Русская линия
РадонежПротоиерей Александр Шаргунов17.02.2006 

Экстремизм и сатанизм — угроза всему человечеству

— Отец Александр, всем известны последние события, связанные с публикациями рядом европейских СМИ карикатур на Магомета. И реакция на это всего мусульманского мира. Их реакция ясна и понятна. Как нам, христианам, относиться к этим событиям?

— Карикатура на Магомета всколыхнула мусульманский мир. Такую солидарность можно только уважать. Это во многих отношениях может являться примером для христиан. Смотрите, что происходит: сжигают посольства Дании, другие дипломатические миссии. Правительства мусульманских стран пересматривают торговые отношения с обидчиками. Возникают стихийные демонстрации протеста во всех исламских странах. К авторам карикатур на пророка Магомета приставлена круглосуточная охрана. Датские карикатуристы, всего их 12 человек, опасаются за свою жизнь. Они скрываются даже от прессы. И нам, естественно, хочется спросить: разве эту реакцию можно сравнить с реакцией на кощунственную выставку «Осторожно, религия»? Тогда ведь нашлись даже такие православные священники, которые осудили мужественных алтарников, а не кощунников, проявив трусость и так называемую толерантность.

— Многие говорят о спланированном характере карикатурного скандала. К чему может привести его развитие?

— И для прессы на Западе, и для нашей российской прессы совершенно прозрачна цель этого карикатурного скандала, который реанимируется усилиями властей арабских стран. Все это может кардинальным образом изменить общественное мнение на Западе. Ужаснувшись размахам демонстраций на Востоке и агрессивности их участников, телезритель на западе окажется морально подготовленным к новой военной операции, которую готовятся затеять в ближайшее время страны «свободного мира».

— Пресса сообщает о массовых акциях агрессивного протеста мусульман, зачастую выражающихся в погромах и насилии. Допустимы ли для нас подобные поступки и такого рода действия?

— Конечно, христианская духовность отличается от мусульманской. Но когда противостояние достигает напряжения войны, реакция может быть схожей. Известно, как разгневанные толпы христиан во Франции и в Греции сожгли кинотеатры, в которых демонстрировался кощунственный фильм Скорцезе. Тем не менее, святитель Афанасий Великий говорит, что самое главное в богословии и в духовной жизни — это чувство равновесия. Это значит, что христианство являет собой узкий крестный путь, по обеим сторонам которого — смертельно опасные бездны. Две опасности угрожают Церкви, особенно тогда, когда напряжение зла возрастает. Первая — заразиться ненавистью мира, ответной ненавистью к врагам церкви. И вторая, не менее серьезная, — оказаться равнодушным по отношению и к добру и к злу, по отношению к оскорблению христианских святынь. Что можно сказать по поводу первой опасности? Совсем недавно мне принесли газету «Коммерсант» за 6 февраля. Заголовки сообщают: «Мир начинает делиться на „них“ — кто за карикатуры готов жечь посольства, и „нас“ — чьим неотъемлемым правом является свободная пресса». И, между прочим, эта «свободная пресса» отмечает, что карикатурные возмущения в исламских странах, став главной новостью в программах теленовостей, шокировали западную публику намного больше, чем мусульманская общественность была шокирована карикатурами на пророка. С новой силой разгорелись споры о неизбежной войне цивилизаций, которые были актуальны три-четыре года назад, особенно после атаки на Америку в 2001 году, когда весь мир наблюдал по телевидению в прямом эфире Апокалипсис наших дней. Это стоит в ряду таких событий, как Чернобыль, как расстрел из танков среди белого дня российского парламента в 1993 году. И сейчас люди спрашивают, поскольку тема «обесценивания человеческой жизни» стала наиболее актуальной, — не по этой ли причине принимаются смелые решения об акциях возмездия, грозящих перерасти в третью мировую войну. Так пишет об этом пресса, говоря о столкновении мусульманской и христианской цивилизаций. И все живущие на Земле наполняются апокалиптическим страхом. Странный парадокс наблюдается в сегодняшнем мире: одними и теми же словами обозначают противоположное содержание — истину и ложь. Все говорят: нет ничего в мире драгоценней человеческой жизни. Если иметь в виду временную жизнь, это утверждение — ложь. Одно слово подлинной правды драгоценней человеческой жизни, когда мужественный человек предпочитает умереть ради него перед лицом торжествующей лжи. Но если речь идет о нетленной, вечной жизни с Богом, если речь идет о святынях нашей веры — это святая истина. Сегодня все более сталкиваются на самом деле не культуры христианская и мусульманская, как пытаются представить в прессе на Западе и у нас в демократических СМИ, а две главных лжекультуры. Одна из них презирает смерть, презирает человеческую личность и не знает цены человеческой жизни. Ее героизм — бессердечная жестокость. Это фанатизм, который не остановится ни перед какой угодно мировой катастрофой. Другая — знает цену человеческой жизни, но высшими ценностями ее считает наслаждение, деньги, безопасность в обладании приобретенными благами. Это западная лжекультура, которая насаждается сейчас у нас. По этой причине эта лжекультура страшится смерти как самого страшного из всех зол. Это культура распада, гуманизм утонченной трусости, по выражению современного философа. Но подлинная христианская культура знает цену человеческой жизни. Это нетленная жизнь человека, который еще на Земле раскрывает свои высшие ценности. Она не боится смерти, она встречает ее лицом к лицу, она принимает риск. Она требует жертвы, но ради достойных целей человеческой жизни — ради правды, ради истины, ради Христовой любви. Она не презирает человеческую жизнь, и она не презирает смерть. Она приемлет смерть, когда смерть — высшее раскрытие достоинства человеческой личности и начало вечности.

— В связи с последними событиями, с попранием религиозных чувств мусульман на Западе невозможно не вспомнить об участившихся возмутительных акциях оскорбления православных святынь и религиозных чувств верующих у нас, здесь, в России.

— Не зря святейший Патриарх назвал то, что происходит в России, войной, которая направлена на уничтожение нашего народа. Чтобы уничтожить народ, надо нанести ему удар спереди и сзади. Разумеется, не только в открытых сражениях. Нанести удар по надежде народа и по его памяти. Это значит — по детям и по святыням и памятникам. Это теперь стратегические цели первого назначения, как аэропорты, мосты, склады боеприпасов во время обычной войны. Удары наносятся и спереди, и сзади. Нас, кажется, хотят приучить как к нормальному явлению, что у нас миллионы беспризорных, безграмотных детей, массовая детская преступность, проституция и наркомания, даже продажа детей на органы, о которой сообщает пресса. Это привычные штрихи новой российской действительности. Что касается храмов и памятников — их уже не взрывают, как в послереволюционные годы или как в Косове. Но разве не в том же ряду новые нападки врагов России на святыни православия, которые мы наблюдаем в последние годы? Напомню самые яркие вехи: демонстрация по НТВ фильма «Последнее искушение Христа» — 1997 год, разрубание православных икон в Центральном выставочном зале в Манеже — 1998 год, публичное пародийное распятие напротив Храма Христа спасителя — 2000 год, выставка «Осторожно, религия» — январь 2003 года, кощунственный балет «Благовещение» в Государственном академическом Малом театре, это август 2003 года. И теперь, как продолжение этого, новые кощунственные выставки Гельмана «Россия-2», «Русский поп-арт». Или, например, екатеринбургское издательство «Ультракультура», которое выпускает бесконечные серии книг некоего Кормильцева, состоящие из богохульств, порнографии и мата. Но, увы, государство и пальцем не пошевелило, чтобы защитить наших детей и наши святыни. Мрачное сияние войны над нашей Россией, войны против будущих поколений, не только против нынешнего, против детей, чьи матери и бабушки даже еще не родились. Чтобы лишить их знамений и славы, в которых они будут нуждаться, чтобы жить. Наши враги хотят создать новый мир по своему бесчеловечному подобию.

— Вы говорили об опасности для христиан заразиться ненавистью мира. И упомянули о второй, не менее серьезной опасности, о равнодушии, О равнодушии к оскорблению святынь.

— Мы должны помнить всегда о том, что и сам Спаситель никогда не давал нам примера такой мягкости к тем, кто является препятствием для истинной веры. Когда речь заходит о чести Божией, Христос, воплощенная Любовь, не говорит торговцам в храме: «Не соизволите ли, мои дорогие друзья, вынести из храма ваши предметы торговли?» Или в еще более современном стиле: «Не следует ли собраться всем вместе на богословскую конференцию или на какой-нибудь экуменический съезд, чтобы каждый мог выразить свое мнение, и были найдены основания для постепенного решения этой проблемы». Нет, Христос берет бич и ударяет. Бывают обстоятельства, когда Церковь должна ударить бичом. В истории человечества нам известно великое множество примеров ограждения святынь от поругания. Сам Спаситель опрокинул столы меновщиков, как мы сказали, изгнал бичом из храма торговцев. Святые пророки Божии, такие, как Моисей и Илья уничтожали идолов. Святые апостолы Иоанн Богослов и Андрей Первозванный, как читаем мы в их житиях, разрушали языческие капища. Святые мученики, такие как великомученик Георгий Победоносец, мученик Евгений Трапезундский, мученик Полиевкт, мученицы Параскева, Татьяна, равноапостольная Нина, и можно до бесконечности продолжать этот список, повергли на землю богомерзких бездушных истуканов. Их примеру последовал равноапостольный император Константин Великий, великий князь Владимир, святая мученица Феодосия дева сбросила с лестницы воина-иконоборца, который намеревался осквернить святую икону на городской стене. Неужели у кого-то повернется язык, чтобы обвинить Господа и его святых в вандализме, в ненависти к кому-то? Это ненависть к дьяволу и защита самого Христа Бога и святынь Его. И это защита всего народа от тех, кто идет войной, направленной, по слову Патриарха, на его физическое, нравственное, духовное уничтожение. Поистине эта война становится все более многоплановой.

— Так, все же, как нам в России не остаться равнодушными к оскорблению наших православных святынь? Что нам предпринять?

— Устроители кощунств, которые обещают и дальше организовывать эти выставки, хотят отнять у народа святое святых. То есть сейчас, когда уже все отнято у нашего народа, не оставить для него ничего святого. Следует отметить, что большое значение имеет также общая атмосфера в мире, на фоне которой совершаются кощунства и богохульства. Мы знаем, и постоянно говорим о том, что зло все более возрастает. Нам известна диалектика развития свободного творения. Плевелы, а не только пшеница должны созреть до конца, прежде чем наступит жатва. Зло становится все более открытым, потому что сознает свою силу и безнаказанность, все более организованным. Фашизм и коммунизм и в этом смысле были только репетицией. Благодаря современным технологиям, в одно мгновение оно может в любое мгновение входить во все дома с любой ложью, с любым непотребством. Но самая главная опасность заключается в отсутствии адекватного сопротивления злу, в привычке к этому злу. Сатанисты с маниакальной настойчивостью, несмотря на протесты тысяч и миллионов людей, заявляют в прессе, что и впредь будут устраивать свои богохульства против православных святынь, добавляя, что их выставки надо обеспечить надежной охраной от возможных погромов. При этом они подло трусливы, и в случае опасности для себя прячутся за чужие спины. Какое же надо иметь неуважение, презрение, ненависть к Православной Церкви, ко всему нашему народу! Они как бы испытывают, где тот предел, достигая которого, можно вызвать взрыв всеобщего возмущения. Это и есть экстремизм, это и есть разжигание межнациональной, межрелигиозной вражды, в отношении которой у нас в России статьи уголовного кодекса 282, 282-прим, должны бы действовать по максимуму.

Было бы естественным у нас для многомиллионной православной паствы выступить с законодательной инициативой, которая гарантировала бы защиту верующих, их религиозных святынь и символов от надругательств. Даже законодательство советского атеистического государства определяло подобные акции как уголовные преступления. Напомним, что в советском уголовном кодексе была статья, карающая за оскорбление религиозных чувств верующих. Надо быть, наверное, сатанистом, чтобы этого не понимать.

Наш долг назвать преступление своим именем, а не псевдонимом. В стране, где мы пережили страшное обесценивание духовных ценностей, невозможно оправдывать этих преступников, невозможно равнодушно смотреть на то, что они совершают. Дать им возможность тиражировать свои кощунства под прикрытием закона означало бы попытку навязать нашему народу вместо коммунистического госатеизма госсатанизм.

Пусть никто не строит на этот счет никаких иллюзий. Ни в России, ни в Европе, ни за океаном. Потому-то мы и призываем всех православных, католиков, протестантов, а также мусульман и буддистов, всех верующих и неверующих во всем мире объединиться против этой опасности. Есть такая опасность, о которой незадолго до революции говорил преподобный Амвросий Оптинский: «На одном конце деревни будут вешать, на другом будут говорить: „До нас очередь не скоро дойдет“». Еще раз напомним, как это было в России. Вначале надо было уничтожить духовенство, потом дворянство, купечество, крестьянство. Потом устроители революции стали истреблять друг друга. Вначале убивали православных, потом католиков, мусульман, буддистов, раввинов, верующих и неверующих. Экстремизм и сатанизм — наш общий враг, это угроза всему человечеству, это вызов всей цивилизации. Существуют некие непоколебимые основания жизни, с разрушением которых все разваливается. Свобода от всех умственных и нравственных запретов открывает бездну зла и выходящего из нее «человекоубийцу от начала». Ужасы второй мировой войны, и сотни миллионов жертв тоталитарных режимов, в том числе холокост, покажутся цветочками по сравнению с тем, что грядет, если мы не будем вместе противостоять этому злу.

— Итак, если можно, в конце нашей программы я хотел бы попросить вас резюмировать сказанное. Какой главный вывод можем для себя сделать мы, в России, из так называемого карикатурного скандала?

— Еще и еще раз я хотел бы в заключение сказать, насколько важно нам быть неравнодушными. Полезно нам поучиться ревности в своей вере у мусульман. Равнодушие всегда сопряжено с духовной ленью и бездушием, и оно как тень следует за маловерием и неверием. Во всех обстоятельствах наш долг — сделать все от нас зависящее, чтобы разбить иллюзию фатальности, безнадежности, которой сегодня охвачен наш народ. Сейчас сатанисты еще не имеют прямой власти делать то, что они хотят. Именно подобными акциями они стремятся все дальше расширить границы дозволенного. Подобно наглой мафии, которая при отсутствии отпора терроризирует целые районы и города. Пока они еще не взяли в свои руки все рычаги, им еще можно противодействовать. Любой человек понимает, что бесполезно обращаться к бандиту с одними увещеваниями. И только реакция, адекватная их действиям, может спасти нас.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1608


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru