Русская линия
Новые Известия Михаил Поздняев28.02.2006 

Мораторий на жалость
Подавляющее большинство наших сограждан выступают за возвращение смертной казни

Десять лет назад в России был введен мораторий на применение исключительной меры наказания. Напомним: правительство пошло на этот шаг в связи со вступлением нашей страны в Совет Европы. Фактически мы были признаны цивилизованной нацией. Но в последние годы все чаще звучат призывы к отмене моратория. Опрос, проведенный на днях Фондом «Общественное мнение», показывает: подавляющее большинство россиян — за возвращение высшей меры наказания.

О том, что мораторий должен быть отменен, мы слышим едва ли не столько, сколько он в России действует. За скобки выносятся как мировая практика, так и наши национальные гуманистические традиции — та самая «милость к падшим», к которой, вслед за Пушкиным, призывали Достоевский, Толстой, Чехов. Зловещая фигура палача с топором начинает маячить на российском горизонте после каждого очередного теракта. С новой силой призывы отменить мораторий зазвучали после того, как Верховный суд Северной Осетии завершил прения сторон по делу Нурпаши Кулаева, участника захвата школы в Беслане, а прокурор Николай Шепель под аплодисменты и одобрительные возгласы потребовал от суда применить к единственному оставшемуся в живых террористу «исключительную меру наказания». Сразу после заседания лидеры комитета «Матери Беслана» заявили о намерении вынести на всенародный референдум вопрос об отмене моратория, дабы приговор Кулаеву был приведен в исполнение. Можно спорить, остановит ли кровь этого молодого человека, не признающего себя виновным, волну террора, но если референдум состоится — результаты его предсказуемы. Опрос, проведенный как раз в эти дни Фондом «Общественное мнение» (ФОМ), развеял миф о том, что мы народ незлобивый и сердобольный.

В целом за допустимость «исключительной меры» — три четверти населения. Реже остальных это мнение разделяют люди младше 35 лет (67%), чаще всех (85%) — пожилые сторонники КПРФ. Лишь 15% наших сограждан считают такую меру наказания недопустимой. Каждый десятый затруднился сформулировать свою позицию по данному вопросу.

Респондентам было предложено ответить на вопрос: «Почему вы считаете, что в принципе допустимо приговаривать преступников к смертной казни?»

Самый распространенный аргумент в пользу возвращения «вышки» — «всегда в России было: смерть за смерть». Такое ветхозаветное понимание возмездия за тяжкое преступление продемонстрировали 44% сторонников отмены моратория. В 9% случаев звучал довод о практической целесообразности использования этого инструмента в целях снижения уровня преступности в стране. По мнению 7%, «если будет смертная казнь, то преступники будут бояться хоть чего-то», «пока их не завалишь, они ничего не поймут».

Для 5% участников опроса доводом в пользу смертной казни стала экономия денег налогоплательщиков и государственных средств. Комментируя данный показатель, эксперт ФОМ Ирина Шмерлина замечает: «Характерно, что эти люди продемонстрировали не столько прагматичность («зачем содержать преступников, если можно их убить?»), сколько озлобленность: «не должно на плечи налогоплательщиков ложиться бремя содержания зверей», «они губят людей невинных — а ты их корми».

Около 4% считают лишенным смысла длительное тюремное заключение: «Горбатого могила исправит», «они уже не смогут стать людьми, эти маньяки», «25 лет отсидит в тюрьме — и выходит головорезом».

Смертная казнь нужна, потому что «в стране царит безнаказанность, заключенных освобождают за взятки», — негодуют 3%. Еще для 2% отмена моратория аксиома: «Смертная казнь нужна» — и точка! Следующая цифра не менее показательна для представления об уровне правосознания россиян: только 2% жаждущих крови полагают, что «смертная казнь допустима, если вина преступника точно доказана». Затесались в ряды борцов с мораторием, как ни странно, и гуманисты: 1% от общего числа высказались в том смысле, что «лучше пусть убивают, проще, чем если они будут страдать».

Крайности, как известно, смыкаются: мнение, что пожизненное заключение страшнее, чем смерть, разделяют и те, кто высказывался против смертных приговоров. Однако в этом случае респонденты руководствовались не милосердием, а, напротив, доводом о необходимости справедливого возмездия: «Лучше пожизненное заключение пусть получают, а смертная казнь — слишком легкая смерть», «его нужно не мгновенно убивать, а в мучительных каторжных работах уничтожать», «пускай намучаются в тюрьме» (4% опрошенных — наивысший показатель). Объясняя, почему сегодня, в принципе, недопустимо приговаривать людей к смерти, 3% исходили из веры в то, что «жизнь человека неприкосновенна», «Господь дал жизнь — пусть Господь и заберет ее». По 1% заявили, что «в России и так мало людей», что каждому «надо дать шанс одуматься, исправиться» и что, если даже это закоренелый преступник, «пусть живет, жалко человека"…

Выяснили социологи и отношение россиян не к смертной казни, а собственно к мораторию. Сегодня 55% называют решение, принятое 10 лет назад, неправильным (чаще других пожилые люди — 61%). Правильным считают введение моратория 28% населения: такое мнение распространено больше всего среди людей с высшим образованием (36%), жителей мегаполисов (35%) и молодых граждан в возрасте до 35 лет (34%). Если же говорить о динамике мнений по этой касающейся всех проблеме, то пять лет назад, согласно результатам опроса ФОМ, положительно воспринимала мораторий такая же доля граждан, как сегодня, тогда как людей, не одобрявших его, было значительно больше (62%). Непонятно только, куда эти люди делись. И, положа руку на сердце, с трудом верится, что, случись референдум по вопросу о моратории завтра, гуманисты на нем одержат верх.

СМЕРТНУЮ КАЗНЬ ОТМЕНЯЛ ДАЖЕ СТАЛИН

13 августа 1743 г. в России впервые была отменена смертная казнь. Решилась на это императрица Елизавета Петровна, дочь Петра I, при котором смертная казнь считалась основной мерой наказания и, например, в армии применялась за 123 воинских нарушения. Единственной, весьма сомнительной милостью императора стал указ о том, чтобы дворянам на плахе отрубали головы мечом, а не топором, как простым смертным. За все двадцать лет своего правления императрица Елизавета не подписала ни одного смертного указа. И хотя после ее кончины казнь снова была разрешена, Романовы старались держать эту меру наказания в узде ограничений. Так, при Николае II, правившем в 1894—1917 гг., было казнено около 200 человек. На этом фоне миллионные жертвы большевистского террора выглядят как катастрофа гуманности. Правда, Сталин в 1947 г. подписал указ об отмене смертной казни с заменой ее 25 годами лишения свободы. Но уже в 1950 г. исключительную меру вернули в практику суда над изменниками родины, шпионами и диверсантами. Смертная казнь стала считаться естественной формой защиты и государственных интересов, и личных.

ГРАЖДАНЕ МНОГИХ СТРАН ДУМАЮТ, КАК РОССИЯНЕ

Как показывают опросы населения в различных странах мира, большинство добропорядочных граждан высказываются за применение смертной казни.

В Чехии в 2005 году 65% населения высказались в поддержку исключительной меры наказания.

В Казахстане в 2003 году — 60% населения.

В Польше в 2002 году поддержали смертную казнь 69% граждан страны.

В Венгрии в том же году за восстановление казни высказались 59,8% населения.

В Великобритании тогда же более половины граждан страны высказались за применение исключительной меры наказания в отношении убийц детей.

В США в 2001 году за сохранение смертной казни выступили 65% населения.

В Литве в 1996 году — 75% граждан.

В Белоруссии в том же году за смертную казнь проголосовали 80,5% населения.

Стоит отметить, что в большинстве стран Европы смертную казнь отменяли вопреки желанию большинства за исключением, пожалуй, Швейцарии и Финляндии. Да еще в Ирландии в 2001 году 62,08% граждан страны, принявших участие в референдуме, проголосовали против смертной казни.

http://www.newizv.ru/news/2006−02−27/41 259/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru