Русская линия
Время новостей Генри Феофанофф13.02.2006 

Вопиющие на площади и в пустыне
Протесты британских мусульман становятся более мирными

Мусульманская демонстрация в Лондоне, прошедшая в эту субботу, была не в пример мирной. Никто уже больше не скандировал «Смерть Дании», никто не являлся в костюме шахида и не требовал отрубить головы карикатуристам, осмелившимся рисовать пророка Мухаммада. Главный лозунг, стандартно отпечатанный во множестве экземпляров, можно было перевести примерно так: «Мы против разжигания религиозной нетерпимости».

Корреспондентка Би-би-си с просветленным лицом брала интервью, все сплошь преисполненные достоинства и сдержанного возмущения. «Мы пришли сюда заявить, что мы любим пророка Мухаммада, мир ему, больше, чем своих детей, родителей, мужей и жен», — убежденно говорила, стоя посреди Трафальгарской площади, девушка в бежевом хиджабе. «Но вы также хотели бы подтвердить, что привержены только мирным средствам протеста, не так ли?» — подсказывала корреспондентка. «Да-да, конечно, ислам — это религия мира, мы против насилия», — поспешно подхватывала девушка. А вокруг толпились люди со скучающими лицами, и режиссер, кажется, тоже затосковал, решил закруглить прямую трансляцию досрочно — уж сильно веяло отрепетированностью от демонстрации мусульманских трудящихся.

И это неудивительно, ведь ее организовали так называемые умеренные, то есть вросшие в систему исламские организации при поддержке мэрии, а по слухам, и более высоких инстанций. Говорят также, что участников манифестации тщательно просеивали, чтобы не допустить на главную площадь города радикалов. Но в результате вместо обещанных 30 тыс. удалось собрать лишь раз в пять меньше, а сама демонстрация протекала вяло, без огонька. Не то что две недели назад, когда у посольства Дании в Лондоне, что называется, пух и перья летели. Как сверкали глаза, какие неподдельные гнев и ярость читались на выразительных лицах, в какой мощный рев сливались тысячи голосов, требующих праведного возмездия. Сразу понятно, где настоящее выражение подлинных чувств и настроений масс, а где фальшь.

Тогда, по следам той первой, искренней демонстрации, полиция поначалу кинулась было хватать контрдемонстрантов — тех, кто пытался выступать в защиту права писать и говорить что угодно. Полицию вполне можно понять, задача ведь была поставлена сложная: с одной стороны, не допустить разгрома посольства, а с другой — не обидеть мусульман, проявить к ним уважение и терпимость. А тут вдруг еще эти со своей свободой слова, как будто специально подливают масла в огонь, сердят еще больше и без того сердитых и опасных людей. На следующий день, правда, выяснилось, что общественному мнению это не очень понравилось, и полиции пришлось привлечь для дальнейшего разбирательства и некоторых наиболее буйных исламских радикалов, в том числе одного бывшего наркодельца, нарядившегося шахидом.

Великобритания осталась одной из немногих западноевропейских стран, в которой датские карикатуры не были опубликованы ни одним печатным изданием. (О Би-би-си и других телеканалах и говорить нечего.) Их можно было увидеть только в интернет-пространстве. Газеты поздравляют себя и друг друга с проявленной выдержкой, но в Интернете среди авторов полно скептиков. Некоторые спрашивают: вы уверены, господа, что это мудрость, а не обыкновенная трусость? Может, вам просто страшно, особенно после июльских взрывов, оказаться внутри страны перед лицом исламского восстания, а вовне — столкнуться с остракизмом со стороны миллиарда мусульман?

Немало к тому же британцев (по причине слишком близкой дружбы с Америкой) находятся сейчас и в Ираке, и в Афганистане, так что любовь к свободе слова на родине может им выйти боком. А что может случиться с сотрудниками одного какого-нибудь конкретного издания, которое решилось бы проявить солидарность с датскими коллегами, вообще жутко себе представить — пришлось бы им уж точно натерпеться страху.

По официальным оценкам, в Британии живет менее двух миллионов мусульман, но их лидеры называют цифры гораздо большие. Численность общины растет удивительными темпами: и за счет более высокой рождаемости, и благодаря иммиграции. Исламская дуга протянулась по центру Великобритании — с севера страны до Лондона, с быстро растущими ответвлениями на запад и восток. Некоторые демографы предрекают, что через 10−15 лет во всех городах этой зоны мусульмане будут составлять большинство, будут формировать местные советы и так далее, а шариат станет главным законом, по крайней мере для мусульман. После этого спор между двумя основными британскими исламистскими школами Барельви и Деобанди о путях превращения Великобритании в исламское государство будет носить уже не слишком отвлеченный характер…

Пока же премьер-министр Тони Блэр решил сгладить впечатление от уж очень резких заявлений других британских официальных лиц, как-то чересчур сурово накинувшихся на датчан. Блэр призвал уважать «религиозные чувства людей», но при этом и насилие назвал «неприемлемой формой» протеста. А Захир Мирза (мусульманин, судя по имени) из графства Кент напомнил, что карикатуры, может быть, и заслуживают осуждения, но все же не пророка призваны были высмеять. «Некоторые мусульмане не заметили иронии. Ведь карикатуры точно отражают тот взгляд на ислам, который сторонники Усамы бен Ладена культивируют по всему миру: представление, что пророк каким-то образом является предтечей и вдохновителем действий современных террористов», — написал он в газете «Гардиан». Но его голос так и остался гласом вопиющего в пустыне.

http://www.vremya.ru/2006/24/5/145 274.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru