Русская линия
Столетие.Ru Александр Самоваров21.02.2006 

Кто будет править миром
Внимание: скоро начнется поиск нового Гитлера

Наша жизнь напоминает ту, которая сложилась к концу двадцатых годов прошлого столетия. Зеркального повторения, конечно, не будет, хотя совпадения весьма значительные.

…Крушение европейских монархий в результате Первой мировой войны и гибель СССР. Казалось бы, что общего?

Дело в том, что христианские монархии — Российская, Германская и Австро-Венгерская — мешали западным демократиям реализовать свои планы. Эти монархии воплощали собой традиционные ценности христианские общества, в которых высшая власть принадлежала монархам, а не пресловутой «элите». А СССР уже при Сталине (но особенно после его смерти) утратил большую часть оккультных «элитарных» черт, снова стал обществом, опиравшимся на традиции. Во главе СССР стояло Политбюро, также не зависящее от мировой «элиты».

Борьба в Европе с традиционным обществом началась так давно, что назвать некую стартовую дату просто невозможно. До принятия Римской империей христианства, а, собственно, это и есть точка отсчета образования традиционных, в нашем понимании, обществ, в мире правил бал оккультизм, основу которого составляли одни и те же тайные знания. Это понимание группой посвященных, что в мире есть божественное начало, но нет конкретных богов, которых жрецы изображали с человеческими страстями и качествами, но только более могущественными. Это утверждение того, что в мире нет добра и зла, а есть универсальные законы природы; а при определенных обстоятельствах возможно выведение той породы людей, какую пожелаешь.

Примерно с середины XIX века в том или ином виде всё это пропагандируется вполне открыто.

После 1991 года на русский язык было переведено множество самых различных трудов, связанных с оккультизмом, открыты архивы, и можно увидеть, что масонские заповеди прямо перекликаются с философией йоги, которая появилась многие тысячи лет назад, что каббала — это свод оккультных знаний для практического использования, и в ней мало такого, чего нет в оккультизме Востока.

Христианство вступило в борьбу с оккультизмом именно потому, что в христианстве есть ясное понимание, что есть добро, а что зло. И христианство не задавалось целью вывести новую породу людей. И на какое-то время оккультизм в Европе был повержен.

Однако оккультное подполье существовало всегда. И уже титаны Возрождения поставили человека и его потребности в центр мироздания. Это вполне оккультная трактовка, ибо оккультисты считают, что в человеке есть часть божественного, а потому человек вполне может сказать: Я — бог.

Но главное в том, что христианство полагает мир и человека неизменным; оккультисты же заявляют — нет, мир и человека можно переделать. В этой разнице между христианством и оккультизмом и есть причина многовековой борьбы. И даже пресловутое масонство, к деятельности которого некоторые теоретики сводят все мыслимые и немыслимые беды нашего мира, есть всего лишь малая часть её проявления. Не было бы масонства, ему нашлась бы замена; история Европы последних трехсот лет всё равно бы шла примерно в том же русле.

Самое странное, это когда рассматривают масонство, как единую и незыблемую силу. И вся она якобы делится на 99 градусов.

Но ни один оккультист никогда не поставит выше себя другого оккультиста. Нельзя рассматривать масонство изолированно, в отрыве от исторического контекста. Появляется масонство тогда, когда общество уже перестает быть религиозным и становится светским. Былое всемогущество христианской церкви уходит. Но тяга к чему-то сверхъестественному, запредельному остается. И поначалу возникает некая смесь христианской мистики с оккультизмом. Светское общество усваивает оккультное стремление к переустройству мира и к выведению новой породы человека. А часть элиты проникается оккультным восприятием мира, как единого целого. Универсальный, единый мир с единым мировым правительством становится целью для части политического класса Европы.

Но тут такая досадная помеха в образе трех великих европейских монархий. Монархи уж точно не делегируют свои права мировому правительству, у них собственное понятие о служении своим народам. Из нашего времени отчетливо видно, что традиционные христианские ценности, которые легли в основу европейского мира, особую роль приобрели в XVIII—XIX вв.еках.

Мир становился все более гуманным. Даже войны велись по правилам. И Российская Империя, и Германская и Австро-Венгерская были весьма либеральными; в них ценились права человека, высоко стоял закон. Вот только один штрих. В начале 1920-х годов Струве написал о том, что для того, чтобы оценить всю вежливость и деликатность царских жандармов, надо было узнать, что такое ЧК.

И вот грянула Первая мировая война. Все три монархии пали. Европейские демократии и США с их «элитами» стали господствовать в мире. Тут же была создана Лига Наций, прообраз мирового правительства. Но новый мир без великих монархий оказался невероятно уязвимым. Ничем не сдерживаемый оккультизм породил СССР, где тут же занялись выведением новой породы людей. И скоро уже не было страны в Европе, где бы ни укреплялась коммунистическая партия. Спасая положение, европейские элиты дали подняться новой разновидности оккультизма — гитлеровскому фашизму. Только самый наивный человек может сейчас поверить, что Адольф Гитлер мог самостоятельно, без помощи европейских элит придти к власти.

Дальнейшее мы знаем. Раз нет добра и зла, раз нет греха, то все можно.

Но Гитлер, в первую очередь усилиями СССР, был разгромлен, а сам Советский Союз восстановился как вполне традиционное общество, только без веры в бога. Человек человеку друг и брат, люди готовы помогать друг другу. Мораль, семья, преданность родине, любовь — все эти ценности перекочевали из канувших в небытие христианских империй. И все это произошло потому, что после чисток в верхах партии и после смерти самого Сталина в высшем руководстве не осталось людей, которые понимали бы суть оккультных экспериментов своих предшественников. Новые люди во власти ценили в деятельности Сталина возврат к традиционным ценностям.

Хрущев был интернационалистом и безбожником, но партия и общество уже устали от экспериментов и не видели в них ни какого смысла.

При Брежневе СССР по сути стал консервативной державой, на которой и держалось равновесие в мире. И вот он рухнул. Как и после Первой мировой войны, Запад опять было решил, что дело в шляпе, и до универсального человечества под руководством Запада рукой подать. Но тут выяснилось, что есть мир ислама, а главное, есть Китай и Индия, которые вовсе не хотят верховенства Запада, а главное, им есть, что противопоставить ему.

Видя в СССР единственного достойного противника, Запад проглядел Восток. Тот самый Восток, на котором так органично уживаются традиция, модернизация, оккультизм, который там никогда не преследовался, и современная наука.

Восток уже сейчас более гармоничен, чем Запад. Слабому и невротичному человеку Запада противостоит китайский и индийский фаталист, который будет посильнее исламского фундаменталиста. Да и ставка Запада на технологический отрыв призрачна. Здесь, собственно, идет речь даже не о техническом превосходстве, а об интеллектуальном. Как только Запад поймет, что интеллектуального превосходства у него нет, а западные мудрецы, похоже, начинают это понимать, то Запад попадает в ту же ловушку, что и в конце 1920-х годов. Появится (уже появился) противник, с которым непонятно, как бороться. И вот здесь может случиться самое плохое: Запад начнет искать нового Гитлера.

Ставка Запада на универсальные ценности, «толерантность» и защиту прав человека — это ставка сильного игрока в борьбе с новичком. Китаю, Индии и другим странам третьего мира уже не важно, что Запад делает вид, что относится к ним, как к равным. Им не важно, что их граждане чувствуют себя на Западе комфортно, обладают всеми правами. Им важно взять исторический реванш.

Как в свое время Запад недооценил интеллектуальную силу СССР, так сейчас происходит с Индией и Китаем. «Универсальные демократические ценности», которыми Запад орудовал, как дубиной, на самом деле очень мало значат.

В свое время считалось, что при социализме не может быть столкновений между народами. Выяснилось, что это полная чепуха. У Болгарии были проблемы с Югославией, у Румынии с Венгрией, Китай начал военные действия на границе против СССР, воевал против Вьетнама.

Наивно рассчитывать, что «общие демократические ценности» спасут мир от конфликтов. Вполне демократическая Индия вовсе не спешит стать вассалом США, и демократический Китай, если такой будет, не оставит устремлений к мировому доминированию. Национальные интересы по-прежнему являются главными в этом мире. В этих условиях возврат Запада к той или иной разновидности национализма — это вопрос времени. И для мира это чревато самыми серьезными последствиями.

Мы все привыкли говорить о Западе как о рациональном сообществе. Но в его истории были такие припадки массового безумия как крестовые походы. В период своего могущества Запад развязал братоубийственную для европейцев Первую мировую войну, затем вывел на мировую арену фашизм и оккультного Гитлера.

Самое опасное для мира заключается в том, что Запад не является гарантом стабильности. Он абсолютно непредсказуем. В начале ХХ века оплотом некоей стабильности в Европе были, как уже говорилось, христианские монархии, но их удалось втянуть в войну. Во второй половине ХХ века таким оплотом был консервативный СССР. А сейчас никакой опоры нет.

Нынешняя цивилизация Запада есть все та же эклектика из христианских ценностей традиционных обществ и оккультизма. Но оккультисты не смогли за столетие своего пребывания у власти в Европе и в США создать альтернативу традиционному христианскому обществу. То, что называют духовным кризисом Запада, на самом деле есть кризис оккультного мировоззрения, которое порождало в Европе либо коммунизм в паре с фашизмом, либо общество всеобщего потребления.

Тупик, в который попал Запад, более всего проявляется в его отношении к нынешней России. Если нападение на Ирак и угрозы в адрес Ирана имеют хотя бы видимость логики, то расширение НАТО за счет территории исторической России — дело совершенно бессмысленное и опасное для Запада.

Россия — единственный потенциальный союзник Запада в новом мире, звено, которое может стать опорой и для всего мира, в какой-то степени заменив СССР, но западные лидеры зачем-то продвигают свои базы к нашим границам. Похоже, что они оглохли и ослепли, как это с ними случилось в конце 1920-х и в 1930-е годы.

Не хотелось бы, чтобы мир дожил до повторения тогдашнего сценария.

Послесловие редакции:

Есть все основания предположить, что предварительный отбор кандидатов на роль «Гитлера» уже идет, и довольно активно.

Так, существует вариант «коллективного Гитлера», — международный терроризм. Но и само это явление, и его формально-одиозный лидер Бен Ладен вряд ли пройдут по конкурсу. Терроризм явно теряет темп, а «дедушка с автоматом» — персонаж слишком виртуальный, да и не отличается особой активностью.

«Гитлер» должен быть реальным и осязаемым, иначе никто не поверит. Здесь больше шансов у кого-нибудь из иранских лидеров. Скандальная риторика в сочетании с советскими крылатыми ракетами Х-55, чудесным образом оказавшимися в Иране, плюс ядерная программа — это уже кое-что.

Принципиально важная деталь: превентивные удары по новому «Гитлеру» совершенно исключаются. Прежде чем «пойдёт война народная», ему надо позволить накачать мускулы и дать как следует разгуляться…

http://stoletie.ru/russiaiworld/60 220 134 529.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru