Русская линия
ТрудПротоиерей Дмитрий Смирнов27.02.2006 

И крещение Руси начиналось с армии
Праздновала ли церковь день защитника отечества?

Какие молитвы спасут солдата? Зачем нужен военный священник? Эти и другие вопросы обсуждаем с председателем Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами протоиереем Димитрием СМИРНОВЫМ.

— Ваши заботы и молитвы об армии, отец Димитрий, христианским заповедям не противоречат?

— Есть в Евангелии от Иоанна такие слова Христа Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто душу свою положит за други своя». А это ведь и есть дело воинов. Поэтому Церковь всегда любила армию. Еще и на заре христианской эры много первых святых мучеников были воинами. И крещение Руси началось, между прочим, с армии. Первой, как известно, крестилась дружина князя Владимира. Так что у нас к нашей армии особые чувства. И не только в праздничные для военнослужащих дни мы за них молимся. Нет такого богослужения в Русской православной церкви, когда бы не возносились молитвы о воинах. А ведь в армии не только православные, но и безбожники, и мусульмане, и верующие других религий. Но они все защищают нашу землю, наши храмы, нашу культуру. Поэтому мы и молимся за всех армейских людей.

— А массовые обряды, подобные тому, что совершила княжеская дружина, уже не случаются?

— Многие и в наши дни принимают крещение в армии. Особенно в «горячих точках». Ведь зачастую на воинскую службу прибывают ребята из таких районов, где храмов нет. Кто-то из них и прежде тянулся к вере, но возможностей прийти в церковь не было. А встретив в армии священника, спрашивают: можно креститься? И принимают решение. Иногда мы крестим в воинских частях по две сотни человек за раз. В Чечне такое бывало.

— Но далеко не все одобряют активность Церкви в армии. Вот только заговорили об организации военного священства, как уже покатилась целая волна критики и возражений.

— По долгу своей службы я как раз занимаюсь организацией служения священников в силовых структурах. И вижу огромную пользу от этого. Она очевидна, казалось бы, для всех. Да только ведь те, кто нас критикуют и будут за это критиковать, ангажированы извне. Поэтому, на их взгляд, для нас плохо и вредно то, что хорошо, например, для США, Великобритании, Франции… Там же везде есть служба капелланов. Так что возражения эти, конечно, надуманы, но вполне объяснимы. Почему они возражают? Потому что введение военного духовенства укрепит армейский дух, прекратит нравственное разложение армии. А им это не надо. Прекрасно все понимают, для чего нужно военное духовенство. Это совершенно необходимая компонента всякой армии. Да и вообще всякого здорового общества.

— Но ведь этот институт не заменит военную реформу и сам по себе всех проблем нашей армии не решит?

— Нет, конечно. Я же говорю, что это необходимая компонента, и не более того. А проблема нашей армии комплексная. Другое дело, что духовенство может здесь сыграть свою очень важную роль, какую оно и играет во всех армиях мира.

— Уже есть некоторый опыт такой работы в отдельных воинских частях?

— Конечно. У нас около двух тысяч приходских священников трудятся в армии более или менее регулярно. И ситуация там, безусловно, улучшается. Как быстро — это зависит от активности, талантливости и преданности этому делу священников.

— Должны ли военные священники носить офицерские звания и погоны?

— Это совершенно неважно. В Америке, например, священники с офицерскими званиями, во Франции — без, в Германии в армии трудятся просто приходские священники. Нам, русским православным священникам, никакие звания не нужны. Не эта у нас задача. Главное: начать выстраивать эту систему, постепенно подбирать, выращивать кадры, традицию восстанавливать.

— В самом ли деле рассматривается такой странный вариант, что один капеллан может представлять в части разные религии?

— Нет, это глупость. Это никому не нужно и сочинено специально, чтобы представить всех нас, религиозных деятелей, полными идиотами. Нигде такого нет. Другое дело, что мы готовы с помощью структур русского духовенства дать возможность и деятелям ислама, например, присутствовать в армии. Ведь ислам не имеет централизованной организации. Поэтому там довольно трудно организовать эту работу, но при желании возможно.

— А сама Русская православная церковь к этой работе готова?

— Она готова начать этот процесс. И причем давно. Но структуру военного духовенства нужно выращивать. Так ведь оно и у нас уже было. Ведь военное духовенство в России существовало с XVIII века. И не сразу оно покрыло всю армию, решило все вопросы. Это вопрос постепенный. Развитая структура сложилась к первой мировой войне.

— Пока Церковь еще не пришла в армию повсеместно, посоветуйте военнослужащим и их родным, какие молитвы лучше всего могут помочь на воинской службе?

— Самая главная молитва — это «Господи, помилуй!». Все зависит от того, сколько мысли человек будет в нее вкладывать. «Господи, помилуй!» В ней все Евангелие! Поэтому ее вполне достаточно.

Коновалов Валерий

http://info.trud.ru/trud.php?id=200 602 270 320 702


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru