Русская линия
Нескучный сад Дмитрий Менделеев27.02.2006 

Через искусство к Евангелию

Три с половиной года по субботам на канале «Культура» выходит программа «Библейский сюжет». В течение получаса произведения литературы, музыки, живописи, кино рассматриваются в их прямой или аллегорической связи с конкретным местом в Священном Писании, а жизнь их авторов — в поисках, а иногда и трагических потерях Бога. Недавно вышла уже сотая передача. О том, как все начиналось, как создается программа, какие цели преследует, корреспонденту «НС» рассказал ее бессменный ведущий журналист Дмитрий МЕНДЕЛЕЕВ

— Дмитрий, вы считаете «Библейский сюжет» религиозной или культурологической программой?

— Я не разделяю эти вещи. Культура изначально религиозна. В разные века художники, поэты, композиторы писали, подразумевая, что их зрители, читатели, слушатели знакомы со Священным Писанием. Без знания основ христианства можно получить эстетическое наслаждение от их произведений, но невозможно понять мысли и чувства авторов. Мы стараемся через искусство привлечь внимание зрителей к первоисточнику, к Евангелию. Но не только для того, чтобы люди лучше поняли тот или иной шедевр, но чтобы задумались о вечном, о том, без чего невозможно жить ни в апостольские времена, ни при Андрее Рублеве, ни в наши дни — никогда. «Библейский сюжет» — христианская программа.

— А чья это была идея?

— Как только был создан канал «Культура», такую программу предложил Юрий Петрович Любимов. Он сам хотел ее вести. Но невозможно одновременно руководить театром и делать еженедельную передачу на телевидении. А основное детище Юрия Петровича все-таки театр. Видимо, поэтому не получилось. А идея у канала осталась. В 2002 году предложили нам — студии «Неофит».

— Неужели сразу согласились?

— Да, есть у нас такая журналистская бесшабашность — предлагают сделать что-то новое, сразу соглашаемся, уверенно говорим, что все сделаем в лучшем виде, договариваемся, и только потом хватаемся за голову, начинаем думать: как же это сделать? Конечно, страшно было, но мы молились и верили, что Господь поможет. И работали.

— Тематика программы широка: литература, живопись, музыка, кино. Ни один человек не может одинаково хорошо разбираться во всех искусствах. Кто вас консультирует, кто помогает создавать передачи?

— В нашем коллективе работают опытные, думающие, любящие свое дело люди. Но вообще мы, журналисты, по призванию люди поверхностные и вездесущие. Нынешнее время для журналистов очень благоприятное: любая нужная информация доступна. Публикуются дневники, воспоминания, мемуары (а если что-то не опубликовано, можно без проблем пойти в библиотеку и почитать рукописи). Например, готовим передачу о Репине — берем его автобиографическую книгу «Далекое и близкое». Там художник сам все рассказывает о себе. Не как в анкете (родился, учился, окончил Академию художеств), он рассказывает историю своих картин: о чем он думал, чем жил, работая над ними. Также опубликованы его письма. Но все же главное — картины. Боратынский говорил: «Ищите меня в моих стихах». О любом художнике мы все равно больше всего узнаем по его произведениям. Мы, конечно, пытаемся собрать всю информацию, которую оставил о себе человек. Но успех передачи зависит не от того, много ли в наследии художника писем и мемуаров, а от того, насколько мы способны воспринять имеющуюся информацию и понять его творчество. Нет, особой эрудицией мы похвастаться не можем, просто делаем обычную журналистскую работу: собираем информацию, анализируем ее и выдаем результат.

— Вы сами выбираете произведения?

— В основном сами. Стараемся брать наиболее известные произведения, чтобы зритель мог легко войти в разговор — передача идет всего полчаса. И сразу от известного переходим к неизвестному. Допустим, кто такой Леонардо да Винчи, зрителям канала «Культура» объяснять не надо. Многие слышали о его «Тайной вечери», знают, как выглядит эта картина, где находится. Мы можем почти сразу перейти к сути — рассказываем о самой Тайной вечери, о том, что хотел подчеркнуть Леонардо. И зрители, надеюсь, начинают смотреть на картину другими глазами. Конечно, прислушиваемся к интересным советам. Возвращались мы однажды из Грузии, и в самолете рядом с нами сидел архиепископ Ахалцихский Николай. По первому образованию он мультипликатор, был и кинокритиком, интересуется искусством. Он нам и посоветовал посмотреть фильм Ларисы Шепитько «Восхождение», сказал, что это просто евангельская история. Замечателен и роман Василя Быкова «Сотников», по которому снят фильм, но фильм еще больше высветил евангельскую историю — предательство Иуды (Рыбак), восхождение Господа на Голгофу (Сотников). Этим «Библейским сюжетом» мы обязаны владыке Николаю. И другие сюжеты часто рождаются в беседах — кто-то рассказывает о прочитанной книге или увиденном фильме, а зрители помогают, пишут письма, присылают книги, статьи.

— Вы снимаете передачи не только о христианских художниках (Достоевском, Рафаэле, Бахе), но и о людях, скорее терявших Бога, чем находивших его — Ван Гоге, Бергмане. У кого-то, наверное, вызовут возражения Шагал, Бродский или Венедикт Ерофеев как герои «Библейского сюжета». Приходилось вам слышать нарекания за какие-то сюжеты?

— Почитайте дневники и воспоминания Шагала, и вы поймете, что он с юности тянулся к России, к Евангелию. В эмиграции он расписал очень много католических соборов. И в конце жизни, по-моему, принял католичество. Если мы рассказываем о католике Рафаэле, почему нельзя сделать передачу о пришедшем к католичеству Шагале? Бродский тоже крестился в католичество, но «Сретение» — абсолютно православное стихотворение.

Мы стараемся приучить зрителей к неосуждению. Никто не может знать, какой была встреча Ван Гога со Христом. На мой взгляд, он был человеком без кожи. Мир вокруг него был так исковеркан, особенно в Париже. Он от этого ощущал физическую боль. В какой-то момент его тонкая психика не выдержала, и он свел счеты с жизнью. Уверен, будь он православным, имей опытного духовника, этого бы не произошло.

Пожалуй, только один раз нас многие не поняли. После передачи о Высоцком нам говорили: как же вы из явного грешника делаете святого? Много раз приходилось объяснять, что святого мы не делаем ни из Высоцкого, ни из других наших героев. Господь же смотрит не на внешние проявления, но на сердце человека. «От избытка сердца говорят уста». Высоцкий писал от избытка сердца. Наше поколение, к сожалению, выросло вне Церкви. У нас было очень мало нравственных авторитетов. Главные — Великая Отечественная война и Высоцкий. Все лучшие мальчишеские качества (дружба, верность, благородство), начатки правильных христианских ценностей вложены в нас не напрямую христианством, а тем, что от него осталось в русском менталитете, в русской культуре, и нашими современниками. Такими, как Владимир Семенович Высоцкий.

— Насколько я помню, вы делали передачу о «Балладе о любви»?

— Да. Для него она, действительно, была Песнь песней. Текст песни написан от лица царя Соломона, как пророки говорят от лица Божия.

— Дмитрий, мне очень понравилась эта передача, но вы там говорили, что в конце жизни Высоцкий крестился. Это известный факт?

— Известный. У меня даже есть знакомые, знавшие священника (ныне покойного), который его крестил. На некоторых поздних фотографиях виден нательный крест. И «Баллада о любви» написана как раз под впечатлением о крещении. С этого времени он начал меняться. Прислушайтесь, как пронизаны любовью к Богу и ближнему все его последующие песни! Да, к тому времени у него был букет болезней, с которыми он физически уже не мог справиться, но все же… Я надеюсь, что Господь простит ему все прегрешения и упокоит в Царствии Своем.

— Я правильно понял, что вы берете для программы только произведения умерших авторов?

— Мы же не просто о произведении делаем передачу, но о самом художнике, о его жизни, душевных переживаниях и духовных поисках. Очень трудно это сделать, пока жизненный путь человека не завершен.

— Одним из самых интересных мне показался сюжет о «Мастере и Маргарите». Пожалуй, нет ни одного литературного произведения, вызывающего столько споров в православной среде. Вы сами так прочитали роман или вам кто-то подсказал такое толкование?

ВРЕЗКА: Неожиданный взгляд предложен в программе на роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Главные герои названы сатанистами, а умилявший многие поколения читателей эпизод, в котором Маргарита просит, чтобы Фриде перестали подбрасывать платок, объясняется гордостью — Маргарита опрометчиво пообещала Фриде помочь и теперь боится, что та усомнится в ее могуществе.

— Меня подтолкнула к созданию этого библейского сюжета одна из лекций Веры Михайловны Ереминой в Российском православном Иоанно-Богословском институте. Более интересных лекций по русской литературе я никогда не слышал. Уже вышло 4 диска этих лекций «Классическая русская литература в свете Христовой правды». Сначала я услышал ее лекцию о Булгакове, потом стал читать — как раз были изданы все дневники и письма Михаила Афанасьевича, и я нашел факты, подтверждающие мысли Веры Михайловны. Многие другие программы тоже сделаны с ее подачи. Я прослушиваю лекцию, выписываю основные тезисы, а потом уже читаю первоисточник. Я очень благодарен Вере Михайловне, хотел даже сделать с ней отдельную программу, но пока нет средств. Как только найдем, обязательно сделаем.

— Может ли такая передача быть рейтинговой?

— Если наша передача имеет рейтинг, значит может. 10% зрителей, которые субботним утром смотрят телевизор, смотрят «Библейский сюжет». Это очень высокая цифра. Пользуясь возможностью, хочу поблагодарить всех, кто нас смотрит — в нашей работе это самое важное.

— Я не могу назвать «Библейский сюжет» поверхностной передачей, но есть распространенное мнение, что телевидение — по сути вещь поверхностная. Согласны ли вы с этим?

— Телевидение — прикладное искусство. Возможно, и на телевидении есть самоценные произведения. Но точно не в нашем случае — у нас прикладная задача: привлечь человека, в идеале, к Евангелию, но и вообще открыть для него внутренний мир нашего героя. Побудить его еще раз посмотреть фильмы Тарковского, прочитать Достоевского. Чтобы он заново познакомился с их творчеством, зная наш взгляд на него. А потом, я уверен, зритель обязательно откроет Евангелие.

— Вы думаете, что вас в основном смотрят невоцерковленные люди?

— Точной статистики у нас нет, но многие зрители нам пишут, и, судя по письмам, основные наши зрители — люди ищущие, сочувствующие Церкви, но не участвующие в церковных таинствах.

— Известны ли вам случаи, чтобы кому-то «Библейский сюжет» помог обрести веру?

— Два случая было. Одна женщина из Одессы написала, что крестилась, посмотрев передачу о Пиросмани. Другая зрительница, удивительно тонкий человек, архитектор, посмотрела несколько программ, втянулась и через какое-то время тоже крестилась. Сейчас она верное чадо Церкви. Дает нам иногда Господь для утешения узнать такую радость, почувствовать, что не напрасно трудимся.

— Ощущаете себя миссионером?

— Что вы, какие мы миссионеры? Стараемся, как можем, на своем примитивном уровне свидетельствовать о красоте Божиего мира, о радости жизни со Христом. Есть у нас такая счастливая возможность — поделиться с людьми этой радостью!

— А вы сами всю Библию прочитали?

— Конечно. К сожалению, и некоторые воцерковленные люди совсем не знают Ветхий Завет. Это вдвойне обидно, так как наше богослужение во многом состоит из ветхозаветных цитат. И это не для заполнения паузы, не для того, чтобы хору дать возможность красиво спеть. Нет, это наполнено глубочайшим духовным смыслом!

— Какая у вас любимая книга в Ветхом Завете?

— Больше всего люблю книги пророка Исаии, Иова и Псалтирь. По-моему, царь Давид как поэт недосягаем. Но все же любимый мой момент в Ветхом Завете — жертвоприношение Авраама. Даже после Нового Завета это почти недосягаемый духовный подвиг. Выше Авраама только Матерь Божия. Потому что Авраам надеялся, что в последний момент Господь остановит его руку, а Матерь Божия знала, что судьба Ее Сына будет только такой. И пожертвовала Своим Сыном!

— Может ли атеист быть глубоким знатоком Библии?

— Он может знать ее наизусть, но смысла-то не поймет. Не откроется человеку красота Священного Писания. Для него это будет просто текст.

— Как вы относитесь к тому, что на том же канале «Культура», где субботним утром идет ваш «Библейский сюжет», воскресным вечером (время заведомо более выгодное) «демонстрируются» «Загадки Библии»?

— Надеюсь, что это не злой умысел, а наивное доверие к Би-би-си. Есть у них репутация серьезных профессионалов. Я и сам до недавнего времени пребывал в заблуждении, считал, что они добросовестно проверяют любую информацию, проделывают серьезную журналистскую работу. А в этом сериале я обнаружил прямую ложь. Бывает, что светские люди заблуждаются, но искренне пытаются разобраться, найти правду. Здесь же просто передергивание фактов. Как хорошо сказал Патриарх — попытка низвести Священное Писание на уровень собственного грешного мировоззрения. Единственное оправдание, которое можно найти для создателей «Загадок Библии», что им кто-то эти глупости наговорил, а они не удосужились проверить. Но компетенция журналистов Би-би-си в моих глазах упала. А до этого был фильм о Туринской плащанице — они доказывали, что ее написал Леонардо да Винчи. Для такого крупного канала это позор! Так же примитивно, как утверждения Фоменко, что Дмитрий Донской и есть Мамай. В данном случае глупая сплетня еще и выпущена на экран.

— Дмитрий, вы в начале беседы верно подметили специфику нашего ремесла — мы дерзко беремся за все. Не хотели бы вы сделать в будущем программу на тему «Библия и наука»?

— Хотел бы. Пока мы готовим новую программу о философии. Она будет отличаться от «Библейского сюжета» по форме, название тоже, естественно, будет другое, но принцип сохранится — такой же бесконечный библейский сюжет, только через философию. Дадим зрителю возможность познакомиться с христианской философией, начиная от ее античных предшественников (Платона, Аристотеля, Вергилия), заканчивая нашей парижской школой — Бердяевым, Лосским или замечательными западными христианскими философами: Честертоном, Клайвом Льюисом.

— А в «Библейском сюжете» вы о Льюисе не рассказывали?

— Собираемся сделать передачу о «Хрониках Нарнии», ждем, когда выйдут все фильмы на кассетах. Как и «Властелин колец» Толкиена (о нем мы уже делали передачу), «Хроники Нарнии» писались как проповедь христианства для юношества. Поэтому мы очень хотим сделать о них «Библейский сюжет». Ну, а «Письма Баламута», «Расторжение брака», «Просто христианство» подходят для будущей философской программы. Философию без знания христианства уж точно не понять. Можно получить удовольствие от созерцания картины, но получить удовольствие от красивой философской мысли?..

— Вы будете рассказывать только о христианских философах или о трагедии тех, кто задумывался над этими вопросами, но, увы, терял Бога, например, о Хайдеггере?

— Не знаю. Начнем с отцов Церкви. Апостол Павел, хоть и знал философию блестяще (в разговорах с греками он пользовался терминами стоиков), все же предостерегал от чрезмерного увлечения ей. Поэтому в первую очередь мы расскажем о ранней христианской философии: мученике Иустине Философе, святителях Василии Великом, Иоанне Златоусте, блаженном Августине и т. д. К сожалению, от святых отцов философия перешла к чистому умствованию. Но и здесь были великие достижения — Кант, Гете и особенно, конечно, скромный Паскаль. Если нам удастся найти добрые и правильные мысли у Конфуция, расскажем и о нем. В конечном счете каждый философ искал Бога, и если христиане Его знали и пытались донести свои знания людям, то языческая философия искала Бога в меру своих возможностей. Но искала честно.

С Хайдеггером я практически не знаком, нам на журфаке прочитали несколько лекций о нем, но я был не очень прилежным студентом. У нас будут консультанты — православные журналисты с философским образованием. Они и решат, насколько отвечают задачам программы такие мыслители.

— Надеюсь, что выход новой программы не означает, что перестанет выходить «Библейский сюжет»?

— Нет, они будут идти параллельно. Даст Бог, сил хватит на все. «Библейский сюжет можно делать бесконечно.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ion=14&article=386


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru