возглавить её, чтобы они ставили в известность о своих действиях епархиального архиерея и испрашивали на то его разрешение, которое, как правило, и получали в подобных случаях. Следует отметить также, что некоторые из означенных священников возглавляли «на местах» отделы «Казанского Общества Трезвости», на базе которых и были созданы многие отделы «союзнических» организаций.

Вопреки распространённому мнению, главной заботой православных священников, участвовавших в правомонархическом движении, была вовсе не «проповедь погромов», а отвращение от революционного и либерального влияния «чёрного люда» (давшего название самой «чёрной сотне»), укрепление традиционалистских взглядов в обществе и пропаганда трезвого образа жизни. Однако и этого уже было более чем достаточным для того, чтобы попасть после 1917 г. в разряд «врагов народа». Тем более, если бывший священник-черносотенец оставался социально активен и после установления в стране богоборческой власти.

Так, например, известно, что священник Н.М.Троицкий являлся в послереволюционный период членом Казанской Духовной Консистории (переименованной весной 1918 г. в Казанский Епархиальный Совет), руководил «Казанским Братством защиты Святой Православной Веры», выступая инициатором и организатором целого ряда протестных собраний и иных общественных акций, направленных против репрессивных действий властей в отношении Православной Церкви и русского населения. Пройдя через многие мытарства, в декабре 1937 г. Н.М.Троицкий был расстрелян в Казани.

Епископ Андрей (в миру — князь А.А.Ухтомский) принимал в 1918 г. участие в созванном в Омске Сибирском Поместном Соборе, на котором был избран в созданное последним Временное Высшее Церковное Управление, а затем руководил духовенством 3-й армии адмирала А.В.Колчака. Полная противоречивых драматических событий жизнь потомка древнего русского княжеского рода, по одной версии, оборвалась в 1937 г. в Ярославле от пули в большевистской тюрьме, по другим данным он завершил её в 1944 г. в Архангельской области. На проходившем в 1981 г. Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви заграницей епископ Андрей (в миру — князь А.А.Ухтомский) был прославлен в лике Святых Новомучеников и Исповедников Российских.

С адмиралом А.В.Колчаком оказался связан и политический выбор ещё одного казанского священника-черносотенца — бывшего ключаря Благовещенского Кафедрального собора Казани протоиерея П.А.Рождественского, ставшего одним из организаторов в его армии известных дружин «Святого Креста и Зелёного Знамени памяти Патриарха Гермогена». Послереволюционная судьба других представителей православного духовенства, состоявших в местных правомонархических организациях, в настоящее времяпрослеживается ещё очень слабо, и её прояснение требует проведения серьёзной исследовательской работы.

Вместе с тем, известно, что именно среди священников, участвовавших в черносотенном движении, наиболее высок был процент необоснованно репрессированных и причисленных затем Русской Православной Церковью к лику святых. Не являлись в этом ряду исключением и члены правомонархических организаций Казанской губернии. Примерами тому являются: священномученик Анатолий (в миру — А.Г.Грисюк) (последняя церковная должность — митрополит Одесский и Херсонский), умерший в заключении в январе 1938 г., священномученик епископ Владивостокский и Камчатский Варсонофий (в миру — А.В.Лузин), осуждённый в 1932 г. на десять лет заключения в исправительно-трудовых лагерях, а затем, по одним сведениям, расстрелянный через пять лет, по другим — бесследно сгинувший в тюрьме, а также священномученик епископ Чистопольский Иоасаф (в миру — И.И.Удалов), расстрелянный в Казанской внутренней тюрьме НКВД в декабре 1937 г.

В связи с вышеизложенным становится очевидным, что исследование истории правомонархического движения и участия в нём православных священников способно пролить новый свет на многие искажённые и «вымаранные» официальной советской историографией страницы истории РПЦ двадцатого века.

Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук (Казань)

http://rusk.ru/st.php?idar=161277

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru