Русская линия
Правая.Ru Михаил Смолин15.02.2006 

Православие и «украинство» — 3

С такими национальными героями, как предатель Мазепа и богохульник Шевченко — Святое Православие на «Украйне» всегда будет гонимо и поносимо, потому что невозможно одновременно почитать и добро, и зло. Что общего между светом и тьмою?

Третье письмо от Марины не заставило себя сколько-нибудь долго ждать и появилось у меня на компьютере в тот же день, когда я отправил свой ответ на второе письмо.

«День добрый, Михаил!

Мое предыдущее письмо заканчивается — с уважением, Марина. Письмо адресовано непосредственно вам, значит вам и уважение, уважаемый, Михаил! J

Ваше последнее письмо все более убеждает меня в том, что Москва (не Россия) страдает манией величия, т.к. и вы не ответили мне — почему же другой язык и территориальная граница являются сепаратизмом? Не ответили и за Белоруссию.

Что же касается вашей степени научной, то не могу не согласиться с тем, что в этом я вам не ровня, но здесь же не могу не выразить то, что только по историческим материалам (которые „дополняются“ либо „корректируются“, в угоду заинтересованной, провластной, силы) — невозможно судить о целом народе.

Безусловно, интерес Польши и сейчас очевиден (по тому, как „прискакал“ их президент в поддержку оранжевому мраку). Но, говорить о том, что: „„Украйна“, „украинцы“ и нечто „украинское“ существовало и до революции, и вне советской страны в Польше (в 20−30 годах XX столетия), в Канаде, США и т. д.“ — не стоит. Так вот, в Канаду и США бежало не „нечто украинское“ а национально — свiдомi украiнцi! Бежали, спасая свои жизни, культуру, язык, и в своих сердцах не лелеяли злобу на Россию и русских. Не ссылайтесь на Николая Васильевича Гоголя, он не отрицал, хотя бы, украинский язык, и писал о его мелодичности, он любил и украинские села, быт, природу украинскую (перечитайте хотя бы „Диканьку“). И писал бы языком украинским (которым владел), если бы Александр I не запретил этот язык. Украинский язык, за всю историю, был запрещен более 25 раз!!?

Далее.

Русские считают, что если гражданин Украины выступает в защиту украинского языка или культуры — это уже националист в самом худшем смысле. Русским свойственно клеймить того, кто ими не понят. В связи с этим, боюсь, что если бы Украина в 1991 году не стала независимой — сегодня все жители нашей страны считались бы террористами (возможно грубый пример). Я имею в виду Россию, как империю великодержавного шовинизма. Ваша Чечня тоже русская? (Жду ответа).

Мало того, что нам было навязано чувство второсортности („Украинский язык учить было необязательно“, „Украина — составная часть СССР без которого бы эта республика никогда не выжила“, — это цитаты из учебных методичек для средних школ Киева 70-х гг.), так мы бы еще стали и украинскими террористами, которых бы обвиняли в том, что мы боремся за свою независимость политическую, а не духовную. (Дожили же мы до того, что уже и не православные).

С другой стороны ведется насаждение ненависти ко всему, что ни относится к России. Это укрепляет взгляд на русский шовинизм, потому что понятие „русский шовинизм“ живет уже более 200 лет. Начиналось все с негативного отношения к евреям и полякам, потом уже к украинцам. Я не признаю, что Россия устроила геноцид украинскому народу на протяжении 70 лет советской власти. Геноцид мы вытерпели вместе с русским народом. Но ранее — очень даже признаю, и не народ сам в этом повинен, а политиканство.

Но и Москва, „оберегая“ нас то от татар, затем литовцев и поляков — не давала устояться государственности, оставляла и закрепляла за нами право только на „брата меньшего“.

Татарский погром не остановил культуру нашу, и когда Украину подчинила Литва (с начала ХIV века), то и литовцы стали заимствовать украинское. Язык украинский стал тогда государственным — на нем учили в школах, церквях, судах, разговаривала тогда и высшая старшина, и в королевском дворце (и не стоял вопрос — а существует ли он вообще?..).

Именно тогда из Москвы в Украину бежали от Ивана Грозного князь Андрей Курбский и печатник Иван Федоров.

И неудивительно, и то, что из тех 30 молодых людей, которых Борис Годунов послал учиться за границу — домой вернулось меньше десятка.

А в городе Остроге во главе с патриотом, украинским князем Т.К.Острожским (во второй половине ХVI века) — зарождается славная Академия Острожская, где объединились лучшие научные силы. Отсюда и Острожская Библия. Первая полная печатная Библия не только на востоке славянства, но даже среди всего славянского мира. И когда потом, больше чем через 80лет, в 1663 г. удосужилась на печатную Библию и Москва, она просто-напросто перепечатала Острожскую Библию.

Именно в это время зарождаются повсеместно в Украине церковные братства, которые охраняли веру свою от унии и угнетения Польшей. Основывались школы, типографии, госпитали — огромная культурная работа.

В это время Украина шла нога в ногу с Европой.

Простите, но в это время в Москве школ было мало, науку считали дъявольским плодом, народ повсеместно безграмотен. А ПОТОМУ НЕУДЕВИТЕЛЬНО, что Преподобный Максим Грек, человек высокого образования и культуры — быстро попал в Москве в тюрьму, в которой просидел больше 20лет!!!

(По преданию, святая Дева, получив при метании жребия с апостолами Иверскую землю (Грузию) для проповеди в ней Евангелия, услышала от ангела весть, что Иверия просветится позже, „а тебя, — говорил ей ангел, — ожидают попечения о другой земле, в которую Сам Бог приведет тебя“. Воскрешенный Христом Лазарь, бывший тогда епископом на Кипре, желая увидеть Божию Матерь, прислал за ней корабль. Но когда она вместе с апостолом Иоанном Богословом отправилась на Кипр, подул сильный встречный ветер и прибил корабль к пристани Афонской горы. Гора была тогда наполнена идолами, здесь было капище Аполлона и жило множество языческих прорицателей, которые против своей воли возвестили народу о прибытии Богородицы. Так произошло обращение язычников полуострова в христиан. Предание это принес в XVI веке в Россию монах-святогорец Максим Грек).

Михаил, почитайте книгу выдающегося греческого писателя Мицоса Александропулоса, где он описывает наиболее драматичный — „русский“ — период жизни Максима Грека (1475−1555). Афонский монах был послан в Россию для перевода и исправления богослужебных книг. Вместо признания на долю ему выпали клевета, доносы, заточение. Несломленный, сохранивший твердость своих взглядов, он не был отпущен на родину и умер в России, слишком поздно его оценившей.

Еще в 1640 г. Митрополит Киевский — Петро Могила (основатель Киево-Могилянской Академии, где учился и Ломоносов), писал царю Михаилу Федоровичу, что в Москве очень необходимо завести науку, а когда царю будет угодно, он обещал прислать учителей. Москва видела культуру украинцев, охотно принимала к себе и хорошо платила.

Семен Патоцкий, прибыв в Москву в 1664 г. — учил царевичей Алексея и Федора и царевну Софью, учил он и царевича Петра (Великого).

Истинно, не Москва великая, а Киев.

Жалею, что я не историк, хотя — на историю Богдана Хмельницкого я смотрю как на вероломство московского князя, нарушившего все договоренности с гетьманатом.

Русский шовинизм не воспринимается самими русскими как негатив. А вот украинский национализм не воспринимается. При этом семантика слова „шовинизм“ и „национализм“ разнится, и понятно, в какой бок и где идет уклон. Обидно слушать обвинения русских в том, что ты обманутый националист (где „националист“ — ругательство и позор, а что в корне „нация“ позорного?), когда ты говоришь на украинском языке или пытаешься объективно смотреть на историю Украины, связанной с тем же вероломным актом времен хмельниччины со стороны Московского княжества.

Настойчивый вопрос — что с Белоруссией?

Что вы скажете об украинском языке?

В Батурине вырезано было 23 000тыс. украинцев (населения простого) князем Меньшиковым в связи с чем? И дальше по Днепру вырезали простых украинцев — детей и женщин не щадили! Вот вам история. Россия, нет Москва — вела себя как захватчик, империя, там даже речи о духовности не шло! Неудивительно, что наши недруги используют ситуацию, Пока вы делаете из России третий Рим и агрессивную империю. Поэтому я подтверждаю, что ваша статья не объединяет, а разъединяет. Вы не с любовью и пониманием пишете, а с агрессией. Сейчас вы ничем не отличаетесь от поляков, лицемерной Европы. Признайте язык и границы — больше ничего.

И Т.Г. Шевченко от безысходности и невозможности выразить всей трагедии своего народа писал с болью. Бог его простит.

Прошу в третий раз объяснить мне свое видение, как вы считаете, всей России, в отношении белорусского народа и государства. Очень вас прошу.

Вы приводите в пример Святых, но никто из них не ставил вопрос о „мифичности“ Украинской государственности, и тем более языка. Никто! И Русь — Киевская, а не Московская, если на то пошло. Не творите из России третьего Рима, у Святой Руси свой путь.

В храмах службы идут на церковно-славянском языке (к которому украинский очень близок, взять хотя бы — мiр), и мы его понимаем и вы. Я вот русский понимаю, а вы украинский (из уважения ко мне) — понимаете? Исходя из вашей логики белорусский язык права на существование не имеет тоже, впрочем, как и государство.

О детском садике вы понятное дело ничего не поняли, вы же слышите только себя. А донести я хотела одно — нельзя, через обман, „насаждение“, одним словом через любую ложь, привить любому человеку ощущение себя частью единого, политически-самостоятельного, прекрасного народа. И несмотря на то, что украинский язык у нас преподавался плохо — я смогла его полюбить, ощутить, прочувствовать всю музыкальность РIДНОI МОВИ! Я детской душой чувствовала, что Украина это Киев, а не Москва.

И о едином, для каждого открытого сердца (вне зависимости от национальности) русском духе — вы меня также не услышали. Вы больны шовинизмом в его самом худшем проявлении.

Россия — свет и путь. Но НЕ ИМПЕРИЯ! Не мешают границы и язык нашему единству! Где сказано, что спасется одна Россия? А весь мiр? Другие национальности, в сердцах которых истинно живет православие — не спасутся потому, что они не русские? Потому, что они не в Российской Федерации?

Как удобно говорить: „Какая окраина?! Чего и почему окраина, когда за этой мнимой окраиной находятся другие страны и государства…“. Не при чем здесь другие государства (не лукавьте) — речь идет о окраине России, и вы это четко понимаете.

На ваше упоминание о приезде папы римского (с заглавных букв писать не хочу) отвечу, — мы его не звали, он нам на нашей земле не нужен.

Бестактен и вопрос о войне с Россией. Скажу только, нет, ПРОШУ — не подливайте масла в огонь вашими агрессивными статьями.

Вся эстрада — из Украины. И вы с удовольствием слушаете нашу группу „Океан Эльзы“ и отмечаете новый год под Сердючку — на украинском языке, без перевода. Кушаете вы и украинский борщик.

С глубочайшим уважением,
Марина»

Мой ответ был следующим:

Здравствуйте, Марина!

Начну с особо волнующего Вас вопроса о Белоруссии. Переписка наша началась сугубо по проблеме «украинства», то есть всего того комплекса проблем (религиозных, исторических, языковых и мировоззренческих) которое вобрало в себя это понятие. Поэтому я и не счел нужным уклоняться от генеральной линии обсуждения. Ну уж если для Вас это так принципиально то выскажу свою позицию и по Белоруссии.

Кратко моя позиция такова. Белоруссия — название производное от старого исторического названия этих земель Белая Русь. Белоруссия, как государство всецело есть производное Советской власти, которой было психологически нестерпимо выносить и практически опасно оставлять единство русского народа. С Белоруссией все несколько проще, чем с «Украйной» поскольку там сепаратизм был представлен практически полностью поляками или окатоличенными и ополяченными русскими. Язык Белоруссии представляет собой местное среднерусское наречие искусственно наполненное полонизмами и латинизмами с уничтожением церковно-славянских корней в чисто русских словах. (Тут же отвечу и на вопрос об «украинском» языке. Если говорить о том «языке», который преподавался на «Украйне» в советский и «оранжевый» период (потому что «украинских» языков много, как говорил Панас Мирный — сколько «украинских писателей», столько и языков), то он представляет из себя южнорусское наречие (в основе своей «полтавский говор») русского языка, в котором были искусственно заменены церковно-славянские корни слов на польские, латинские или немецкие. Пока это сделано не во всех словах, но уверяю Вас, каждое последующее поколение на «Украйне» будет говорить на все менее близкой к церковнославянскому языку Р? ДНО? МОВИ. Языковые реформы перманентны, то есть имеют начало, середина XIX века, но не имеют конца. Помню, читал письма Ивана Франко, который писал редакторам своих «творiв» с просьбами сообщить, как сейчас принято «правильно», «по-украински», писать те или иные слова. Он часто просто не поспевал за реформаторами «украинского» языка. Почитайте стихи того же Шевченко в первых прижизненных изданиях и сравните с дореволюционными и с советскими изданиями. Насколько они в языковом плане до неузнаваемости были изменены «щирыми» редакторами.)

Белоруссия безусловно воссоединиться с Россией, если не будет внешней агрессии Запада в Белоруссию или Россию с утверждением оккупационного режима, который сможет вдолбить покоренным, что все мы разные и должны жить маленькими славянскими «Швейцариями», только без той благоустроенности и комфорта, которая есть в этой альпийской федерации.

Теперь вернусь к нашей переписке.

Меня удивил Ваш быстрый ответ. Я отправил свое письмо 31.01.06 в 0.46 ночи, а уже в 17.16 того же дня ко мне пришел Ваш ответ. А ведь у меня было написано девять страниц текста (и не самого пустого в смысле заданных вопросов и изложенной информации)?!

Читаете ли Вы сколько-нибудь внимательно мои письма к Вам? Не пишу ли я впустую человеку, которому не свойственно поверять правоту своих прежних убеждений новой поступающей информацией?

Вот уже третье Ваше (православной украинки) письмо написанное «без агрессии» пестрит «любовью» и «глубочайшим уважением». Напомню лишь наиболее яркие строки обращенные ко мне лично (здесь и далее выделения мои): «статья «Русский мир и «украинский миф» — глубоко оскорбительна и недопустима», «очень осознанно-пошло и грубо», «Как вам не стыдно», «вы еще подливаете огонь между русскими и украинцами?! Позор вам!», «Позор вам и вашему «творчеству»!», «ваша статья работает на раскол!», «вы нас не предавайте!», «Не заигрывайтесь в шовинизм — это заразно!», «ваш труд «попахивает» шовинизмом, да еще и довольно агрессивным!»

Я достаточно спокойно переношу грубости в свой личный адрес. Но в последнем письме Вы постепенно начали переходить с оценок лично меня и моего творчества — на Москву, на русских вообще, на некий «русских шовинизм» и договорились до геноцида дореволюционной Россией «украинской нации». Чтобы не быть голословным повторю здесь несколько Ваших утверждений: «Ваше последнее письмо все более убеждает меня в том, что Москва (не Россия) страдает манией величия», «Русским свойственно клеймить того, кто ими не понят», «Я имею ввиду Россию, как империю великодержавного шовинизма», «русский шовинизм», «понятие «русский шовинизм» живет уже более 200 лет», «Русский шовинизм не воспринимается самими русскими как негатив», «Россия, нет Москва — вела себя как захватчик, империя, там даже речи о духовности не шло! Неудивительно, что наши недруги используют ситуацию, пока вы делаете из России третий Рим и агрессивную империю. Поэтому я подтверждаю, что ваша статья не объединяет, а разъединяет. Вы не с любовью и пониманием пишете, а с агрессией. Сейчас вы ничем не отличаетесь от поляков, лицемерной Европы», «Я не признаю, что Россия устроила геноцид украинскому народу на протяжении 70 лет советской власти. Геноцид мы вытерпели вместе с русским народом. Но ранее — очень даже признаю, и не народ сам в этом повинен, а политиканство».

Дело даже не в том, что подобные высказывания мягко скажем грубоваты и внеисторичны. После советских и либеральных потоков оскорблений и вселенской борьбы с «русским шовинизмом», унесшим не один миллион православных жизней (в том числе и тысячи прославленных Церковью как Новомученики Российские), Ваши слова не производят впечатления, они банальны и вторичны. Вторичны потому, что о «русском шовинизме» (которому, конечно, ну никак не может быть уже более 200 лет, просто потому, что фамилия французского солдата-ветерана наполеоновских войн, который говорил о превосходстве французов над другими народами, более 200 лет назад еще не стала нарицательной и его слова еще не окрестили «шовинизмом» по его фамилии) начали писать первыми (или одними из первых) такие небезизвестные немецкие публицисты, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс, испугавшиеся Венгерского похода генерала Паскевича в 1848 году. Им мерещился русский панславизм и шовинизм, но в реальности, будучи русофобами, они просто боялись военной мощи Российской Империи и освобождения западного и южного славянства из-под ига сумрачного германского гения. О «русском шовинизме» любили поговорить и Ленин, и Троцкий, и современные наши либеральные защитники прав человека. Так что вольно или невольно Вы попадаете в совсем неприличное общество, несмотря даже на то, что у Ленина в документах Православие значилось как его вероисповедание.

Теперь по поводу Ваших недоразумений со словом сепаратизм. Вы недоумеваете «почему же другой язык и территориальная граница являются сепаратизмом?»

Слово «сепаратизм» происходит от латинского слова «separо» (отделять, разделять, разобщать, обособлять, отличать) которое с помощью приставки «se» (отделение, устранение) становится противоположным другим однокоренным словам «pario» (делать равным) и «paro» (устраивать, организовывать, собирать, приобретать, приравнивать). Так вот желание создать другой отдельный язык и стремление к разделяющей и обособляющей территориальной границы (границы для того собственно и проводят, чтобы отделить одно от другого, а не наоборот) и есть сепаратизм, а появление отдельного языка и разделяющих границ на канонической территории одной Церкви и одного народа и есть печальное для меня торжество сепаратизма. И все Ваши рассуждения о том, что «мы боремся за свою независимость политическую, а не духовную», очень похожи на рассуждения в стиле «твое — это и мое, а вот мое -это только мое».

Так что образование государства «Украйна» на территории южнорусских земель останется торжеством сепаратизма, а не просто образованием очередного территориального общества по изучению местных особенностей. И здесь нет никакой мании величия Москвы. Причем здесь Москва — понять не могу. Я родился в Ленинграде, который теперь называется Санкт-Петербург и свои взгляды на проблему «украинства» сформировал еще в 1995 году, когда напечатал первую свою статью по этой теме, и жил я тогда в Питере. В отношении меня и моего творчества манию величия логичней (конечно, следуя Вашей логике) приписать С.-Петербургу. Город действительно в высшей степени имперский и повлиявший своей державной статью на мои представления об эстетике государственного величия. Мне кажется, Вы путаете манию величия (то есть безумное желание отсутствующего величия, которое и приводит к неадекватности мышления) и наличие величия (заслуженное, а значит спокойное обладание величием, что вырабатывает не патологические комплексы, а трезвость и рассудительность в государственном строительстве).

Очень Вы меня удивили, что «Украинский язык, за всю историю, был запрещен более 25раз!!?»

Предлагаю Вам перечислить не «более 25 раз!!?», ну, а хотя бы просто двадцать пять. Если в следующим Вашем ответе они будут представлены, готов публично и в любом указанном Вами месте признать свою профессиональную непригодность как историка. В противном же случае, то есть, если в следующем письма такового списка (даты и ссылки на указы, законы или распоряжения) не обнаружится, разрешите считать Ваше громкое заявление — «милой болтовней». Готов облегчить Вам задачу указанием на Полное Собрание законов Российской Империи (выходившее до революции и где печатались все подобные распоряжения), где в случае их наличия Вы легко найдете все жестокие распоряжения о запрете на «украинский язык». Буду ждать.

То же самое предлагаю Вам сотворить и по поводу Вашего утверждения о геноциде «украинского народа», проведенного в дореволюционной России.

Продолжая читать Ваше третье письмо далее, не могу дать никаких комментарий ни по поводу остановилась или не остановилась «украинская» культура после татарского погрома, ни по поводу подчинения Литвой «Украйны», ни по поводу «украинского» языка, который якобы стал государственным в Литве. Соглашусь только, что вопрос о существовании тогда «украинского языка» действительно не стоял, что исторически абсолютно точно. Во-первых, вопрос ставить было некому (за отсутствием «украинцев» вообще). Во-вторых, в Литовско-Русском или Русско-Литовском государстве государственным языком был так называемый западнорусский язык, практически (за исключением незначительных местных диалектизмов) идентичный языку, существовавщему в соседнем Московском государстве. Да и в-третьих, к сожалению для «украинофилов», сохранились и печать, и грамоты последнего князя галицко-волынского Юрия II. Так, в 1907 году в сборнике «Болеслав-Юрий II, князь всей Малой Руси» опубликована грамота от 20 октября 1335 году магистру Немецкого ордена Дитриху, в которой он, Юрий II, называет себя «Dei gratia natus dux totius Russiae myneris», т. е. «Божией милостью прирожденный князь всея Малыя Руси». А уже в 1370 году польский король Казимир III Великий уже по-гречески в письме к константинопольскому патриарху Филофею присваивает себе титул короля Ляхии и Малой России. Греческий текст за неимением греческого алфавита привести не могу. Подобные примеры отсутствия завоевания «Украйны» Литвой не единичны, но дальнейшее их перечисление займет слишком много места. Если не верить приведенным примерам, то если и ангелы сойдут с небес и подтвердят сию правоту, то настоящие «нацiонально — свiдомi украiнц?» все равно не поверят.

С «украинским князем Т.К. Острожским» порадовать Вас также не могу. Во-первых, инициалы «Т.К.» мне неизвестны, так как исторического князя звали Константин-Василий Константинович Острожский, а во-вторых, хорошо известна генеалогическая легенда, возводившая род князя к «королю Руси» Даниилу Галицкому, что и стало обоснованием лидерства Острожского в среде русского народа Речи Посполитой.

По поводу «ужасов царизма» и его несломленных жертв в лице князя Андрея Курбского, Ивана Федорова, преп. Максима Грека можно написать целую диссертацию, но если буду углубляться в эти сторонние для «украинства» темы, то мы ни к чему не придем в нашей переписке, то опускаю ее…

Попутно замечу, что никакого «Семена Патоцкого» не знаю, вероятно Вы перепутали его с Симеоном Полоцким, который уж точно не был «украинцем», потому что родился где-то в белорусских землях (некоторые считают, что в Полоцке).

О городах скажу, что считаю и Киев, и Владимир, и Москву, и Санкт-Петербург великими русскими городами и считаю бессмысленным рядится, кто более из них велик в нашей общерусской истории.

О времени Богдана Хмельницкого и деятельности Русского государства того периода можно писать всю жизнь. Знаменитый русский историк С.М. Соловьев посвятил этому времени несколько больших томов своей Истории, так что эту тему нужно обсуждать или обстоятельно, или никак…

Вот об одном из любимых «украинских» мифов о «зверствах» в Батурине, готов Вам кратко рассказать, уж больно он распространен. Начну с того, что Меншиков пишется без мягкого знака. Все батуринские «ужасы» «украинская историография» обычно берет из позднейшего знаменитого политического памфлета «История Русов», где казаки представлены этакими светлыми «лыцарями» без страха и упрека. Эти «лыцари», присягнув Петру I, переметнулись вместе с Мазепой во время Северной войны на шведскую сторону и охраняли в Батурине оружие и другие военные припасы «мазепинцев». Они ждали в Батурине подкрепления шведов, чтобы действовать против русских войск, но Меншиков смог решительным штурмом овладеть крепостью. Глава батуринских «мазепинцев» полковник Чечел, есаул Кенигсек с некоторыми другими «мазепинцами» «смело» бежали, но были пойманы верными казаками. Меншиков вопреки рассказываемым ужасам, достойным Нюрнберга, просто отправил всех этих «мазепинцев» в Глухов, где вскоре собралась казачья рада, низложившая Мазепу, избравшая на его место Скоропадского. Вот эта «человеколюбивая» казачья рада и казнила публично взятых в Батурине изменников. А те 23 тысячи южноруссов, которых якобы замучил изверг человеческого рода и царский сатрап Меншиков. преспокойно пережили эти времена, как об этом рассказал малороссийский историк Лавровский занимавшийся в конце XIX веке метриками города Батурина.

Неслабо ужаснуло меня Ваше прощение за Бога богохульника Шевченко из-за неизвестной исторической науке «трагедии своего народа». Думаю, никакая боль не имеет никакого отношения к следующему шевченковскому безумию:

Церков-домовина
Розвалиться… i з-пiд неi
Встане Украiна

С такими национальными героями, как предатель Мазепа и богохульник Шевченко — Святое Православие на «Украйне» всегда будет гонимо и поносимо, потому что невозможно одновременно почитать и добро, и зло. Что общего между светом и тьмою?..

По поводу того, что «Русь — Киевская» согласен, но, во-первых, где здесь «Украйна», о которой Вы говорите, а во-вторых, была и Московская Русь как наследница Киевской Руси, хотя названия «Киевская» и «Московская» им дали уже историки. В летописях же, что в «Повести временных лет» Киевской Руси, что в «Задонщине» Московской Руси, наличествует только «Русская Земля"…

Детский сад хотел пропустить без комментариев. Но вдруг живо представилась такая ситуация. Некий детский садик, где-то на просторах СССР, и в нем воспитатели спрашивают девочку (почему то представилась именно еврейская девочка?!) «А ну ка, милая малютка, ответь нам какая столица у нашего государства» и девочка, в семейном кругу которой тоже не велось «никаких СОВЕРШЕННО разговоров» на эту тему «с детской непосредственностью» весело отвечала, несколько коверкая букву «р» — «Столица нашей лодины — славный голод Билобиджан"… но история на этом почему-то не закончилась, потому что к девочке подбежала ее подруга и дергая первую девочку по-товарищески за косичку со знанием дела произнесла «А вот и нет — столица нашей лодины вовсе не Билобиджан, а… Тель-Авив"…

О себе же скажу, что не припомню, чтобы в моем детском садике в Питере мне бы приходилось чувствовать что-либо похожее. Я как-то больше страдал от омлетов, которые периодически давали нам есть, а я их не любил. Так что «издевательства» я терпел несравненно более легкие, чем Вы, от которой, по-видимому, требовали еще в детском садике предать «Украйну» и назвать таки треклятую Москву столицей государства.

Но все предыдущее меркнет в моих глазах перед следующим Вашим заявлением, что никто из Святых «не ставил вопрос о «мифичности» Украинской государственности, и тем более языка». Оно наиболее феноменально и заставило меня в начале этого письма (после рассуждений о Белоруссии) вопросить «Читаете ли Вы сколько нибудь внимательно мои письма к Вам?»

Во второй раз повторяю Вам высказывание Преподобного Лаврентия (Проскура) Черниговского (1868−1950) прославленного Украинской Православной Церковью Московского патриархата в 1993 году, который говорил: «Помните, наши родные слова — Русь и русский. И обязательно нужно знать, помнить и не забывать, что было крещение Руси, а не крещение Украины. Киев — это второй Иерусалим и мать русских городов. Киевская Русь была вместе с великой Россией. Киев без великой России и в отдельности от России немыслим ни в каком и ни в коем случае. Поляков понуждали завоевывать Русь. Православных теснили и притесняли со всех сторон. Очень не нравились слова: Русь и русский, поэтому назвали завоеванные поляками русские земли сначала Малороссией. Потом опомнились, что здесь есть слово «рос», и перезвали Окраиной. Слово «окраина» — это позорное и унизительное слово! — Какая окраина?! Чего и почему окраина, когда за этой мнимой окраиной находятся другие страны и государства?! И позже узаконили нам слова «Украина» и «украинцы», чтобы мы охотно забыли свое название «русский» и навсегда оторвались от святой и православной Руси».

Обратите внимание на мои выделения и на то, где стоят закрывающие кавычки, а значит, и оканчиваются слова Преподобного. Если это не осуждение «украинства» и «Украйны» как таковых, то можете смело по-шевченковски обвинять преподобного в «лукавстве» (и меня вместе с ним, потому что я хотел бы ассоциироваться с Преподобным Лаврентием, а не с Мазепой или Шевченкой) и «жестоковыйно» оставаться при своем упрямстве.

В конце Вашего письма есть абзац об эстраде, который меня почти совсем «добил», после всех этих «лукавств» и «шовинизмов». Удивляюсь — за кого Вы меня принимаете?! Эстрада совсем вне моих интересов, от Сердючки меня всякий раз подташнивает, когда его вижу (уж очень часто его показывают) по телевизору, а что же касается названной Вами группы «Океан Эльзы», то Вы мне наверно не поверите, но я впервые услышал от Вас об этих «титанах» «украинского духа».

«Украинская» эстрада «добила» бы меня вконец, если бы не Ваша заключительная фраза: «Кушаете вы и украинский борщик», после прочтения которой я немного оправился, утешившись приятными воспоминаниями…

Да, это правда.:)L Когда жена сподобится его сварить, я с удовольствием потребляю борщик!

Теперь постаравшись ответить по возможности на все Ваши вопросы от, А до Я, от Белоруссии до супчика, хотелось бы перейти к перечню своих вопросов.

1. Будете ли Вы спорить с утверждениями Преподобного Лаврентия, что «было крещение Руси, а не крещение Украины», что «Киев без великой России и в отдельности от России немыслим ни в каком и ни в коем случае», что «Очень не нравились слова: Русь и русский, поэтому назвали завоеванные поляками русские земли сначала Малороссией. Потом опомнились, что здесь есть слово «рос», и перезвали Окраиной. Слово «окраина» — это позорное и унизительное слово! — Какая окраина?! Чего и почему окраина, когда за этой мнимой окраиной находятся другие страны и государства?! И позже узаконили нам слова «Украина» и «украинцы», чтобы мы охотно забыли свое название «русский» и навсегда оторвались от святой и православной Руси»? Если будете, то являются ли мнения Святых Православной Церкви для Вас авторитетом? Если Преподобный Лаврентий не авторитет, то кто же для Вас авторитет?

2. Расскажите, пожалуйста, о происхождении таких слов как «Украйна» и «украинцы». Когда и где они были впервые были явлены православному миру? В каком историческом документе можно их увидеть воочию и где можно этот документ прочитать?

3. Что для Вас важнее быть православной или «украинкой»?

4. Считаете ли Вы своими национальными героями Мазепу, Шевченко, Грушевского и Бандеру? И если да, то за какие заслуги перед Православием?

5. Будучи прихожанкой Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (как Вы пишете), считаете ли Вы нужным окончательно быть автокефальной Церковью или сохранить статус нахождения в Московской Патриархии?

6. Если «Украйна», как Малороссия в XVII веке, будет присоединяться к России, что Вы лично будете делать? Вернетесь в состав России вместе с той территорией, на которой живете сейчас? Будете бороться с этим процессом воссоединения или будете переезжать в те области, которые еще не вошли в состав России?

7. Если «Украйна» прекратит свое существование и ее территория будет разделена между, скажем, Румынией, Словенией, Польшей, Венгрией и Россией то гражданином какой страны Вы станете? И почему?

С уважением, Михаил.

http://www.pravaya.ru/look/6623


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru