Русская линия
Невское время Ксения Маершина16.02.2006 

Больше всех он любил каждого
Теперь попасть к старцу Иоанну (Крестьянкину) стало значительно проще

Вчера исполнилось девять дней, как не стало архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Старец Иоанн прожил почти 96 лет. Написал несколько книг, вышли сборники его писем к духовным чадам. Но о нем самом нет почти никаких публикаций. О его лагерных днях упоминается в мемуарах одного коммуниста, а в мае прошлого года архимандрит Тихон (Шевкунов) написал небольшие воспоминания по благословению самого старца, который не хотел, чтобы после его смерти люди писали всякие небылицы. В пример отец Иоанн приводил книги об отце Николае Гурьянове, также недавно почившем старце, в которых рассказываются всякие удивительные истории, вплоть до того, что тот воскрешал котов.

Главные сведения о жизни знаменитого насельника Псково-Печерского монастыря сохранились лишь в памяти братии и в сердцах его духовных чад. «Все мы думали, что батюшка всегда будет с нами, потому и не записывали ничего и не задумывались о том, что это необходимо сделать», — сетует отец Владимир Цветков, духовное чадо отца Иоанна.

О своей смерти старец начал говорить еще десять лет назад, но молитвы духовных чад не отпускали его — всем была нужна его помощь и совет. Доброта и искреннее желание помочь привлекали людей со всех концов земли. Иногда кому-нибудь могло показаться, что уж его-то старец любит больше всех остальных, а потом случайно открывалось, что он так же «больше всех» любит каждого.

Он не просто отвечал на вопросы, а как бы давал ключ к решению всех подобных проблем. Батюшка считал, что необходимо не просто послушание и выполнение совета, а собственное суждение и личная ответственность за содеянное.

«Советы отца Иоанна были простыми и здравыми. Не помню случая, чтобы он навязывал какое-либо решение. Он всегда подчеркивал, что каждому человеку Богом дарована свобода, и никакой духовник, никакой старец не может ее нарушить», — пишет один из его духовных сыновей.

Однако рассказывают и о советах, потрясающих своей прозорливостью. Но и без этих поразительных случаев была очевидна праведность батюшки. Народная артистка России Екатерина Васильева рассказывает, что, когда она впервые увидела отца Иоанна, неодолимая сила буквально швырнула ее к ногам старца — настолько ощущалось в нем дыхание Духа Святого.

С 1996 года отец Иоанн уже не произносил проповедей и почти не отвечал на письма. Но батюшка утешил своих почитателей, заранее подготовив их к своему уходу. Неизвестно, печалиться им теперь или радоваться. Ведь теперь к старцу попасть гораздо проще, чем при жизни, и выслушать он сможет каждого столько, сколько потребуется…

Отпевание архимандрита Иоанна длилось очень долго — около трехсот священников участвовали в молитве. Было ощущение, что «святого провожают на святость», вспоминает отец Владимир Цветков.

Когда батюшка умирал, а умирал он весь январь, братия начала читать пасхальный канон. Три дня отец Иоанн находился в коме, но, когда священники возгласили: «Христос воскресе!», он вдруг пришел в себя и тихо сказал: «Воистину воскресе!» Затем еще громче и наконец воскликнул: «Воистину воскресе Христос!», после чего снова впал в забытье.

Это и есть состояние вечной Пасхи в душе, которое считается критерием праведности. Многие уже почитают отца Иоанна как святого. И может быть, близок тот день, когда мы сможем помолиться: «Святый праведный Иоанне Псково-Печерский, моли Бога о нас!»

До сего дня на адрес монастыря для архимандрита Иоанна с разных концов света продолжают приходить письма.

Однажды к отцу Иоанну бросилась женщина с ребенком лет трех на руках: «Батюшка, благословите на операцию, врачи требуют срочно». Старец твердо сказал ей: «Ни в коем случае. Он умрет на операционном столе. Молись, лечи его, но операцию не делай ни в коем случае. Он выздоровеет». Мать послушалась, и ребенок поправился.

В 1990-х годах другая женщина попросила благословение у отца Иоанна на удаление катаракты. Ответ был категоричен: «Только не сейчас, пусть пройдет время…» Но та не послушалась, во время операции случился тяжелейший инсульт, от которого она вскоре скончалась. «Почему вы меня не слушаете? — чуть не плакал отец Иоанн. — Ведь если я на чем-то настаиваю, значит, знаю!»

АРХИМАНДРИТ ИОАНН (ЛЕТО 2005 ГОДА):

«На пороге Новой Жизни, той Жизни, которая вызрела на земных пажитях, стою я с замиранием сердца в ожидании встречи с моим Господом… Дорогие мои, чадца Божии! Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле… И ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божия благоволения и отдает во власть вражьего произвола и тирании. Любите Бога! Любите любовь и друг друга до самоотвержения. Знает Господь, как спасать любящих его».

Архимандрит Тихон (Шевкунов):

— Я глубоко убежден, что отец Иоанн — один из очень немногих в наше время людей, которым Господь открывает свою Божественную волю — и о конкретных лицах, и о событиях, происходящих в Церкви и в мире. Наверное, это самое высшее проявление любви к Богу и преданности его святой воле, в ответ на которые Господь открывает подвижнику-христианину судьбы людей, делает такого человека своим сотаинником.

Епископ Венский и Австрийский Иларион:

— Для каждого отец Иоанн находил доброе слово, каждого умел обласкать, утешить, духовно укрепить. Помню беседы с батюшкой в его келье. У него была характерная манера сажать собеседника рядом с собой и во время разговора класть руку на его плечо, а иногда даже упираться лбом в лоб собеседника. От отца Иоанна всегда исходила необыкновенная теплота и энергия. Его служение было вдохновенным, молитва проходила через него, заполняя все его существо, глаза его были устремлены к небу, ничто земное его не отвлекало. За богослужениями, совершаемыми отцом Иоанном, невольно вспоминался другой всероссийский светильник — святой праведный Иоанн Кронштадтский, которого отец Иоанн глубоко почитал.

Виктор Судариков, бакалавр богословия:

— Однажды и у меня был жизненный вопрос, и я, грешный, подошел к старцу… Тех, кто подходил к нему, он благословлял и обнимал крепко-крепко. Захватывал человека в то благодатное пространство, в котором уже тогда жил сам. Мы были среди большой толпы, он обнял меня, накрыл своей мантией и наклонил мою голову к своему уху, выслушал вопрос, одобрил, благословил… В этот момент для него как бы не существовало ничего вокруг. Только Бог и тот человек, который рядом.

15.02.2006

http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=233 708 153


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru