Русская линия
Церковный вестникИгумен Петр (Мещеринов)28.02.2006 

250 лет со дня рождения Моцарта

27 января 1756 года, в день памяти святителя Иоанна Златоуста, в австрийском городе Зальцбурге в семье музыканта Леопольда Моцарта родился младший сын. Мальчика назвали Иоанном Хризостомом Вольфгангом Феофилом (последнее имя известно всем в итальянской транскрипции — Амадей).

С четырехлетнего возраста в Вольфганге Амадее стал обнаруживаться необыкновенный музыкальный дар. Изумленный отец писал: «Я мог бы рассказать о таинственном гении моего сына и подробно описать, с какой сказочной быстротой он постиг музыкальную науку…» С шести лет Вольфганг стал сочинять музыку, кроме того, он в совершенстве овладел игрой на клавире и других музыкальных инструментах. Родители вундеркинда организовывали гастроли по разным странам, удивляя его искусством вельмож, князей, королей и самого Римского папу. Слушая необыкновенного концертанта, владыки мира сего умилялись до слез и осыпали ребенка поцелуями, а маленький Моцарт при этом доверчиво спрашивал: «А ты вправду меня очень-очень любишь?», чем приводил королей и князей в немалое замешательство…

По отзывам знавших его людей, Моцарт был чрезвычайно живым, веселым, дружелюбным, глубоко чувствующим человеком. В нем постоянно жила музыка: он записывал ее на бумагу почти без помарок. Моцарт хорошо сознавал источник своего чудесного музыкального дара. Он говорил: «Музыка приходит ко мне просто потоком. В моем мозгу я не слышу произведение в его развертывании, но держу его целиком, одной глыбой, так сказать. Все это проходит во мне как волшебный и грандиозный сон. Как происходит, что я не забываю это, как забывается сон? О, наверное, это самый бесценный дар, за который я должен возблагодарить моего Создателя».

Моцарт был глубоко верующим человеком, хотя его религиозность была, как и многое в его жизни, живой и неформальной. Она не могла ограничиться только обрядовой стороной Католической Церкви, к которой принадлежал композитор (как видно из его писем, он часто исповедовался и причащался), он постоянно искал нравственного и духовного смысла жизни. В письме к отцу Моцарт писал: «Я всегда думаю о Боге, признаю Его всемогущество и страшусь Его гнева. Но я знаю и Его любовь, Его сочувствие и сострадание к тем, кого Он сотворил. И никогда Он не оставит тех, кто Ему служит».

Умер Моцарт 5 декабря 1791 года в возрасте 35 лет. Существует легенда об отравлении композитора. Трудно сказать, насколько она истинна. Интенсивность внутреннего существования Моцарта была чрезвычайно высока, он жил как бы в «два раза быстрее» большинства других людей — это отмечали все близкие композитора. В свои 35 лет — возрасте, который для современных людей чаще всего является лишь началом самостоятельной активной жизни, — Моцарт много размышлял о смерти. «Я никогда не ложусь спать, не поразмыслив о том, что на следующий день, быть может, меня уже здесь не будет, — писал он, — и, однако, никто не может сказать, что я пребываю в грусти и печали. Я благодарю моего Господа за то, что Он осчастливил меня пониманием смерти, этой лучшей подруги человека. Я благодарю каждый день моего Творца за это высшее счастье и сердечно желаю его всем себе подобным».

Музыка Моцарта уникальна. Она утешает, возвышает и очищает душу. Слушая Моцарта, как будто дышишь свежим воздухом в зимнем утреннем солнечном лесу. Если творчество Баха в двух словах можно охарактеризовать как глубину и совершенство, музыку Гайдна и Генделя — как здоровье и радость, то Моцарт — это утонченность и небесная красота, выраженная, насколько это возможно, в звуках. Однако в творчестве Моцарта за кажущейся «легкостью» мне видится первая и самая главная проблема человека и человечества. Человек — сотворенное Богом по Его образу и подобию, но вместе с тем падшее существо. Художественное отображение этого было дано Моцарту, и поэтому его музыка не только необыкновенно светозарна и гармонична, но и глубоко, невероятно глубоко трагична. Моцарт совместил в своем творчестве Божий свет, сущий в каждом человеке, и кошмар существования его в падшем и смертном мире…

В наше время, когда культурное пространство разрушается, когда над людьми властвует пошлость, мелочность, стадность, нам необходим Моцарт. Своей подлинной эстетической драгоценностью, высокой религиозностью, очевидным воспитательным и нравственным достоинством при одновременной доступности, его музыка исцеляет нас, возвращая в лоно великой христианской европейской культуры. Она обращает наши сердца к Тому, от Которого исходит «всякое даяние доброе и всякий дар совершенный» (Иак. 1, 17) — к Богу, служителем Которого всегда был и осознавал себя Вольфганг Амадей Моцарт.

http://tserkov.info/numbers/art/?ID=1707


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru