Русская линия
Сегодня.Ru Сергей Бабурин01.03.2006 

Россия защитит жертв агрессии
Эксклюзивное интервью с вице-спикером Государственной Думы Российской Федерации Сергеем Бабуриным

— Сейчас решается судьба Косово. Вы согласны с прогнозом большинства экспертов о том, что статус этого края станет определяющим для непризнанных, самопровозглашенных республик?

— Судьба Косово в лучшем случае решится летом. Это по срокам, которые намечены. А переговоры и встречи будут достаточно сложными и напряженными потому, что стороны занимают официальные диаметрально противоположные позиции. Совместить эти позиции невозможно.

— На что же в этой ситуации рассчитывает Запад?

— На капитуляцию сербской стороны. Другого варианта Запад не рассматривает. Хотя Запад неоднороден: американцы, как я себе представляю, настроены на независимость Косово, а европейцы не в восторге от этой идеи. Они боятся цепной реакции мусульманизации Европы.

— Какие регионы старушки-Европы вызывают наибольшее опасения?

— Все без исключения, начиная с Парижа, Берлина, и заканчивая другими столицами. На самом деле европейцы потихоньку вымирают, а та цивилизационная инфраструктура, что создана за тысячелетие, начинает заполняться выходцами из мусульманских государств.

— Насколько независимость Косово сопоставима с аналогичным статусом Абхазии и Южной Осетии?

— С юридической точки зрения у Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья есть все основания быть признанными, как самостоятельные государства, достаточно давно. Это исходя из даже формальных юридических аспектов возникновения этих республик. Чего не скажешь о Косово, потому сегодняшняя косовская власть основана на оккупации сербской территории и создании независимого государства на штыках иноземных войск. Речь идет о политических механизмах. То есть, при признании Косово возникает некая неизбежная цепная реакция, независящая от тех, кто признает Косово. Это цепная реакция признания аналогичных непризнанных государств, куда входят не только, допустим, Абхазия с Южной Осетией и Приднестровье, но та же Республика Сербская в Боснии. Сюда же можно отнести застарелый средиземноморский вопрос по Северному Кипру. Там ситуация немного изменилась только в связи с вхождением Кипра в Европейский Союз. Это заставляет и Турцию, и киприотов иначе подходить к разделению острова на две республики. А у остальных непризнанных государств будет очень серьезный шанс. И я считаю, что позиция президента о том, что Косово не уникально, а ординарно, универсально, — единственно реалистичная позиция.

— Другими словами, Кремль определился?

— Вот этого не могу сказать даже я, поскольку я не уверен, что Кремль монолитен. У нас есть позиция президента, а есть исполнение его указаний, администрации. А вот администрация президента «многобашенная» — там есть либералы, есть консерваторы. Вспомните, как во время броска наших десантников на Приштину при наличии прямого указания президента осуществить этот бросок высокие должностные лица — начальник Генерального штаба, министр иностранных дел делали все, чтобы развернуть этот десантный батальон и вернуть его в Боснию. Вот реальность. И только благодаря жесткости ряда высших военных приказ президента был выполнен. В этом отношении сегодня Кремль занимает обнадеживающую позицию своей твердостью. В принципе, все созрело для признания Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, как независимых государств. И это можно сделать уже на другой день после решения по Косово.

— Но в то же время еще не утратила актуальности тема пресловутой «сдачи» непризнанных Москвой…

— Это политическая реальность. Почему сейчас я обеспокоен многими процессами, протекающими ныне в Приднестровье? Почему вызывают беспокойство планы Грузии, как раз в преддверие признания Косово, военной силой решить проблему Южной Осетии, то есть захватить территорию этой республики и откусить у Абхазии Гальский район? Они не надеются взять всю Абхазию — понимают невозможность и свою неготовность к этому. Но хотят иметь хотя бы один из районов, чтобы оторвать Ингури ГЭС и Гальский район.

— Можно ли сопоставлять ситуацию в Южной Осетии и Абхазии с учетом того, что осетины, Цхинвали находятся в полном кольце, а грузинские власти устраивают блокаду этой территории?

— Конечно, политически и в оборонном отношении республики различны. Абхазия более развита инфраструктурно, и, конечно, лучше привязана к российской границе. В Осетии ситуация другая, но политически реакция России не должна отличаться. Россия должна защитить жертву агрессии и в том, и в другом случае. Напротив, у Осетии есть даже большие основания надеяться на Россию, потому что кроме Южной Осетии есть еще и Северная. И имеем в качестве реального факта разрезанный административной государственной границей единый народ на две части, на два государства, что само является, конечно же, нарушением всех прав этого народа и жителей двух республик.

— Как можно прокомментировать утверждения Грузии, что на территории Абхазии идет подготовка вооруженных формирований?

— Это чисто пропагандистские заявления грузинской стороны, которая не хочет замечать, что Абхазия древнее и Грузии, и России по своему православию и тем основам вероисповедания, которые имеют место. В позапрошлом и прошлом века там значительно распространялся ислам, но никогда он не был единственной религией. Исторически, именно там Андрей Первозванный проповедовал и вступил на причерноморскую землю. Христианские храмы в Абхазии являются одними из самых древних. Сегодня это светское государство, которое ведет переподготовку своих граждан, независимо от их вероисповедания. Я уверен, что сегодня жители Абхазии способны постоять за себя сами.

— Сергей Николаевич, существует еще одна весьма распространенная точка зрения: в реальности независимость Абхазии и Южной Осетии ничего не изменит, потому что Грузия никогда не смирится с этим. Поэтому одна гарантия существования этих этносов — вхождение в состав Российской Федерации…

— Во-первых, никогда не надо говорить «никогда». Испания не соглашалась с независимостью Португалии 40 лет. Ну и что? Сегодня кто об этом вспоминает? Сегодня если Россия слишком долго будет думать, то независимости Абхазии поможет Турция. Это, действительно, та исламская составляющая, которая тоже может иметь место в силу огромной абхазской диаспоры в Турции и арабских странах. И Турция не даст Греции «сожрать» эту республику. Поэтому давайте все решать поэтапно. Да, сегодня большинство граждан Абхазии — граждане Российской Федерации, но, прежде всего, они — граждане своей малой республики, которые имеют право на независимое существование. А как поведет себя независимая Абхазия и войдет ли она в состав России, дело будущего.

— На днях был опубликован план Грузии по «мирному урегулированию ситуации в Южной Осетии». Говорится о выводе сил военной полиции. Но одновременно в одностороннем порядке Грузия вводит в состав миротворцев пехотные подразделения Горийской бригады. Как нужно реагировать на такой прикрытый милитаризм тбилисских властей?

— Я бы ее стал сейчас перечислять эти шаги, потому что они в основном имеют военный характер и обязаны обеспечить паритет и баланс среди миротворцев. А что касается нарушений, то, безусловно, Грузия сегодня занимается только одним — демонстративно нарушает договоренности. Россия свои договоренности и обязательства перед Южной Осетии должна выполнить.

— Но, поддерживая Абхазию, не развязывает ли Москва руки Турции, и все вернется на несколько веков назад?

— Очень жаль, что сегодняшнее руководство Грузии, спекулируя на абхазском и осетинском вопросе усугубляет внутренний кризис грузинского общества и перекрывает ему единственную реальную возможность возрождения через союз с Россией. Не так уж много братских народов рядом с Грузией, и если она будет ориентироваться на конфронтацию с Россией, с союзной России Арменией, то получит вокруг себя только мусульманские территории. И тогда уже сама столкнется с фактором демографической гибели.

— Но, судя по последним событиям, Тбилиси окончательно сделал ставку на силу и боевые действия…

— Насколько я понимаю, начало военных действий со стороны Грузии практически неизбежно. Они не намерены отступать. Бывают политические режимы, как в сегодняшней Грузии, которые без военных действий не удержатся у власти. Как вы понимаете, я констатирую неизбежность военного конфликта без радости. Как это было перед войной США против Ирака. Ну, что ж, будем исходить из того, что агрессор решился. Единственное, я надеюсь, что агрессия Грузии станет финалом политической истории сегодняшнего политического руководства Грузии.

— Спасибо за интервью.

Ярослав Таманцев

http://www.segodnia.ru/?part=article&id=1939


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru