Русская линия
Газета.RuПротоиерей Дмитрий Смирнов23.02.2006 

«Священник должен быть везде»

Военные прокуроры принялись за подготовку проекта закона об армейских священниках. Зачем в войсках нужны полковые священнослужители, рассказал «Газете.Ru» руководитель синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов.

Сколько сейчас священников окормляют Вооруженные силы?

— Всего священников, трудящихся в этом направлении, примерно около 2 тысяч человек, но степень регулярности общения с солдатами у всех разная. Одни общаются с военнослужащими раз в неделю, другие раз в две недели, третьи раз в месяц.

— На ваш взгляд, полковые священники должны быть в штате Вооруженных сил?

— Каким образом будет выстроена система, не так важно. В первую очередь, нужно создать режим наибольшего благоприятствования, чтобы священник мог максимально использовать свои возможности в армии. Я думаю, что вхождение священников в штат Вооруженных сил было бы большое удобство как для священников, так и для военнослужащих.

— Тогда кому должны подчиняться священники в армии — Минобороны или Московской патриархии?

— Должно быть двойное подчинение: по распорядку они должны подчинятся армейскому начальству, а по духовной линии — иерархии.

— А зарплату где они должны получать?

— Если это будут приходские священники, которым придется совмещать свою основную работу с армейской, то тогда они должны получать зарплату и от своего прихода, который они окормляют, и из бюджета Минобороны за ту работу, которую там производят. А если они работают без отрыва от армии, то должны получать жалование в войсках, причем на уровне зарплаты старшего офицера.

— Какая должна быть функция у полковых священников? Должны они, например, вмешиваться в боевую подготовку солдат?

— Нет, вмешиваться в боевую подготовку они не должны. Исключительная деятельность священника в армии — душепопечительство.

— А какая вообще армии выгода брать на свой баланс священников?

— Прямая выгода. Будет меньше проблем с дедовщиной, суицидами, с побегами из частей, а также возрастет нравственный уровень солдат.

— Полковые священники — это замена политруков?

— Нет, это политрук стал заменой полкового священника. Потому что политрук — священнослужитель марксистской религии. Когда в 1917 году подлинную религию отменили, то на ее месте возникла искусственная, синтетическая религия под названием марксизм, в которой появились священнослужители — политруки, которые и заменили военное духовенство. Теперь надо просто вернуть все на свои места.

— Некоторые опасаются, что, придя в армию, Церковь начнет заниматься миссионерством. Как вы прокомментируете эти утверждения?

— Так миссионерство и есть искомая цель, потому что подлинные христиане — те люди, которые нужны нашей армии. Христиане самые лучшие войны. Священники будут катехизировать и воцерковлять уже крещеный народ.

— А если человек не крещен?

— А если некрещеный, то его трогать никто и не будет. Здесь все должно быть на добровольной основе.

— Почему законопроект «О полковых священниках» разрабатывается военной прокуратурой, а не Минобороны?

— Потому что именно военной прокуратуре приходиться сталкиваться и разбираться с проблемами в армии — дедовщиной, суицидом, побегами и т. п. Она уже не видит другого выхода по оздоровлению ситуации, кроме привлечения к этим проблемам военного духовенства. Поэтому она хочет восстановить, как во всех нормальных странах, институт военного духовенства, как необходимый институт государства. Военная прокуратура правильно считает, что духовенство может оздоровить моральный дух армии.

— А в армии должны быть только православные священники или же церковнослужители всех конфессий?

— В армии должны быть военные священники согласно вероисповедованию личного состава. Например, в армии служат 10 тыс. мусульман, тогда надо, чтобы их окормляли военные муллы в количестве 10 человек, но если там будет 10 православных, то к ним должны по надобности приглашаться православные священники. Также если в армии 100 тыс. православных, то должны быть 100 православных священников, а к 10 мусульманам приглашаться мулла.

— А кто должен координировать действия военных священников?

— Необходимо создать специальный орган, например, Главное религиозное управление Вооруженных сил, в которое войдут представители конфессий. А возглавлять этот орган должен главный военный священник, которого утвердит министр обороны по согласованию с главами традиционных религий. Управление будет следить за дисциплиной священников, за их материально-финансовом обеспечением и т. п.

— Войдя в штат Минобороны, священники будут носить погоны, оружие?

— Нет, ни погон, ни оружия они носить не должны — это запрещено. У них должен быть только статус военнослужащего, как, например, ветераны афганской войны приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны, так и священники должны быть приравнены к старшим офицерам.

— Готова ли Церковь на сегодняшний день обеспечить полностью армию полковыми священниками?

— Полностью не готова. Я думаю, что мы готовы обеспечить армию примерно на 40−50%. Но все равно надо начинать. При этом нужно открыть специальное училище военных священников, которое должно финансироваться из бюджета Минобороны и готовить профессионалов своего дела. А сейчас мы можем только задействовать приходских священников.

— А где в первую очередь нужно вводить военное духовенство?

— В первую очередь нужно, чтобы военный священник появился во всех родах войск: чтобы был главный священник флота, главный священник Космических войск, главный священник Сухопутных войск и т. д. Затем военные священники должны появиться во всех военных округах, во всех учебных заведениях. После чего должны быть подобраны и территориальные военные священники. И главное — обеспечить части, которые находятся в постоянной боевой готовности и в горячих точках.

— Помимо армии, где, на ваш взгляд, нужно еще ввести священников на штатной основе?

— Очень нужно — в тюремном ведомстве, так, чтобы в каждой тюрьме и зоне обязательно был священнослужитель. У нас сейчас в каждой тюрьме есть либо храм, либо молитвенная комната, но священник, работающий в тюрьме, должен за свою работу получать жалование из бюджета Минюста. Тюремные священники — особый вид священников, которые должны разбираться в тюремной специфике. Поэтому они должны быть профессионалами. Также штатные священники должны, на мой взгляд, появиться и в ФСБ, которое курирует Погранвойска, и в МВД, где существуют Внутренние войска, — в общем, священник должен быть везде, где есть воинские формирования. У нас сейчас, например, даже в бригаде Главного разведывательного управления есть батюшка, который окормляет военнослужащих на добровольной основе.

— Если я правильно понял, если у ГВП получится провести закон «О полковых священниках», то тут же надо его пролонгировать на все силовые ведомства?

— Да. На все те ведомства, где есть войска или воинские формирования.

Павел Коробов («Коммерсантъ»), специально для «Газеты.Ru»

http://www.gazeta.ru/2006/02/21/oa_189 584.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru